Схема рассаживания за столами

Схема рассаживания за столами
Схема рассаживания за столами
Схема рассаживания за столами
Схема рассаживания за столами
Схема рассаживания за столами
Павин Сергей Викторович: другие произведения. Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]       - Вы все знаете, Александр, скажите, когда народ наш станет адекватен и сможет "третьим глазом" оценивать тех, кто действительно что-то делает, а не декларирует одно, а совершает другое. - Спросил Николай у своего нового товарища, с которым он познакомился лишь неделю тому.    Они стояли в очереди за билетами на "американские горки" и как ни в чем не бывало, обсуждали последние события. В то время все крутилось около очередных выборов - реклама, СМИ, начальство на работе бурно обсуждало будущие кандидатуры, при этом руководствуясь лишь одним - своей собственной выгодой от прихода к власти той или иной партии. Часто все это объяснялось довольно легко, крыша такая-то, такого-то цвета и, соответственно, люди под флагами с таким цветом, рвущиеся в политику, становились самыми желанными для руководства.    Обсуждать они начали лениво, как бы нехотя, должно быть, понимая, как уже осточертели все эти темы людям. Но постепенно разговорились и, вдохновляясь вниманием друг друга, стали доносить свои мысли с особым рвением. Предвыборная горячка, которая царила в воздухе, служила катализатором, прилив энергии с "социально-бытового эгрегора" наполнял спорящих и буквально пёр через края.    Неожиданно один из собеседников поник.    - Ладно, Николай, пусть будет так, как вы хотите, это в принципе вполне соответствует и тому, что хочу я. Просто в отличие от вас, я, наверное, больше реалист. - Протянул Александр уставшим голосом.    - Вы, должно быть, утомились. А я вот нисколько, напротив, я не могу понять тех, кто отвергает вселенную с ее безграничным пространством, с множеством миров, цивилизаций, с ее законами и рассматривает все через призму некой маленькой планеты в этой бесконечности. Разве можно узнать истину, почувствовать ее, если добровольно превратил себя в столь ограниченное существо. - Произнес Николай все также возбужденно.    - Вы говорите об истине, но сердитесь, злитесь, значит это неправильно, - проговорил его собеседник с неким апломбом.    - Нет никакого однозначного толкования проявления энергичности, как ложного направления мышления. Все это извращено специально, чтобы гасить энергетику правды, ибо энергетика лжи всегда и так присутствует, и плохой, лживый человек брызгает слюной и злится, доказывая что-то. Таким образом идет выброс и воздействие на общество соответствующих вибраций, искажающих реальное восприятие мира. Но, как только кто-то из праведников позволит себе вспылить, чтобы сделать выброс в общество уже другой, созидающей энергии, так сразу черноркнижники обвиняют его в ереси, ибо добро должно быть слабеньким, хиленьким, незаметным и мало влияющем на общество в отличие от ненависти, злобы, зависти - всего, что разрушает и питает систему необходимой энергией. - Николай остановился и вгляделся в глаза Александра.    Тот, казалось, был несколько удивлен.    - Вы меня озадачили, - произнес он.    - Всего лишь отошел от общепринятых установок.    - Но истина, произнесенная со злостью, перестает быть истиной, где-то так все это понимают, - продолжал Александр уже более оживленно.    - А вот и нет, не перестает, а имеет некую большую вероятность потеряться, ибо злой человек не контролирует себя, он открыт для воздействия нижних вибраций, и его, конечно, могут подкорректировать, что также неоднозначно, ибо злость может быть лишь как усиление эмоции, а может быть с оттенками ненависти и эгоизма, последнее и теряет истину. Так что, если вы видите эмоционального человека, который что-то вещает, как вам кажется со злостью, выясните, что у него в душе - эгоцентризм или альтруизм.    - А как же это понять, если видишь человека впервые?    - Тут вам в помощь интуиция, "третий глаз", помощь свыше или как вам будет угодно, - закончил Николай и повернулся к кассе, как раз подошла его очередь.    Они взяли билеты и молча проследовали к кабинкам американских горок. В душе у Александра был переполох, помимо некоторых необычных вещей, которые рушили привычные представления о восприятии мира, он еще испытал некую энергетику собеседника, действующую как чашка крепкого кофе, а может и сильнее.    Когда дошло дело до рассаживания по местам, они как-то молча расположились рядом друг с другом, благо пришли впервые на эти аттракционы, без семей, возможно, чтобы опробовать, а уже затем порекомендовать.    - Ну что, страшно? - спросил вдруг Николай.    - Есть немного, а вам?    - И мне, - усмехнулся тот.    Они весело провели время. После американских горок посетили еще пару аттракционов и как дети радовались очередному испытанию. Когда казалось, что вот-вот взлетишь, что не выдержат конструкции, что не сработает страховка, в такие моменты они полностью находились в месте своего сидения, все миры сводились в одну точку и этой точкой была жуткая махина, которая подбрасывала и кидала, крутила и вновь подбрасывала. Этот адреналин был одинаково приятен как тем, кто мыслил категориями ближайшего окружающего, так и тем, кто уносился в своем воображении в бесконечную вселенную. Радость от того, что опасность минула и ты все-таки жив, вытесняла собой все сторонние мысли и как бы перезагружала мозг...    - Ну ничего себе, вот это бомба, главное живы, - проговорил с иронией Николай.    - Всегда есть недоверие к человеческому фактору, всегда присутствуют ошибки в расчетах, износ материала, все мы это помним, правда? - подмигнул его собеседник.    - Следовательно, страхи вполне обоснованы.    - По-другому быть не может, если только ты не сам собирал эту конструкцию и знаешь, как там обстоят дела с прочностью и тому подобное. - Александр посмотрел на часы, затем на небо. Собирались тучи, - должно быть скоро ливанет, - подумал он.    - А смерть это очередная неизвестность, которая может скрывать за собой все что угодно, - неожиданно произнес Николай, - мы боимся этой бездны...    - А еще боли, мучений, которые иногда сопутствуют переходу в мир иной. - Поддержал Александр.    Николай вздрогнул и поежился, порыв ветра помог ему найти этому объяснение.    - Холодно, - проговорил он, - однако не думал, что аттракционы наведут нас на такие мысли.    - Помни о смерти, - продолжал Александр, - классика, каждый момент нужно проживать как последний, с такой же ответственностью, ибо завтра может не настать и исправить будет невозможно.    - Да, я читал об этом и вполне согласен, но если помнить об этом ежеминутно, то можно и с ума сойти, ибо мы стараемся не думать о том, что несет с собой полную неизвестность. Разве не так? - спросил Николай, поднимая воротник куртки.    - Так, понять что там, что за великая тайна, это входит в один из смыслов нашего пребывания здесь. Это сродни поиску истины, и, пряча это от своего внимания, мы, тем самым, отходим от нашей великой миссии на планете - духовно развиваться и приближаться к великой скрытой реальности.    Мимо спешили люди, все чувствовали надвигающуюся непогоду. Пару раз их толкнули прохожие, ибо они и сами не заметили, как остановились посреди дороги. Столь серьезные темы разговора совсем не вязались с парком развлечений, тем не менее, они ввели собеседников в своеобразный гипноз, при котором окружающее отодвигалось на задний план.    - Я хотел бы продолжить наш разговор, если вы не возражаете, - проговорил Николай после очередного толчка прохожего.   - Сейчас мне пора идти, но мы можем встретиться на днях, можно в кафе, например. - Ответил Александр с одобрением.   - Конечно!    Так и началось их знакомство, они обменялись телефонами и договорились вскоре выйти на связь, ибо не всегда найдешь родственную душу. Тут уже не важно, кто на какой ступени познания мира, главное, что они совпадают в основном - в жизненной философии.       В этот день они, как обычно, зашли в кафе "Мираж", что территориально располагался в аккурат между их микрорайонами. Настроение было омрачено очередными выборами, народ по-прежнему верил в плохого и хорошего политика, которого ему подсовывала система, он не мог понять, что и тот и другой уже избран заранее и народу лишь предоставлялась иллюзия выбора. В то же время, радовало некое понижение общей гипнабельности людей, так как, те, кто больше всего вбросил в рекламу, в ролики, в бигборды на самом деле получили не лучший результат. И народ теперь выбирал не глазами и ушами, а своим пониманием, кто лучше, а кто хуже, исходя из конкретных дел. Симптомы для системы не очень приятные, ибо ей всегда в идеале нужен предсказуемый и управляемый народ, который бы, насмотревшись роликов про нужного человека, избрал именно его. В этот раз такого не случилось и где-то в далеких кабинетах, где чернокнижники разрабатывают методику глобального околпачивания, сейчас забили тревогу.    Все это понимали и уже обговаривали наши герои, и теперь, спустя две недели после выборов, они встретились за своим столиком у окна и, заказав кофе, принялись за очередное обсуждение текущей ситуации в духовном мире человека.    - Им бы хотелось, чтобы мы поверили в их гениальность, в их избранность и неземное происхождение только для того, чтобы у нас опустились руки, ибо, как бороться с тем, что настолько сильно? - проговорил Николай.    - Именно так, они приписывают к своей касте всех великих людей истории, тем самым накачивая матрицу своего могущества и непобедимости. - Поддержал Александр товарища. - Ведь многие даже в Гитлере видели избавителя человечества от людоедской системы, освободителя от пут международной мафии, авторитета. Поэтому и его они приписали к своим птенцам, мол, подсунули его специально, для решения сугубо своих вопросов, и он типа был управляем. Что тут правда понять сейчас сложно, но если даже и подсунули для своих целей, то надо признать, что Гитлер это понял и повел строго свою игру, которая совсем не нравилась системе.    - Он боролся с системой и строил свою, независимую от мирового управления, политику, так получается?    - Да, именно.    - И чтобы мы получили в случае его победы? Новую систему, основанную на нацизме? - не унимался Николай.    - Система искажает правду в свою пользу, и если надо чтобы Гитлер был монстром, то его будут поносить все СМИ и писатели. А то, что было бы на самом деле, никто не знает по простой причине - оно просто не произошло, оставляя тем самым непаханое поле для множества предположений и искажений. Нацист не дружил бы с другими нациями - миф, славяне недочеловеки - брехня, в составе вермахта воевала словатская армия, она, в частности брала Ростов. Далее, славянам не давали бы генеральские звания, особенно в СС и так далее и тому подобное. Но здравый смысл принесен в жертву некоему образу немецкого социал-национализма, который должен быть монстром. Я не оправдываю все то плохое, что было, но я не могу принять то, что специально искажается и завирается. - Продолжал вещать Александр.    - А ты оказывается тайный националист, не знал, - улыбнулся Николай, - даже удивлен.    - Ничуть, я просто понимаю, что когда рушатся границы во имя всемирного голодомора и сокращения населения до 1 млрд., то единственным препятствием на пути нездоровых психически управленцев планетой может стать интерес государства и народа его создавшего - это и есть здоровый национализм, в котором я не вижу ничего плохого. В противном случае под красивые лозунги о равенстве всех народов мы будем обезоружены перед произволом кучки проходимцев. - Многозначительно произнес Александр, чем снова удивил товарища, ибо тот не ожидал столь глубоких размышлений от своего нового знакомого, с которым они единственно обсуждали политику и некие популярные точки зрения на мировое правительство.    - Меня искренне радует твой уровень размышлений, видно, что каким-то образом ты выскакиваешь из матрицы привычных постулатов и пересматриваешь, казалось бы, незыблемые, навязанные обществу аксиомы. - Произнес Николай задумчиво.    - Благодарю, но очень важно с кем ты общаешься, важен взаимный духовный отклик, если он есть, то ты начинаешь познавать то, что казалось, уже знаешь с еще более глубоких позиций.    - Верно, это я также чувствую, поэтому изложу и свой взгляд на некоторые, казалось бы, всем известные вещи. - Начал Николай с воодушевлением. - Я буду говорить о том, что меня сейчас волнует и что мне снисходит свыше, возможно это даже не в тему, но именно об этом мне хочется сказать.    - Я только за, валяй, - улыбнулся товарищ.    Николай также улыбнулся, затем посерьезнел и начал:    - Те недалекие бездуховные персонажи, которые сейчас правят миром из-за поддержки неких темных сил, могут распространять свое влияние только на нижних вибрациях, т.е. тех, которые близки к инстинктам - жажда доминирования над себе подобными, как форма самоутверждения и доказательство, что ты чего-то стоишь в этой жизни. Далее - деньги, как то же самое, плотские утехи - секс, изысканная еда, комфорт. Все это находится в руках у чернокнижников и весь мир соответственно, который они контролируют, должен быть опущен на соответствующие вибрации. Тогда этот мир полностью для них предсказуем и мы полностью управляемы. Но, в силу своей духовной тупости эти мировые заправилы никак не могут осознать очевидной вещи, мы не ограничиваемся видимым миром, мы не отрезаны от влияния бесконечной вселенной, ее законов гармонии. И если они ввели уродство на некой ее составляющей, то вселенский разум, а он существует, можете назвать его Всевышним, заботится о том, чтобы подобная раковая опухоль была либо излечена, либо вырезана. Исходя из этого, идет защита от всего деструктивного, инородного, нежизнеспособного с законами гармонии безграничной вселенной, зато комфортного на коротком промежутке времени в рамках погибающей планеты.    Мы сейчас в руках не просто проходимцев, мы в руках идиотов, которые с помощью тотальной лжи и цветных фантиков, которые они печатают, захватили мир и в своей недалекости просто счастливы от радости - мол, удалось! Что удалось? Привлечь силы безграничной вселенной к нашей планете? которые или сотрут все с лица Земли, либо же вылечит, возможно, радикальным способом, все те метастазы, что внедрены сейчас повсеместно. Возможно всех этих лживых управленцев вместе со своей тошнотворно лицемерной агентурой они просто уничтожат нашими руками, либо же неизвестным вирусом поражающем лжецов - этого будет достаточно. Только возрастные ограничения, если человек врет после 16 лет, то он попадает под зачистку, как уродливое семя, которое не должно давать жизни другим семенам.    Вот чему радуются идиоты, считающие себя правителями мира - а на самом деле "пылинки" во вселенной. Они, вследствие своего дебилизма, смогли убедить самих себя, что это и есть вселенная. Так почему мы находимся во власти таких неадекватных уродов? Да потому что из нас с детства делают таких же неадекватных дебилов, как и они сами. Нам, как туземцам прививают липовые ценности - типа вот вам стеклышки, бусы, вот вам камешки, цветные фантики, а за это вы отдадите нам свое правильное мировоззрение и превратитесь в духовных амеб, которые бы радовались, что они смогли на "пылинке" во вселенной приобрести особняк и машину.    Т.е. в нас закладывают уродство восприятия и все это под контролем наиболее уродливой части населения, которая настолько сузила свое сознание и поверило в бредовою теорию избранности, что теперь ревностно наблюдает за остальными - чтобы они соответствовали нужному формату или прозябали в нищете. В последнем случае, заставляя человека заботится о пропитании, они заставляют его опускаться на уровень инстинктов.    Все мы теперь люди с "обрезанным мировосприятием" являемся невольными союзниками системы, но тупые ее создатели не могли предусмотреть, что излучения из бесконечного космоса начинают свое лечение и вскоре мы будем видеть человека интуитивно, т.е. их методика промывки мозгов с помощью политологов, политиков, журналистов, СМИ сводится на нет. Люди начинают видеть, вольно или невольно они интуитивно различают ложь. И красивый супермен, который хорошо говорит, не набирает нужное количество голосов, ибо люди отвергают подсознательно лжеца. И наоборот плохо говорящий, но честный и бескорыстный человек ими поддерживается.    Это крах лживой людоедской системы, это крах раковой опухоли на пылинке в бесконечном космосе, это излечение для народа, но смерть для уродства, которое нами правит. Они в своей недалекости пойдут дальше - будут вводить чипы, травить нас с воздуха, травить продуктами, прививками, они будут спешить, ибо оздоровительные излучения вселенной делают свое дело и все больше людей просветляется и воспринимает реальность, независимо от слов и красивостей вокруг.    Мировые управленцы торопятся, потому что вскоре это движение сметет их уродливую систему вместе с ее "двурогим божком". Объяснить им всю иллюзию своего счастья и ложность пути, по которому они ведут себя и человечество не удается вследствие уже органического поражения их сознания. Они уже не люди, а биороботы, которые выполняют чужую программу, но программа эта направлена и против них в итоге, ибо гибель человечества не оставляет шансов никому. Но объяснить им это невозможно, по крайней мере, большинству, поэтому в нашем просветлении они могут видеть лишь угрозу своим "великим делам" в рамках "пылинки во вселенной", которую они вследствие своего духовного дебилизма считают всей вселенной.    Поэтому они воспринимают здоровое со всех сторон стремление к гармонии с бесконечной вселенной, как нечто противоположное - крах мира. И это только из-за того, что будет крах их уродливой, лживой и подлой, но такой для них родной системы. - Закончил Николай и всмотрелся в товарища.    За столиком воцарилась тишина, нарушаемая лишь тихой музыкой кафе и сторонними разговорами.    - Зло, но по делу, - проговорил товарищ.    В это время подошла красивая официантка и осведомилась, не желают ли они еще чего.    - Еще кофе, - протянул Николай, - два? - спросил он у Александра. Тот кивнул, - два, - утвердительно закончил он.    Девушка записала и собиралась уходить, но, неожиданно остановилась и спросила:    - Может коньячку к кофе немножко?    Николай улыбнулся и посмотрел не товарища. Тот замотал головой.    - Вы наверное студентка? - спросил он затем у официантки.    - Да.    - Какой курс, если не секрет и чего?    - Четвертый, университет, филология. - Неохотно ответила девушка.    - Понятно, познаете доброе и вечное, чтобы затем нести в массы. Денег не хватает, учеба поди платная?    - Платная, и денег не хватает, - мило ответила девушка.    - Подумайте, почему создают вам такие условия, зачем заставляют вас познавать прелести рыночной экономики, зачем вас учат лицемерить и лгать в угоду прибыли? Думаете это объективные обстоятельства, поэтому в стране сейчас плохо, трудно с работой, с деньгами? - продолжал Николай.    - Думаю да.    - Нет, все это сделано искусственно для того чтобы приобщить вас к сообществу служителей системы.    - Вы смеетесь надо мной, извините, но у меня люди, заказывать что-нибудь еще будете? - немного раздраженно проговорила девушка.    - Да, коньячку пятьдесят.    - Хорошо, - она кивнула и исчезла в глубине зала.    - Ну и зачем ты начал умничать? - спросил Александр, - у девчонки сейчас одна проблема - выжить и по возможности остаться человеком, не стать проституткой, например. А ты ей о высоких материях..., тебе не кажется, что с голодным человеком не стоит говорить о ложности стремления к богатству.    - Хм, ну зачем впадать в крайности.    - Какие ж это крайности, это жизнь, ты вначале накорми человека, по аналогии, сделай ее учебу хотя бы бесплатной, дай ей стипендию, чтобы она могла просто учиться и познавать мир вокруг, а затем корректируй ее мировоззрение, разве не правильно? - продолжал Александр.    - Правильно, да только нас опередили, перехватили инициативу, у нас забирают наше будущее, забирают духовно здоровую молодежь и превращают ее в узколобых уродов, которым все что нужно для счастья - это деньги.    - А как же власть и слава?    - Это уже вторично, и они это хорошо усвоили, ибо видят каждый день кучу бездарностей по ТВ, которые раскручены и сделаны влиятельными людьми со славой и властью с помощью денег. - Ответил Николай. - Все это полностью под контролем системы, и она четко знает, кому это все давать и кого наделять атрибутами успешности. Таким образом, культивируется духовное уродство, лживость и безнравственность элиты, т.е. тех, кому система позволяет быть успешными. Все посыл в общество сделан, осталось только следить, чтобы это все работало, чтобы не возникали вот такие разговоры, как у нас с тобой, и чтобы их не понимали те, кто загнан в рамки урезанного восприятия окружающего, - он остановился и перевел дух.    - Это я понимаю, - поспешил вставить товарищ.    - Нет, не понимаешь, иначе ты бы не стал сейчас на сторону системы и не осуждал бы мои попытки достучаться до человека...    - Мне как-то неудобно по-человечески перед этой девочкой, у нее все же другие представления о мире, которые так просто не поломать, она воспринимает такие попытки, как насмешку над собой, - произнес Александр с сожалением.    - Давай теперь подумаем, кому выгодно ставить скромность, правила хорошего тона на службу деградации. Я понимаю, что человек к этому не готов, что безапелляционно лезть к нему с такими разговорами чревато непониманием и похоже на издевательство..., - Николай остановился и посмотрел на девушку, приближающуюся к нам.    Она поставила кофе и рюмку конька с долькой лимона и поспешила откланяться, как бы опасаясь дальнейших разглагольствований со стороны посетителей.    - Пока ты добился лишь отторжения и опасения, разве так несут истину? - улыбнулся товарищ.    - У нас нет понимания того, что мы на корабле под названием "цивилизация" который медленно, но верно движется к пропасти, туда, куда обрушивается море - к бездне, где все мы сгинем. - Николай сделал глоток коньяка и запил кофе.    - Именно такого понимания нет, а если и есть, то оно слишком размыто, куда-то движемся в то время когда нас окружает куча реальных проблем, которые нужно решать сегодня. Поэтому движение в бездну рассматривается всеми как некая философия, которая далека и может быть ложной. Ведь гораздо правильней наличие средств к существованию, без которых ты не сможешь выжить сегодня, чем рассуждения о корабле цивилизации, разве нет? - Александр, казалось, был доволен своими мыслями.    - Это и называется воспитание населения в правильном ключе, отрезанном от действительности и погруженном в иллюзию. Матрица, в которую нас загнали чернокнижники, на самом деле не оставляет шансов и верным ее служителям, ибо если народ зомбирован и оглуплен, то и команда капитанов, которые в рубке держат штурвал, неадекватна еще более. Ибо они знают и видят больше, но при этом умудряются тешить себя мыслями, что их спасут. В этом их духовная тупость и сумасшествие. - Он вновь хлебнул кофе и посмотрел на рюмку с коньяком.    - Это изобретение системы, не так ли, помогающее держать нас в неведении? - Александр кивнул на коньяк.    - Правда, с помощью химического средства нам помогают уйти от проблем в свои иллюзии, в которых почему-то все становится хорошо независимо от окружающей действительности. Но, как и все вокруг, это палка о двух концах, с одной стороны система с помощью этого превращает борцов в алкоголиков и понижает понимание происходящего. С другой, с помощью этого же химического средства, если употреблять его с умом и не впадать в зависимость, происходит снятие зомби программы, т.е. по аналогии, борозда в мозгу по которой текут наши мысли, проделанная воспитанием системы, может под действием алкоголя изменяться и вызывать уже не те образы и понимания, которые ждет от нас система. Правда если это происходит в компании несведущего быдла, которому главное нажраться, то их эгрегор может породить только еще худший вариант течения наших мыслей. Вот почему важно, с каким настроением и с кем в компании ты находишься во время сего таинства снятия зомби программы. К тому же, для этого достаточно совершенно умеренных доз алкоголя, не вызывающих опьянение. Другими словами, существует золотая середина, как и с любым лекарством, вот до этого оно лечит, дальше калечит и превращается в яд. - Закончил Николай и пригубил рюмку.    - А разве других методов снятия зомби программы не существует, та же медитация, например? Тебе не кажется, Николай, что ты сейчас просто оправдываешь свою любовь к коньяку? Твои рассуждения могли бы войти в рекламную компанию производителей спиртного. - Произнес Александр с грустью.    - Ты даже не представляешь как ты прав по отношению к многим, кто занимается именно самооправданием, им нравится уходить от реальности, создавать иллюзию благополучия и они с удовольствием воспримут любую заморочку в свое оправдание. Но ты забываешь о том, что это люди системы, которые ею воспитаны, и у которых уже сложились стереотипы поведения и отношения к жизни. Они всегда пили с одной целью - поймать кайф, и эта борозда уже проложена в их мозгу, они вливают в себя алкоголь и их выбрасывает на проторенную дорожку, нового там найти сложно, если только не вызывать соответствующий настрой. - Энергично сказал Николай.    - Настрой вызвать можно в соответствующей компании и при соответствующих мыслях, а как быть со среднестатистическим человеком, выпивающим ради искажения реальности? Вообще очень оригинальный подход к алкоголю, т.е. ты сторонник умеренного пития? Обычно встречаешь или рьяных трезвенников либо тех, кто за умеренное питье, в последнюю группу записываются как редкие блюстители этого правила, так и законченные алкоголики. Разве не так? - спросил товарищ.    - Так, именно поэтому такая информация для очень узкого круга, тем, кого ты описал ее давать нельзя, им нужно давать только жесткую и безоговорочную трезвость, ибо их борозда искажения действительности под действием алкоголь слишком глубока. Это также продукт системы, создание очередной иллюзии, куда сваливаются пьющие люди. Но, во время очередной зомби программы, как и любая тоталитарная секта, система становится явным противником алкоголя, разрушающего программу. Когда последняя уже внедрена в сознание и когда системе нужны борцы, исполнители приказов у которых должна быть ясная голова, она запрещает употреблять алкоголь своим верным служителям. И кто знает, на кого ты работаешь, когда несешь в массы лозунги о трезвости. - Николай произнес последнее предложение с какой-то тоской.    - Увы, ты сам не веришь в то что говоришь, ибо прекрасно знаешь, что любой допинг от слабости. Ты не уверен, ты сомневаешься, но хочешь получить энергию, хочешь смелость в принятие решений и тут на помощь приходит он, великий алкоголь, который в умеренных дозах может помочь принять решение. Просто подтолкнуть, эта энергичность воспринимается многими как просветление, типа вот выпил и пришло озарение, а до того момента мучился в выборе. Только тут, на мой взгляд, кроется ловушка, то, что имело сотни решений, после принятия алкоголя суживается до нескольких, среди которых выделяется явно одно, то, что тебе подсунет эгрегор, возможно же такое? - Александр отхлебнул свой кофе и покосился на суетливую официантку, которая проходила мимо.    - Все верно, и сужение сознания и смелость, но вот скажи мне, пожалуйста, как ты будешь выбирать из сотен вариантов принятия решения, один. Причем, во время волнения сознание отсекает все эти сотни и оставляет только явные несколько вариантов. С одной стороны ты волнением себя притупляешь, с другой - суживаешь алкоголем, где истина и где эгрегор, который тебе поможет? Ты выпил много, потерял контроль - ты почти всегда ошибешься. Но если ты снял волнение и, в общем-то, расширил сознание, то те явные несколько вариантов, которые тебе будут даны и есть верные с точки зрения здравого смысла. Ибо ты всего лишь усилил восприятие, главное, чтобы в это время тебя не окружали советники в кавычках, чтобы ты был с доброжелателями, и обязательно людьми нравственными и моральными, тогда шансы принять правильное решение возрастают, в отличие от трезвого напряжения. - Ответил Николай энергично.    - Мы сейчас заняты своим эго, у тебя своя точка зрения, у меня своя и где истина непонятно, но понятно, что ты будешь доказывать, лелеять свое эго, а я свое, что не даст нам принять сторону противоположную изначальному мнению. В этом наша человеческая слабость, ибо мы не боги.    - А вот тут опять можно поспорить, так как у некоторых эго как раз и получает удовлетворение от своего альтруизма, способности отказаться от своего прежнего мнения. Это ведь будет говорить о его высоком духовном уровне, оно может принять противоположную сторону, невзирая на лица, даже если все считают ту сторону враждебной. Но истина пришла именно с той стороны и отвергнутая многими в силу своего эго, она воспринята мной, это проявление высокоразвитого эго, которое более утонченное и радуется уже самому факту нахождения истины. Этот уже совсем близкий порожек к проявлению нашей высшей, божественной сути, тут уже происходит растворение нашего эго в мире света, в мире истины, где нет места себялюбию. - Произнес Николай все также энергично.    - Получается, что человек всегда со своим эго и только переход его в святые избавляет от этого? - спросил Александр.    - Вот именно, пока мы люди с нашими потребностями в еде, комфорте, сексе, мы всегда в той или иной степени будем эгоистами, просто у некоторых эго приближается к высшим уровням развития, где оно превращается в альтруистическое эго, а затем и полностью исчезает, а у других оно продолжает вести игры, в которых получает удовлетворение от честности, самопожертвования, заботы о других, но за все это оно жаждет награды - славы, известности, власти. Это уже типичный самообман, ибо с таким изощренным эго легко попасть под сторонне влияние и стать управляемым зомби. - Николай вновь пригубил рюмку.    Они посмотрели в сторону неожиданного шума. Кто-то уронил стул и разговаривал на повышенных тонах.    - А я тебе говорю, урод пошел на... отсюда, - доносилось до них.    - Да ты сука! - раздалось в ответ и в этот раз звук падающего стола, бьющейся посуды и крики окружающих слились в одно целое.    Началась потасовка, компания из нескольких мужчин и женщин повставали со своих мест и пытались то ли удержать, толи помочь кому-то набить морду. Туда уже спешили официанты и охранники, люди настороженно косились на скандальных соседей из-за своих столиков, некоторые также повставали.    - Вот нас и приземлили, - произнес Александр.    В это время кто-то из женщин завизжал: - убили!    - Да что там такое?! - возмутился Николай, поднимаясь с места.    - Не вздумай вмешиваться, там без тебя хватает народа! - бросил товарищ.    Началась большая и громкая потасовка, падали столы, сыпалась посуда. Охрана пыталась кого-то разнять, но в драку вступали все новые люди. Кого-то случайно задели, а кто-то решил вступиться за женщин, которые получали наравне с мужчинами.    - Полиция! - вопила какая-то женщина, то и дело прерываемая то ли пиханием, то ли ударами.    Неожиданно один из мужчин громко закричал:    - Прекратить! - И, достав откуда-то пистолет, произвел выстрел вверх.    По осыпавшейся штукатурке, стало понятно, что это не пугач.    Толпа от неожиданности оцепенела, затем медленно зашевелилась. Кто-то разжимал свои объятия вокруг соперника, кто-то поставил на место бутылку, которую совсем недавно собирался опустить на чью-то голову. А кто-то поднимался с пола, со злостью гладя на врага, его уложившего. Все медленно возвращалось на круги своя.    - Всем разойтись по местам, я не шучу, продолжал мужчина громким приказным тоном.    Кто со стонами, кто хромая, люди стали расходится. Теперь доносилось явное всхлипывание плачущей женщины, она оставалась на полу возле какого-то человека.    - Убили, - продолжала она, не обращая внимания на происходящее вокруг.    Охранники, вопросительно глядя на мужчину с пистолетом, стали приближаться к лежащему на полу.    - Да помогите же ему, - поторопил он их.    Они приблизились к жертве, один из них попытался отстранить женщину, но у него ничего не получилась, та вырвалась и снова присела рядом.    Тем временем другой проверял пульс пострадавшего.    - Умер, - громко провозгласил он.    Раздался крик женщины.    - Кто его?! - выкрикнул мужчина с оружием.    - Этот.    - Да он.    - Вот этот, - раздалось с разных сторон.    Все показывали на одного человека, вокруг которого образовалась пустота, все расходились и смотрели на убийцу.    - Он ножом, вот этим, - показал на пол один из мужчин.    - Это не я! - выкрикнул полноватый круглолицей мужчина с горбатым носом. - Это вранье!    - Это он, точно он, - проговорил очередной участник потасовки.    - Нет, это не я, я наоборот пытался удержать чью-то руку с ножом! - оправдывался тот.    Николай внимательно осматривал всех участников драки, это несколько удивило Александра. Он дернул его за рукав:    - Саня, нам лучше уйти, сейчас полиция придет, затянется надолго.    Взгляд товарища остановился на ком-то, это был суетливый худощавый мужчина с вытянутым лошадиным лицом.    - Это он, он убийца, - прошептал Николай.    - Ты уверен? - удивился Александр.    - Более чем, я это вижу...    Товарищи уставились на этого человека. В это время охранники уже крутили руки общепризнанному убийце.    - Однако ситуация, и главное сделать ничего нельзя, - продолжал Николай.    - Мда..., знаешь, кто убийца, а сделать ничего не можешь. - Поддержал товарищ.    - Как в большом, так и в малом...    Александр вопросительно покосился на Николая.    - Ты это о чем?    - Знаем, как система нас убивает и сделать ничего не можем, - загадочно проговорил он.    - Перестань сейчас не до высоких материй, - прервал его товарищ.    - Когда мы моргаем, где-то в бесконечной вселенной сотрясаются планеты, - продолжал вещать Николай.    Александр потянул его к выходу за рукав, затем опомнился и достал бумажник. Отсчитав несколько купюр, он положил их на стол, после чего, хотел вновь подцепить товарища, но тот увернулся.    - Подожди, я не могу этого так оставить, попытаюсь, только не мешай, подыграй, пожалуйста, - проговорил он быстро.    - В чем?! - удивился товарищ.    - Поймешь по ходу...    Николай достал мобильный и нажал какую-то кнопку. Раздался звонок, в воцарившейся тишине он был слишком громкий, все покосились в его сторону.    - Да? - ответил Николай. - Да мы на месте, нет, все здесь..., нашли..., он говорил негромко, но было отчетливо слышно.    Все смотрели на говорящего по телефону, Александру даже стало неловко за товарища, который мог разглагольствовать в такую минуту, не обращая внимания на случившееся. Хотя, он догадывался, что уже началось нечто и это является частью плана.    - Не тот? Я понял, да, сейчас сделаем! - закончил он и спрятал телефон.    После чего пошел к эпицентру трагедии жестом увлекая за собой товарища.    - Господа, прошу хранить спокойствие, ситуация под контролем госбезопасности. Мы здесь на задании, ловим преступника, все кафе под наблюдением наших скрытых камер, мы вынуждены вмешаться, так как оператор четко зарегистрировал произошедшую здесь потасовку. Со ста процентной вероятностью на отснятых материалах видно, что убийца не этот мужчина! - он указал на "арестанта".    - Предъявите ваши документы, - попросил один из охранников.    - Сейчас сюда подойдут работники госбезопасности и арестуют настоящего убийцу, терпение, - продолжал Николай. - Никому не расходиться.    В воздухе возникло гнетущее напряжение.    - Вам сказали, кто это? - осведомился один из мужчин.    - Да, но я ничего не буду предпринимать до прибытия наших людей. - После этого Николай демонстративно уставился на человека с лошадиным лицом и сделал несколько шагов к нему. Последний заметно занервничал и когда Александр также стал приближаться, резко бросился к барной стойке.    - Задержите его! - крикнул Николай.    Мужчина с пистолетом бросился вслед за убегающим предварительно выстрелив в потолок.    - Стоять! - заорал он.    Убийца перепрыгнул через прилавок и очутился возле официантки. Тут же он взял с подноса нож и, схватив девушку, приставил к ее горлу.    - Стоять! - крикнул он, - я ее убью, если кто-то приблизится! - он поволок заложницу к служебному выходу.    Охранники отпустили бывшего подозреваемого и стали медленно двигались к барной стойке. Мужчина с пистолетом делал то же самое.    - Не дури, брось девчонку! - проговорил он приказным тоном, не спуская пистолета с убийцы.    - Я не шучу, - заорал тот, - всем стоять!    После чего его лошадиная морда скрылась в темноте служебного помещения вместе со своей заложницей.    - Вы дадите ему уйти? - спросил мужчина с пистолетом у Николая. - Я майор уголовного розыска, - он вынул удостоверение и направил к глазам Николая.    - Это не наша операция, я без оружия, - бросил Николай и быстро последовал в сторону выхода. - Кто-то знает убийцу? - спросил он уже в дверях.    - Да, я знаю.    - Я тоже! - Последовало несколько ответов.    - Хорошо, - бросил Николай и, увлекая за собой товарища, поспешил на улицу.    Они вышли наружу и пошли прочь от злосчастного заведения.    - Получилось! Надо же, получилось! - причитал Александр. - Ты молодец, как же это удалось тебе? Как ты его увидел?    Мимо пронеслась машина с мигалками, она затормозила у кафе и из нее высыпали стражи порядка в полной экипировке.    - Ну вот, - удовлетворенно произнес Николай, - правосудие свершилось.    - Не торопи события, его еще не поймали.    - Зато мы спасли невинного человека и все знают кто убийца.    - Ты молодец, даже не знаю, как рассказать об этом случае. Может ты случайно узрел в толпе того, кто действительно ударил ножом? - спросил Александр. - Хотя, я же точно видел - все происходило под столами, там было много людей, а этого мужика я вообще не видел...    - Вот так и объясни жене или кому ты там хочешь, - произнес Николай, - скажи, что я случайно заметил, кто убил.    Они свернули на другую улицу.    - Но ведь ты не видел? - с сомнением поинтересовался товарищ.    - Нет, Саша, я это видел не глазами, я это почувствовал интуитивно, должно быть третьим глазом.    - Ну ты даешь, молодец, - подвел Александр черту и остановился. - Он преградил дорогу товарищу и посмотрел ему в глаза. - Ты не все мне рассказываешь, далеко не все, я это чувствую. Но я не в обиде, я понимаю, что обезьяне нельзя давать играться с гранатой, а я еще на уровне примата для тебя...    - Перестань, ты не прав, - мягко произнес Николай.    - Ты прекрасно знаешь что прав, но я буду стараться, я очень буду стараться, так как вижу в этом свое предназначение, это что-то настоящее, ради чего стоит жить! - эмоционально продолжал Александр, - я давно искал то, ради чего стоит жить!    - Я понимаю, успокойся, если все так и есть, то ты всего достигнешь, и поймешь, что я сегодня не такой как я завтра, и что сегодня я ясновидящий, а завтра просто человек, который борется со страстями и, понимая это, не делает ничего, просто ждет, когда опять вернется под лучи света, - произнес задумчиво Николай. - А сейчас дай мне пройти, уже поздно, дома жена ждет. - Он мягко отстранил товарища рукой.    - Вот так просто? - разочарованно произнес Александр.    - Все просто, не надо усложнять в этом иллюзорном материальном мире ничего, оно того не стоит.    - Стой! - товарищ схватил его за руку, - не усложнять? - спросил он гневно, - а тому человеку, которого только что убили в иллюзорном мире, ты тоже бы сказал не надо усложнять, оно того не стоит?    - Все? Я могу идти? Я не выпендриваюсь, пойми, то, что хотят раздуть из этой придуманной матрицы, которую мы воспринимаем каждый день, как настоящую жизнь, не стоит на самом деле и десятой части нашего внимания. Это главная аксиома, которую нужно уяснить для себя и не злись, что сегодня ты этого не понимаешь, ибо завтра тебе может быть стыдно. - Николай вырвал свою руку, чем привлек внимание спешащих прохожих, некоторые предусмотрительно обходили конфликтующих мужчин. - Пока, Саша! - вскинул он руку в приветствие, и пошел прочь, оставляя озадаченного товарища.    Александр, какое-то время смотрел ему вслед, затем резко бросился за ним, огибая случайных прохожих.    - Коля, стой! - крикнул он.    Товарищ остановился.    В это время огромная черная машина на большой скорости выскочила на тротуар и врезалась в стену дома.    Как оказалось, это был джип с женщиной за рулем и значком "у" на лобовом и заднем стекле. Николай почувствовал, как по его куртке скользнуло боковое зеркало машины.    Огромный грохот, женщина-водитель, кричащая из-за подушки безопасности, куча народа, мигом столпившегося вокруг, все слилось в одно целое перед глазами Александра. Он ошалело наблюдал, как его товарищ поворачивается к машине, как он качает головой, помогает вместе с другими вытащить женщину. Та плачет, но стоит на ногах, она цела и невредима, хоть удар был и достаточно сильный, должно быть, подушка безопасности качественно выполнила свою работу.    Он стоял и не решался подойти, не верил своим глазам и чувствовал мистику момента.    Николай через какое-то время сам подошел к нему.    - Спасибо за урок, - сказал он Александру.    - Какой урок?    - Ты спас меня, мои пару шагов стоили бы мне жизни. Сейчас бы меня отдирали от стены и капота машины, - произнес он.    - Я хотел..., извиниться, - прошептал Александр.    - Ты сделал гораздо большее, это знак для меня. Я задрал нос, как ты заметил, поставил себя выше, пусть неосознанно с мыслями о всеобщем благе, но все же, я почувствовал свое превосходство, будто я этого достиг, потому что это я! Я забыл, что мне позволили кое-что увидеть, приоткрыли мне дверцу, именно вследствие моего образа мыслей..., - он прервался и дружески хлопнул Александра по плечу. - Понимаешь, мне позволили, потому что я не эгоист, потому что я создал необходимую формулу для восприятия света...    - Формулу? - удивился его товарищ.    - Я это так называю, наши действия в жизни, наши мысли - это набор составляющих этой самой формулы, если чего-то будет не хватать, например скромности или альтруизма, то окошко, дверь закрывается, и ты попадаешь под влияние кураторов эго и лицемерия. Понимаешь? Ты думаешь, что по-прежнему твоя интуиция, твой третий глаз - это связь с миром света, а это уже перехвачено служителями тьмы. Ты опираешься на свое шестое чувство, а оно уже ведомо сатанистами.    - Я понимаю Коля, понимаю..., - прошептал Александр.    - Ты в данный момент выше и чище меня, твое незнание чего-то совсем не мешает тебе оставаться светлым и духовно стойким. Ты смог увидеть, а я нет, потому что у тебя была связь с миром света, а я ее потерял..., надеюсь на время, - он протянул руку товарищу и крепко ее пожал. - Спасибо тебе, знания придут, знания не панацея, главное это твой дух, твоя чистота.    Александр не мог в это поверить, Николай, который недавно был для него недосягаем в своем понимании мира, называл его своим учителем!    - Ты смутил меня, - проговорил он неуверенно, - возможно ты ошибаешься и это простое совпадение, я не настолько чист и вряд ли достоин такого внимания со стороны сил света.    Тем временем подъехали гаишники. Им кто-то указал на Николая, один из них отделился и направился к нашим героям.    - Лейтенант Сорокин, - представился он.    Товарищи недоуменно уставились на офицера, их мысли сейчас были далеки от всего этого, благо пострадавших не было, а разбитая железяка стояла далеко не на первых местах в их понимании жизненных ценностей.    Николай и Александр рассказали все что видели, после чего подписали протокол и пошли прочь от злополучной машины.    Уже стемнело, когда они подошли к дому Николая.    - Ну, теперь я спокоен, - произнес Александр.    - Ты о чем?    - Сегодня день слишком насыщенный, даже не верилось, что он может вот так взять и закончится, я боялся за тебя, - продолжал он.    - Понятно, решил выступить в роли телохранителя, - улыбнулся товарищ.    - Возможно, ты насолил тем, кто контролирует систему, ее высшей касте, чернокнижникам, они увидели в тебе угрозу, поэтому и появилась та женщина, - как-то неуверенно произнес Александр.    Лицо Николая посерьезнело.    - Если так, то я засветился на высшем уровне, сам не знаю чем собственно, тем, что спас этого человека? - спросил он товарища.    - Возможно, эта подстроенная схема должна была вывести из игры какого-то важного человека, возможно, это был хитрый план, который ты нарушил, плюс ко всему показал свои способности.    - Саша, ты знаешь, это похоже на правду, а если учесть что ты сейчас выступаешь в роли учителя, то все так и есть.    Александр изумленно вскинул брови.   - Нет, не спорь, я знаю что говорю, - поспешил продолжить Николай, - если это идет через тебя в данный момент, то велика вероятность, что так оно есть. Спасибо, теперь надо всерьез подумать о безопасности.    - Можешь на меня рассчитывать.    - Дело не в этом..., если они приговорили, то охрана тут не поможет.    - А что поможет, что? - не унимался Александр.    - Как это не странно звучит, но смена места жительства, да и самой физиономии, - может дать шанс. - Николай посмотрел на подъезд и протянул руку для прощания.    - Ты серьезно? - удивился товарищ.    - Вполне, если им надо, то президенты погибают, а что уж говорить про меня, простого смертного, будем надеяться что это не так...    - Вот черт, почему я это сказал? Может я просто пофантазировал, может же что-то идти чисто от меня, ведь может? - в отчаянье спросил Александр.    - Может, конечно может, успокойся и иди спать, иди к семье и постарайся забыть о своих фантазиях..., - загадочно произнес Николай и улыбнулся.    Они простились и разошлись.    Оказавшись в своем подъезде, Николай на миг остановился. Он всмотрелся в темноту, и, ничего не увидев, ринулся вперед. Его чувства обострились, любое движение в темноте сейчас вызвало бы вброс адреналина, ибо все, что сегодня произошло, никак не располагало к расслаблению.    "Какого черта тут никогда нет света", - сокрушался Николай, поднимаясь на четвертый этаж. "Бомжи выкрутили лампочки, а может и свои, жалко, что мы не можем сделать кодовый замок на подъезд", - продолжал он размышлять, отгоняя от себя страхи.    В их подъезде не удалось набрать нужного количества желающих, возможно по причинам экономии либо простого непонимания, поэтому он оставался открытым для маргиналов и люмпенов, а запах мочи в пролетах между этажами стал уже привычным.    Когда из темноты на него выскочил человек, Николай даже не удивился, настолько это совпало с его напряженным ожиданием чего-то, он успел только заметить, как его собственное тело отскочило в сторону, затем, сделав пару шагов вверх, резко выкинуло ногу назад.    Резкий стон и хватание ртом воздуха говорили о том, что удар получился в область солнечного сплетения незнакомца. То, что сознание Николая не успевало за действиями своего тела, его не удивляло, он знал, что в такие моменты в человеке просыпалось сверхъестественное, то, что дремало в обычном состоянии, особенно, если человек достигал высоких уровней духовного развития.    Как бы там ни было, Николай понял, что терять времени нельзя. Пока незнакомец скрючился в попытке прийти в себя, он резко схватил его за шею и прижал к себе. Когда тот обмяк, он ослабил хватку и прислушался, незнакомец слабо дышал. Николай посмотрел на то, что выпало у него из рук. Это был нож, по очертаниям совсем не столовый, скорее охотничий.    Николай быстро извлек ремень из брюк незнакомца и перетянул ему руки. После чего позвонил с мобильного в полицию.    Бороться с системой с помощью ее же полиции? - усмехнулся он про себя, но другого выхода не оставалось. Незнакомец тем временем приходил в себя.    Николай позвонил жене и все объяснил, ты мигом прибежала с фонарем в руках, благо до квартиры оставался один этаж.    - Коля! Как же так?! - испуганно произнесла она и посветила на незнакомца.    Теперь можно было разглядеть его лицо, хоть он и зажмурился от света. Это был кавказец, либо же араб, рассмотреть тонкости не получалось.    - Кто тебя послал? - спокойно спросил Николай, прижимая к себе жену.    - Никто, я сам, - ответил тот без всякого акцента.    - Не ври, сейчас приедет полиция, но, если скажешь правду, я тебя не сдам, скажу что убежал...    - Коля! - укоризненно вскрикнула жена.    - Тихо, я знаю что делаю, так будет лучше, - постарался он ее успокоить.    - Отпустишь меня? - с сомнением спросил неудавшийся киллер.    - Нет, спрячу на время в гараже, а там посмотрим, если сказал правду, то через пару дней отпущу.    - Нет уж, не надо, лучше в милицию, я вообще не пойму, чего ты на меня напал! - выкрикнул незнакомец.    - Отпечатки на кинжале, не открутишься, - спокойно сказал Николай.    - Ну да, ну да, лучше бы тебе меня просто отпустить, тогда бы я тебе сказал, а так, ничего не докажешь. Нож не мой, ты мне его в руку вложил, когда придушил, давай, давай, сдавай меня ментам, - усмехнулся киллер.    - Ты еще и смеешься! - Николай вновь обхватил его за шею и грозно прошептал, - а я тебя сейчас просто придушу...    Незнакомец напрягся.    Николай немного сжал руку и тот хрипло заговорил:    - Ты что, не надо, тебя же посадят!    - А кто сказал, что я ментов вызвал? Да я братву вызвал свою, сейчас тебя за ноги подвесят и..., будут битой лечить, - зло проинес Николай.    Незнакомец улыбнулся, было видно, что он не поверил.    - Что и требовалось доказать, ты знаешь кто я, значит ты тут не случайно, - продолжал он, - хозяев больше ментов боишься, правда?    - Ну хватит уже, хочешь узнать кто заказал, отпускай, а нет, так и..., - прошипел незнакомец зло.    Полиция приехала быстро, все записали и запротоколировали. Незнакомец постоянно выкрикивал, что это подстава, что они возвращались откуда-то вместе и поссорились, и что Николай пообещал его посадить. Возле подъезда он оглушил его чем-то тяжелым и мягким. Когда он очнулся, то обнаружил себя в этом подъезде.    Николай даже подивился, насколько быстро тот сориентировался. Видно, что киллер был не из простых и подготовился к провалу. Вот только непонятно на что он рассчитывал, ведь у Николая был свидетель - Александр, который довел его до дома, и киллер это знал.    После всего услышанного полиция, не обратив никакого внимания на жену, которая пыталась убедить их, что все это ложь, решила забрать в отделение обоих.    В машине их посадили напротив друг друга и каждого пристегнули наручниками к решетке. Киллер все время улыбался и подмигивал Николаю, было видно, что он абсолютно уверен в своей безнаказанности.    Это несколько разозлило Николая. В его голове возник хаос, он думал, как сейчас вызвать товарища - это его алиби. На все его просьбы связаться с Александром там, в подъезде, следовал отказ, мол, все в отделении у следователя. Оставалось только размышлять, что ждет его дальше и насколько стоит впутывать в это дело Александра.    Вскоре они оказались в коридоре районного отделения милиции.    Следователь, который почему-то оказался на месте в столь поздний час, устало смотрел на Николая из-под очков. Его седая короткая стрижка выделяла полное лицо и нос картошкой. Он чем-то был похож на Дукалиса из сериала про милицию.    - Вы знакомы с Антоном Владимировичем Крюковым? - спросил он с безразличием.    - Нет, не знаю такого, - ответил Николай.    - Тем не менее, он вас знает и утверждает, что вы возвращались вместе. Откуда вы возвращались вместе?    - Я прошу вас позвонить тому, с кем я был в этот вечер в кафе, где, кстати, меня видели многие, думаю, меня там запомнили.    - Какое кафе?    - Названия не помню, мы зашли туда спонтанно, на улице Пушкинской, там сегодня, кстати, произошло убийство, возможно, вы в курсе, - спокойно произнес Николай.    - Убийство? В кафе? Минуточку....    Следователь поднял телефон и попросил сводку происшествий по улице Пушкинской. Через мгновенье его лицо оживилось, похоже, новость его взбодрила.    - Свидетели все опрошены? - спросил он спустя мгновенье, - двое нет, ушли до приезда опергруппы, понятно..., - он положил трубку и посмотрел на Николая с интересом. - Так это вы главные свидетели?    Николай кивнул.    - Почему же вы не дождались полиции?    - Там и без нас было полно народа, мы бы ничего нового не сообщили.    - Ну да, например, что вы увидели, кто ударил ножом потерпевшего, - раздраженно произнес следователь.    - Это могло бы помочь, если бы убийца сам себя не выдал, кстати, его поймали?    - Ушел..., вы важные свидетели, другие знают обо всем с ваших слов. Если это действительно вы, то мы вас отпустим после очной ставки, а пока посидите у нас.    - Посидеть у вас? Сколько? - взволнованно спросил Николай.    - Повторяю, если все так и есть, вам боятся нечего, завтра все выясним, сейчас уже поздно.    - Так и отпустите, а завтра я к вам приду во сколько скажите.    - Нельзя.    Следователь был неумолим, поэтому Николай вскоре очутился среди еще троих задержанных. В какой-то момент ему показалось, что один из них похож на того, кто напал в подъезде, но потом понял, что ошибся.    Эту ночь ему предстояло провести среди трех незнакомцев. Николай понимал, что система может сработать быстро и среди них вполне может оказаться очередной наемник, поэтому твердо решил не смыкать глаз. Но, каково же было его удивление, когда через пару часов, дверь тихо отворили и в очередном арестанте он узнал киллера с подъезда.    - Простите, - обратился Николай к конвойному, - этот человек пытался меня убить, а вы садите вместе со мной?!    - Ничего не знаю, - ответил тот и закрыл дверь перед его носом. - Срочно сообщите это следователю, слышите?! - крикнул Николай через дверь.    Послышались удаленные шаги, конвойный ушел не ответив.    - Да успокойся ты, это я должен тебя бояться, - с издевкой произнес вновь прибывший.    - Правда? Очень хорошо, значит ты тоже против! - Николай застучал по массивной двери.    - Мужик перестань, только проблем себе наживешь, - сказал один из троих сидельцев.    - Для меня уже проблем выше крыши! Находится в одной камере с тем, кто меня пытался убить, - эмоционально бросил Николай, продолжая стучать по двери.    Дверь отворилась, и на пороге возникло два стража порядка с дубинками наготове.    - В чем дело?! - раздраженно бросил один из них.    - Вот этот, - Николай указал на вновь прибывшего, - пытался сегодня меня убить в подъезде, я требую нас разделить!    Милиционеры переглянулись и, недолго думая, вывели из камеры возмутителя спокойствия.    Но порадоваться Николай не успел, так как тут же в коридоре на него посыпался град ударов дубинками. От боли перехватило дыхание и он лишь смог выдавить:    - Прекратите, я буду жаловаться.    На что получил лишь усиление ударов.    Закончилось все так же неожиданно, как и началось, его впихнули обратно.    - Будешь стучать, пеняй на себя! - бросил напоследок все тот же полицейский, после чего дверь затворилась.    Николай прислонился к стене и почувствовал боль по всему телу.    - Мужик, я же предупреждал, если они так решили, то все. - Раздался голос все того же арестанта. - Ну зачем ему сейчас тебя убивать, это же подписать приговор, так что успокойся.    - Не верьте ему, все брешет, продолжает врать для правдоподобности, - произнес неудавшийся киллер. - Думает, что тут подсадные сидят.    - Понятно, - сонно произнес арестант и отвернулся к стенке.    Киллер посмотрел на Николая и подмигнул.    - Ложись спать, - произнес он с издевкой.    - Не хочется что-то, посижу еще. - Николай расположился за столом.    - Ну-ну, - усмехнулся киллер.    - И ты садись, поговорим.    - О чем нам говорить, ты же меня подставить хочешь, о чем с тобой можно говорить? - деланно возмутился тот, косясь на других арестантов.    - Вот об этом и поговорим, присаживайся, спокойно продолжал Николай.    - Ну давай, только быстро, мне спать охота.    - А ты не о хозяевах своих думай, ты о себе думай, - загадочно произнес Николай, - пойми, мой босс гораздо круче всех твоих вместе взятых, гораздо, даже не сомневайся...    - Хм, о чем ты? - равнодушие с лица неудавшегося киллера немного сошло.    - Лучше подумай, чем это я так напугал твоих хозяев, подумай..., а я помогу...    - Давай-давай, работай на подставные уши..., а я помолчу.    - Помолчи, конечно, помолчи, но смотри, как бы навсегда тебя не заставили замолчать.    - Хм, угрожаешь, ну-ну...    - Предупреждаю, ты ведь не знаешь зачем и кто тебя нанял, ты ведь слушаешь ту байду, что тебе вешают, а я просветить могу. - Николай подивился несвойственному для него сленгу и понял, что специально впрыгнул в этот эгрегор, дабы быть более убедительным. - Ты думаешь, что могущество твоих боссов настолько велико, что они смогут тебя отовсюду вытащить и везде отмазать, поэтому ничего не боишься? Не можешь представить, что кто-то может быть выше их, в этом твоя тупость и ограниченность, ты зомби, исполнитель, которого тут же уберут, уберут, как только он выполнит задание. В тихом месте, или на улице, дома, тебе станет плохо с сердцем..., даже не сомневайся, а лучше вспомни про своих коллег не проснувшихся. Вспомни, у них ведь было бычье здоровье, а тут сердце, странно, правда? - Николай считывал эту информацию откуда-то изнутри, он был уверен в ее подлинности, поэтому решил не останавливаться пока этот "канал" не закрылся.    Лицо киллера изменилось, от деланного равнодушия не осталось и следа, он впился глазами в Николая.    Тот между тем продолжал:    - Теперь подумай, откуда мне это известно? А еще подумай о тех невидимых и всемогущих покровителях, которых тебе отрекомендовали, как самых сильных на планете. Подумай и пойми, что как бы они не были высоки, есть еще продолжение, правда? Есть еще кто-то над ними, как считаешь?    - Ну, все сказал? Не пойму о чем ты...    - Врешь, ну да ладно, это сейчас не имеет значения. Просто представь нашу планету в бесконечной вселенной, просто представь, - Николай постарался в воображении вызвать эту картинку, затем сосредоточился на области "третьего глаза" собеседника, это должно было ему помочь. - Ну вот, среди триллионов звезд и планет есть наша, - продолжал он.    - Ну ты даешь мужик, ты еще про летающие тарелки и инопланетян ему расскажи, - произнес кто-то из арестантов со смешком.    - А ты и не слушай, не для тебя говорится, - бросил Николай и поспешил продолжить, так как чувствовал - собеседник на его волне.    - Мне неинтересно, - ответил киллер неуверенно.    - Потерпи..., так вот, в этой точке, пылинке вселенной, живем мы с тобой. Я это понимаю, что это всего лишь песчинка, а вот ты считаешь, что это и есть весь мир, воспринял?    - Нет, не понимаю, я не считаю, что эта песчинка - весь мир, - попытался возразить собеседник.    - Считаешь, потому что тебе засрали мозги, затуманили, сделали из тебя дебила. Поэтому ты думаешь, что круче твоих боссов нет, но теперь пришло время просветления, я помогу, и если хочешь, спасу твою жизнь, ибо ты уже приговорен, это так же верно, как и то, что произошло с твоими коллегами. - Грустно произнес Николай.    - Хм..., - только и выдавил собеседник.    - Зачем я это делаю? Потому что ты винтик, пешка, которую уничтожат, а я нет, у меня великая миссия, и ты не имеешь права ее прерывать... Понимаешь? Взамен, ты останешься жить и получишь защиту от твоих всемогущих тварей.    Лицо киллера менялось несколько раз, было видно, что он то и дело принимает деланно равнодушную маску и с каждым разом это получалось у него хуже. Эта внутренняя борьба с тем, что должно быть и что есть на самом деле, его измотала. На лбу выступила испарина.    - Тебя Дмитрием зовут, если не ошибаюсь, - спросил Николай, вспоминая протокол.    - Верно, но..., я не собираюсь тебя убивать, - ответил тот неуверенно.    - Значит ты все-таки умный человек, а вот теперь послушай внимательно. В бесконечной вселенной правят некие законы..., понимаешь, они есть, они не меняются во времени и в зависимости от расстояния, ибо они вечны. - Николай перешел на полутон.    - Ты не поверишь, но я иногда думаю об этом и мне очень интересно понять, почему эти законы, которые вечны, допускают все что мы видим, - также полутоном ответил киллер, - ведь там царит правда и свет, да?    Николай был несколько обескуражен такой переменой в этом человеке, он на миг задумался - игра это или правда, затем продолжил:    - Законы существуют независимо от нас, и мы на них повлиять не можем, если ты лжец и подлец, то выпадаешь из некоего поля света, который влияет и защищает тебя. Слышал, наверное, про интуицию, третий глаз?    - Ну?    - Когда ты порядочный человек, ты находишься в поле духовного развития, гармонии, ты получаешь сигналы об опасности на уровне недоступном для мозга. Когда кто-то или что-то затевает в отношении тебя или других плохое, они также излучают в пространство свои мысли и намерения. Ты их будешь воспринимать как опасность, только если находишься под спасительным полем света. Поэтому, когда тебе собирается упасть на голову кирпич, ты остановишься и о чем-то подумаешь, проверишь шнурки. Так это работает, а когда тебе подсылают киллера, ты также это чувствуешь и принимаешь меры, - Николай остановился и посмотрел на койки арестантов.    - Это всегда работает?    - Нет, не всегда, а только если ты делаешь, думаешь и говоришь одно и то же и это в русле божьего промысла, понятно?    - А если нет? - Киллер едва заметно улыбнулся.    - А часто именно нет, поэтому мы имеем смесь подсказок от светлой и темной стороны. Причем темная подсказывает нам также в виде знаков, но только она заботится о том, чтобы ты оставался в ее поле, чтобы ты не становился лучше, а оставался тем же моральным уродом, лгуном и т.д. Поэтому темная сторона скорее подставит тебя под кирпич, если ты только делаешь неугодное ей дело.    - А белая? Если ты не в ее промысле, как ты говоришь, - проснувшийся интерес киллера уже невозможно было скрыть.    - А белая такого не сделает, она просто не сможет к тебе достучаться в момент, когда ты в силу своих действий или мыслей находишься под влиянием черной. Все довольно просто, ты выходишь из под спасительного света по собственному желанию и дальше руководствуешься подсказками темной стороны, - произнес Николай с воодушевлением, ибо почувствовал, что киллер действительно настроен понять, а не подыграть. - Но воспринимаешь эти подсказки, естественно, как знаки самого Всевышнего, ибо эго не позволит тебе думать иначе. В такие моменты всегда в помощь обойма гадалок с экстрасенсами, которые всего лишь доводят до нас эти знаки, не ведая толком с какой они стороны. А кто задумывается об этом, особенно из тех, кто мнителен и ревностно относится к предсказаниям? Для них экстрасенсы-гадалки всегда отображают некую скрытую реальность, которую надо воспринимать серьезно. - Николай заметил, что один из арестантов приподнялся.    - Мужик, ты что поп, что ли? Так складно заливаешь, - проговорил он шепотом.    - А ты что слушаешь? мы ж тихо, - спросил Николай.    - А я акустиком во флоте служил, так что слух у меня супер, - ответил тот.    - Слышь акустик, ты давай уши прикрой тогда, а нам не мешай базарить, договорились, - вставил киллер.    - Да пожалуйста, трындите, кто мешает.    Николай и киллер переглянулись.    - Ты Дмитрий ходишь к экстрасенсу, консультируешься, веришь, так как многое сбывается, - продолжил беседу Николай.    - Подожди, - прервал его киллер, - это ты как понял?    - Я ж тебе говорил, мой бос гораздо круче твоего...    - Когда ж ты успел с ним пообщаться?    - А мне не надо с ним общаться, мы общаемся без слов, на расстоянии..., я ж говорю, что он очень крут, очень...    Дмитрий пожал плечами, затем проговорил:    - Тогда не пойму, как он вообще мог допустить, чтобы ты вошел в тот подъезд?    - Так ведь ничего и не произошло, все живы, зато тебе теперь представился шанс стать человеком, - произнес Николай, - ты можешь войти под спасительное поле света, своих боссов не бойся, они будут обезврежены.    Киллер с сомнением почесал затылок.    - Слушай, скажи мне честно, кто ты и чем так насолил им? - спросил он совсем шепотом.    - Я воин света, обличитель грязных дел сатанистов, всех, кто уничтожает нашу цивилизацию, т.е. всех нас - всего живого на планете.    - Хм, так уж и всего живого? - изумился киллер-Дмитрий.    - А как же иначе, то чему они служат настроено именно на это. А экстрасенс твой, называет тебя чистильщиком и служителем всевышнего, правда? - спросил Николай немного настороженно, он несколько засомневался в пришедшей информации.    - Верно, называет...    - И ты, конечно, ему веришь, веришь в то, что избавляешь мир от плохих людей, правда? Ты готов оправдать этим любую подлость и считаешь себя разведчиком, эдаким Штирлицом в тылу плохих людей. Ты закрываешь глаза на всякие скользкие моменты, ибо это так греет твое эго. Ты считаешь себя избранным, борцом за справедливость..., - в словах Николая появилась нескрываемая ирония.    - А что, он же имеет контакт с высшим миром, он много что мне предсказал, от многого предостерег. Он весь в иконах и в бога верит, поэтому у меня нет оснований ему не доверять! - в сердцах возразил Дмитрий.    - Нет снований не доверять тому, кто оправдывает убийство людей за деньги? Смешно...    - Это простая плата за работу, за риск и, в конце концов, мне же и кушать надо что-то.    - Вот, ты кушаешь чужие жизни..., этот экстрасенс входит в контакт с запредельным, но все что идет оттуда через него настроено на нашу деградацию и уничтожение, а теперь подумай насколько это соответствует всему, что ты делаешь? Может ты хочешь сказать, что изучил всех своих жертв предварительно, перед тем как их убить? Ты понимал, что это очень плохие люди, от которых надо избавить человечество? Нет, не понимал, но доверял экстрасенсу, который настолько тебя приручил, что ты ходил с ним советоваться по любому поводу. И он действительно помогал, помогал избежать для тебя ловушек, не попасть в ментовку, и просто не попасть в плохую ситуацию. - Николай остановился и перевел дух, поток информации, что шел через него сейчас был слишком тяжел для психики, что-то упорно сопротивлялось, должно быть, "стражи деградации" - духи темного мира пытались воспрепятствовать, небывалое утомление обрушилось на Николая. Но останавливаться нельзя, пока канал еще не перекрыт нужно действовать. Поэтому глубоко вздохнув и посмотрев в очередной раз на арестантов, он продолжил: - А экстрасенс типичный посвященный с темной стороны, которого используют для удерживания таких как ты, людей с проблесками совести, которым надо не просто деньги, а еще и борьба за справедливость. И он тебе это обеспечивает, ты фактически зомби, полностью управляемый с помощью "чудес" этого экстрасенса. Пойми и прими это, пока не поздно...    - Подожди, то что ты откуда-то знаешь про экстрасенса, и то что ты почему-то ждал меня в подъезде, подтверждает что ты был просто в курсе всего, и обо мне знаешь не мало, - подозрительно произнес Дмитрий и сощурился, - ты меня разводишь как лоха, а я уши развесил!    - Дурак, какой же ты дурак!    - Сам ты придурок, думал не допетрю, мага из себя строишь? - зло проговорил киллер.    - Ладно, успокойся, я понимаю, что ты не готов к этому, но просто подумай, спокойно подумай, зачем я шел к тебе и рисковал? Зачем? Чтобы оказаться с тобой вот тут? - Николай обвел взглядом камеру. - Ты считаешь это того стоило? И, более того, ты ведь и сейчас тут не просто оказался, опять я в курсе, да?    - Я тут не случайно, это верно, и риск у тебя дебильный какой-то, верно, вопросов много. Но и поверить во все, что ты говоришь, я не могу, не верю, что ты не знал этого экстрасенса раньше, ты просто вычислил его, должно быть потому что сам имеешь отношение к конторе. Он ведь не одного меня консультирует..., - продолжал нервничать киллер.    Николай понял, что Дмитрия не отпускают, его цепко держат в своих лапах чернокнижники. Должно быть, к ним пошла информация о проблеме. Возможно тот же экстрасенс поднял тревогу, почувствовав угрозу для "конторы". Что можно было сейчас сделать для того, чтобы вразумить киллера?    - Тебя крепко держат на привязи, - тихо проговорил Николай и разочарованно посмотрел в сторону. Теперь боковым зрением он заметил блеск глаз одного из арестантов, кто-то не спал и смотрел на них.    - Хорошо, я тебя проверю, только не на персонажах тебе известных. Если ты берешь информацию свыше, как ты говоришь, тогда скажи мне, что я делал..., вернее не так, где я был в начале лета?    Николай почувствовал какую-то скованность, арестант, что наблюдал за ними со своей койки, не давал ему покоя.    - Сейчас попробую, подожди, - ответил он, превозмогая дискомфорт.    - Давай, пробуй, - Дмитрий откинулся на спинку стула и посмотрел на дверь.    Николай возвел зеркальную стену в своем воображении между собой и тем типом, что смотрел. Ему нужно было снять напряжение, которое росло независимо от его желания. Усилием воли он вызвал кирпичную стену, которую поместил за зеркалом, вся эта конструкция требовала неимоверного усилия со стороны сознания Николая, но результат не заставил себя ждать, через мгновение дискомфорт исчез, а держать это "сооружение" в воображении стало гораздо легче, слабость уходила.    Подействовало, теперь можно было сосредоточиться на Дмитрии, который продолжал сидеть с безразличным видом и коситься, то в одну, то в другую сторону.    Так продолжалось несколько минут, киллер начинал уже заметно нервничать.    - Ты был на Кипре, - выдал Николай эту, неожиданно сошедшую на него информацию.    Лицо Дмитрия изменилось, он как бы взбодрился и спросил:    - Что еще?    Николай поспешил выдать все, что на него "сходило".    - Ты был там не на отдыхе, у тебя было задание.    - Та...к, ну допустим, а что именно я должен был сделать? - неуверенно продолжал Дмитрий.    - Убить женщину, - выдал Николай, это пришло к нему с такой четкостью, что сомнений не оставалось. Кроме этого, пришло еще много чего интересного, и, не ожидая вопросов, он поспешил оформить это в некий логический ряд. - Она была довольно мила собой, вы познакомились на пляже, пили коктейли и разговаривали.    - Хорошо, - с опаской бросил Дмитрий.    Но Николай не останавливался, он продолжал вещать:    - Вы хорошо проводили время и ты подбирал удобный момент для того, чтобы..., - тут Николай остановился и как бы задумался. От него не ускользнуло, что на лбу Дмитрия выступила испарина, он был крайне напряжен. - Убить..., - это он выдавил, превозмогая желание сказать правду.    Лицо Дмитрия изменилось, он вскинул брови и уставился на Николая.    - Дима, мне нужна ручка для того чтобы я написал тебе подробности, не хочу чтобы нас кто-то слышал...    Тот торопливо поднялся и направился прямо к тому самому арестанту.    - Есть чем писать?    - Нет. - Бросил тот.    - Слышь, кончай базарить, - шепотом продолжал арестант.    - Не твое дело.    Киллер полез в тумбочку и достал оттуда чью-то ручку.    - Я тебе говорю, прекращай, - настойчиво повторил тот.    Дмитрий не среагировал, он вручил Николаю авторучку и положил какой-то журнал.    - Ну давай, пиши.    Николай нашел более-менее пустое поле на страницах журнала и принялся излагать:    "Подыскивал момент, чтобы признаться девушке кто ты и дать ей скрыться".    После прочтения лицо киллера изменилось еще больше, на нем не осталось скепсиса, лишь серьезность и сосредоточение на чем-то внутреннем.    Николай продолжил вслух:    - Ты собирался утопить ее в бассейне, после того как хорошо выпьете в баре. Все было готово и место подобрано, но..., - он запнулся.    Дмитрий напрягся, стало понятно, что в камере может находится его сообщник, который наверняка в курсе официальной версии провала покушения.    - Девушка неожиданно уехала без всяких причин, - закончил Николай.    Напряжение спало с лица киллера, он едва заметно улыбнулся и кивнул.    - Все правильно, все...    - Слышь, ну хорош уже, спать ложитесь, - проговорил бодрствующий арестант.    - Цыц, - бросил Дмитрий.    - Теперь ты мне веришь? - спросил Николай.    - Теперь да, теперь более чем.    Арестант заметно приподнялся и нервно произнес:    - Верить никому нельзя.    - Заткнись и спи, - бросил ему киллер.    - Ты поверил бы мне и без этих доказательств, если бы нам не мешали, - Николай скосился в сторону бодрствующего арестанта.    Дмитрий понимающе кивнул.    Николай посмотрел на часы, стрелки показывали полвторого ночи.    - И все-таки непонятно, что все это значит, что тебе нужно в жизни, если ты достиг таких высот, то можешь хорошо устроиться где-нибудь в коммерции..., - продолжил несостоявшийся убийца. - Ведь тебе, как и всем нужны деньги, хотя бы и для твоего великого дела, согласись, что богатого и успешного уважают больше и прислушиваются к нему больше, несмотря ни на что. Вопрос как он заработал, какими путями достиг такого счастья, людьми опускается, если только кто-то не закричит им на ухо - это же подлец и убийца, насильник, он душит детей! Да и то, у некоторых возникнут вопросы, не на публику конечно, а тайно - а каких детей он душит, ах этих, ну тогда, пожалуйста...    - Ты описываешь то, что создали твои хозяева, - прервал его Николай, - они мечтают о точке невозврата, когда падение людей достигнет такого уровня, что ими можно будет управлять легко и безопасно для своего царствования. Когда не надо будет шифроваться и прятаться. А можно будет действовать в открытую, потому как население превратится в узколобых овощей, причем не только с помощью обмана, но и целого ряда вспомогательных средств - химии, "здравохаранения" и т.д.    Нас превращают в подобие человека ускоренными темпами, ибо сейчас активизируются те самые пять процентов понимающих от общего числа людей. Они видят угрозу и смотрят на сроки, которые элита отвела для достижения этой самой точки невозврата. Кроме этого, сама экосистема планеты, которая регулируется из бесконечной и вечной вселенной, реагирует на инородное вмешательство в промысел, который призван взращивать духовно просвещенных людей. Вирус - а это твои хозяева, возомнившие себя творцами истории, должен быть уничтожен организмом (цивилизацией) с помощью здоровых клеток (новорожденных), которые духовно чисты и при правильном воспитании смогут противостоять чернокнижникам, ведущим цивилизацию и планету к глобальному суициду! - последнее Николай произнес на повышенных тонах, чем вызвал шевеление всего арестантского "блока".    - Слышь, философ, не заткнулся бы ты, а? - выдал кто-то из них.    - Ладно вам, сейчас уймемся, - произнес Дмитрий. Его лицо выражало крайнюю озадаченность, было видно, что информация действует на него шокирующее.    - Все в этом мире связано, - продолжил Николай почти шепотом, - как в малом, так и в большом. Ученые смогли увидеть в телескоп какую-то минимальную часть бесконечной вселенной, и в микроскоп увидеть частицы бесконечно малой вселенной и на основе этого пытаются строить свои теории..., я уже не говорю о политиках, которые рассматривают мир с позиции интересов своей партии, семьи, родственников. Все эти люди - орудие в руках чернокнижников, которые манипулируют нами в своих интересах.    - Стоп, тебя понесло, я не летаю так высоко как ты, поэтому меня интересуют боле приземленные проблемы, но я тебе верю, а это главное. - Также шепотом проговорил Дмитрий.    - Тебе кажется, что ты не понимаешь, ты все понимаешь, но то поле, эгрегор, в котором ты плаваешь, "заботится" о тебе в переносном смысле, поэтому такая информация вызывает у тебя страшный дискомфорт. На самом деле, что-то в тебе очень хорошо все воспринимает, но на уровень осознания тебе позволяют вывести лишь негатив. - Продолжал Николай, он вдруг почувствовал, что должен по максимуму донести то, что идет через него киллеру. Интуитивно он ощущал важность этой информации, поэтому старался несмотря ни на что.    - Возможно и так, по крайней мере, я чувствую, как все изменилось внутри меня.    - Тебе нужно понять, что твои наставники - попавшие в паутину мухи, которые так прочно засели в сетях, что не могут и подумать о другом мире. Зато их щедро снабжают фантиками, которые названы деньгами и с помощью которых они пытаются восхвалить свое положение "мухи в паутине". Они делаю так, что становятся примером для подражания, богами для своей челяди, с помощью этих бумажек они вводят вас в транс, а затем объясняют, описывают вам мир вокруг. Причем сами они уверены, что это и есть настоящий мир, что это не ловушка, не затхлый подвал, а достойное положение избранных. - Николай сделал паузу, так как обратил внимание на вечно бодрствующего арестанта, тот приподнялся и сел на своей кровати.    - Ты уникальный какой-то, у меня такое впечатление, что ты инопланетянин, - прошептал Дмитрий.    - На самом деле я просто сохранил здравомыслие, то, как я это сделал - другой разговор, но мне удалось сохранить реальное мировосприятие.    - Мне очень интересно, как тебе это удалось? - настаивал Дмитрий.    - Я в жизни имею обостренное чувство справедливости, мне не нравится с детства, если кто-то лжет или поступает несправедливо. Я всегда старался противостоять этому по мере сил и возможностей. Тем самым я создал некую необходимую для вхождения в контакт с высшим миром формулу.    - Формулу?    - Это я так условно ее называю.    - Какую формулу? - не унимался Дмитрий.    - Ты думаешь, говоришь, делаешь одно и то же - это для начала, - проговорил Николай.    - Это все? - удивился его собеседник.    - А ты подумай, это немало для начала.    - Хм вообще-то, если разобраться, то да.    - Это будет означать, что тебе нечего скрывать, что твои мысли и слова совпадают, что ты отвечаешь, как говорится, за базар, что ты, наконец, чист душей, - Николай посмотрел на человека, который продолжал сидеть на кровати и спросил: - Мы громко говорим, мешаем?    - Нормально, - выдал тот с раздражением, - только не пойму, сколько это еще будет продолжаться...    - Вы это о чем?    - Да пошел ты! - ответил тот со злостью, - проповедник хренов, лапшу вешает, а другой уши развесил, сколько еще это будет...    Ему не дал договорить киллер.    - Может ты заткнешься или предпочитаешь, чтобы я тебе помог? - с угрозой произнес он.    Говоривший арестант застыл с приоткрытым ртом.    - Ты услышал меня, надеюсь, - продолжал Дмитрий.    - Услышал, - выдавил тот и покрутил пальцем у виска, - только и ты хорошо подумай.    Киллер привстал, его лицо выражало ненависть, Николай даже испугался, что сейчас что-то произойдет, поэтому положил ему руку на плечо и сказал спокойно, - не надо.    Дмитрий сел.    Человек на койке расслабился, было заметно, как он выдохнул.    - Ну нет так нет, твое дело, - сказал он с безразличием.    Николай уже давно понял, что этот человек не иначе, как помощник, страховка для Дмитрия. И то, что все пошло совершенно не по сценарию его крайне бесило, поэтому и все эти недвусмысленные намеки, он, должно быть, призывал напарника к "благоразумию".    Какое-то время они молчали, затем Дмитрий начал:    - Так что там по формуле?    - Это важно, таким образом, ты перестаешь искажать действительность, ты перестаешь лгать и выходишь из-под губительного поля чернокнижников, которые живут ложью и искажением, живут за счет введение всех в иллюзию. Ты таким способом имеешь шанс соскочить с их матрицы, но если только при этом твои мысли и действия будут отвечать вечным законам бесконечной вселенной, которая на самом деле не терпит никакой аномалии развития. В ней все подчинено прогрессу или отмиранию, следовательно, если ты не в прогрессе, то ты в противоборстве с развитием и в союзе с деградацией, а это ни много ни мало означает, что ты раковая опухоль по законам мироздания и тебя следует либо лечить, либо вырезать.    - Значит если ты не за добро, то тебя надлежит уничтожить? Но как тогда здравствуют все эти подонки? - в сердцах спросил Дмитрий.    - А вот тут мы уже включаем наши ограничения, одно из которых время...    - То есть, это значит, что расплата придет в загробной жизни? - с иронией спросил Дмитрий.    - Что есть в иных мирах нам неведомо, но, согласно тем же законам мироздания, мы либо перемещаемся на ступень вверх, либо деградируем или остаемся на месте. Все зависит от нашей духовной чистоты, которая автоматически дает духовное развитие, стремление к познанию истины и восхождение по духовной лестнице. Обратный вариант - ложь, множество таких же лживых учений, которые придают иллюзию развития и счастья в "затхлом подвале", скрывающим свет. Его оборудуют яркими декорациями, множественными вариантами удовлетворения инстинктов, ложными атрибутами счастья для отдельно взятой "клетке" единого организма, которая может радоваться за счет поедания других. Чтобы этот процесс был неявным, они делают его непрямым, а размытым во времени, то есть, ты сегодня забрал ресурсы, прибрал общие средства к существованию, а завтра, хоть и через сотню лет, сгинут те, кому их не хватает. Все это под одобрение нанятых глашатаев о "способностях" подобных проходимцев и их безусловных заслугах, позволяющих иметь больше других, Что на самом деле означает именно - пожирать остальных. Такими хитрыми и подлыми учениями снабдили они общество и держат его в "вонючем подвале" без доступа "света и воздуха" несущего пробуждение. Кто мешает чернокнижникам в этой их дегенеративной миссии? Конечно те, кто умудрился сохранить душевную чистоту, кто не врет, не лицемерит, не продается. Тот, на удивление, обходит все их ловушки, которые строятся на "нижних вибрациях", то есть, не настраивается на их "частоту" и не может проникнуться их зомбирующими россказнями по описанию мира. Последний, в итоге, все равно сродни затхлому подвалу пусть и очень большому, со множеством комнат и подземных дворцов, но все же без доступа "света и воздуха" извне. Ибо, если выти из подвала, вдохнуть свежий воздух и увидеть небо, деревья, солнце, то загнать обратно будет трудно. Такой человек уже недосягаем, его можно только убить или выдать за неудачника, который не получил благ плесневелого подвала, как остальные, или, если получится, то выдать его за сумасшедшего. Весь этот набор обычно присутствует в риторике "смотрящих подземелья". У них также есть множество мудреных учений, призванных увести в дальние, недоступные другим комнаты подвала, чтобы вызывать чувство тщеславия и избранности, чтобы взыграло эго и, познавшие скрытые комнаты, решили, что они постигли мир. Но, в итоге, это лишь пшик в масштабах вечной и бесконечной вселенной, который не позволяет даже выбраться из "подвала" и увидеть хоть что-то, кроме него, даже его "продвинутым изобретателям", которые уж точно уверены, что познали мир. - Николай остановился и как бы вернулся в действительность, он говорил это почти на "одном дыхании", слова летели из него легко и просто, и человек рядом, наемный убийца, настолько проникся в их суть, что это почувствовалось почти физически, возникла некая гармония двух людей "работающих" на одной "частоте". Должно быть, это не позволяло Николаю остановиться, он чувствовал собеседника, его понимание и возможно возник резонанс, который увеличил силу "приема свыше".    Они сидели молча, Николай смотрел на Дмитрия, а тот, задрав кверху голову, сосредоточенно о чем-то думал.    Заскрипела кровать и человек, который все время вмешивался, поднялся и сел.    Это несколько вывело Дмитрия из оцепенения, он опустил свой взгляд на Николая и, когда "напарник киллера" отвернулся и полез за чем-то в тумбочку, протянул ему руку.    Их ладони сплелись в рукопожатии, киллер нагнулся к Николаю и прошептал, - я твой должник, - затем вернулся в прежнее положение и, кивнув на копошащегося в тумбочке, подмигнул.    На вопросительный взгляд Николая, он лишь еще раз подмигнул и произнес погромче:    - Ложиться не будем, все равно скоро утро, окей?    - Да мне и не хочется, - поддержал Николай.    Человек на койке после этих слов замер, должно быть, они ему пришлись не по вкусу.    - Бессонница замучила, - произнес он и повернулся к ним.    - Это ничего, скоро рассвет, - произнес Дмитрий с какой-то издевкой.    - Ну да, с вами не поспишь, и поучаствовать нельзя, запрещаете, - продолжал арестант, - хоть отлить разрешите? - с этими словами он поднялся и направился к толчку.    Когда он проходил сзади Николая, то резко выхватил из кармана веревку и набросил на его горло. Все произошло настолько быстро, что предупредить это не было никакой возможности. Николай попытался перехватить и захрипел.    Дмитрий бросился на арестанта.    - Сказали повесится, значит, повесится, мне еще пожить охота, - успел выдать арестант перед тем, как сильный удар в челюсть отправил его в нокаут.    - Ах ты сука, что ж ты меня не слушаешь, - причитал киллер продолжая наносить удары в голову.    Николай держался за горло и кашлял, его лицо покраснело. Все проснулись и смотрели на происходящее.    Дмитрий подскочил к Николаю и развернул к себе.    - Как ты? - Спросил он, похлопывая по щекам.    - Нормально, - успел выкрикнуть Николай между кашлем.    - Ну отлично!    Дмитрий вернулся к лежащему, тот был без сознания.    - Не надо, не трогай, - бросил Николай и раскашлялся еще больше.    - Это почему же? Я же говорил этому сученку, намекал..., - зло говорил киллер.    Николай встал и, шатаясь, подошел к Дмитрию.    - Ты не должен, мы должны выйти отсюда утром, - прошептал он, - нам не надо лишнего повода для задержания.    - Я его убивать не собираюсь.    - И калечить не надо.    Николай, похоже, окончательно пришел в себя. Он взял своего спасителя за локоть и попытался оттянуть от "напарника".    Проснувшиеся узники молча наблюдали за происходящим, не у кого не возникало никаких вопросов, должно быть, боялись попасть под раздачу...    "Напарник" тем временем стал приходить в себя, он приоткрыл глаза и с непониманием уставился на недавних собеседников. Затем немного приподнялся и опять распластался на полу.    - Ты не перестарался? - с волнением спросил Николай.    Дмитрий взял кружку и пошел к умывальнику, через секунду он плеснул водой на лицо лежащего. Тот резко вздохнул и вновь отрыл глаза. В этот раз он пришел в себя окончательно. Через какое-то время он попытался подняться, Дмитрий обхватил его за туловище и грубо усадил на скамейку.    - Что ты творишь? - спросил испуганно арестант.    - Я же тебе говорил, намекал, что ж ты не слушаешь, сволочь? - ответил ему киллер.    - Ты пожалеешь об этом, очень пожалеешь...    - Ты сученок, не зли меня, сиди молча и радуйся что жив остался, вот ему спасибо скажи, - он кивнул на Николая.    Арестант нервно засмеялся.    - Ну теперь это ненадолго, - произнес он.    - По крайней мере, ты сейчас жив и у тебя есть хоть какой-то шанс. - Нервно продолжал Дмитрий.    - У тебя, кстати, шансов вообще нет, - продолжал вещать неудавшийся убийца.    - А вот если не замолчишь, то меня точно опередишь, - Дмитрий схватил его за горло и поднял с лавочки.    - Не надо, - бросил Николай, - пусти его.    - Я отпущу, отпущу, только объясню ему, - произнес Дмитрий и со злостью зашептал арестанту в ухо, - так у тебя есть шанс скрыться от конторы, сбежать, или как-то объяснить, ты меня понял?    - Да, - прошипел тот в ответ.    - Тогда чтобы больше ни звука. - Дмитрий поволок его к своему месту и бросил на кровать. Затем вернулся к столу и, посмотрев на Николая, произнес, - вот так-то...    Воцарилась тишина, неудавшийся убийца ворочался на койке, но более не говорил.    - Я ждал этого, - произнес Николай тихо.    - Догадался?    - Угу.    - С твоим ясновидением, ничего удивительного, - Дмитрий перешел на шепот, - вот только если был уверен, почему не подготовился?    - Ситуация требовала разрешения, я позволил ей случиться, это лучше чем тревожное ожидание.    - Ожидание смерти хуже самой смерти?    - Что-то типа этого, к тому же я знал, что ты на моей стороне..., - Николай улыбнулся, - а то я бы, наверное, не сидел к нему спиной.    - А если бы он ножом?    Николай развел руками, - это вряд ли, слишком наглядно, я должен был повеситься, правда?    - Правда, только этот, - Дмитрий кивнул на арестанта, - мог в отчаянье изменить план, он ведь тоже видел, что мы мирно беседуем, да видать не врубился, что я уже на твоей стороне.    - Понимаю, тебя удивляет, что я позволил этому случиться, что я тебе доверился? Но я не все могу объяснить, порой что-то внутри знает гораздо больше нас и выводить это на уровень сознания не считает нужным. Поэтому, есть просто чувство, что так было надо и, как видишь, оно пока не подвело. - Николай потрогал шею.       Утром следователь вызвал Николая, там его уже ждал Александр, который подтвердил все, что произошло в кафе. Нашлись свидетели и с самого кафе, которые как раз давали показания в соседнем участке, по телефону следователь записал приметы двух людей, которые помогли выявить убийцу и они совпали с внешностью Николая и Александра. После чего Николай снял свои обвинения с Дмитрия, объяснив, что, скорее всего, ему это показалось из-за стресса в кафе, что человек на него не нападал и претензий к нему он не имеет. Все это было занесено в протокол.    В итоге Николай с Александром были отпущены.    Они остановились в тени роскошного дуба, который рос метрах в ста от отделения полиции и присели на лавочку. Отсюда был хорошо виден вход.    Николай объяснил бегло Александру все, что произошло, тот не мог скрыть удивления.    - Ты действительно хочешь дождаться этого человека? - спросил он товарища.    - Обязательно.    - Но ведь он собирался убить тебя, - не унимался Александр.    - Он меня спас, он подставился, я обязан ему жизнью, ты это понимаешь? Более того, я ему должен помочь.    - А ты уверен, что его там сейчас не обработают, - товарищ кивнул на полицию, - что он не выйдет оттуда, чтобы все исправить? Ведь если все в курсе, а в полиции наверняка кто-то в курсе, то его сейчас могут просто не выпустить, или..., - Александр тронул товарища за плечо, - или превратить его в прежнего и отправить на охоту...    - Нет, они его не сломают, если даже такое и случится, он сблефует, примет условия чтобы выйти, - Николай посмотрел на товарища, - ты не беспокойся, я знаю что делаю.    - Надеюсь, сложно в это не поверить после всего...    Из входа в отделение полиции вышли несколько стражей порядка и осмотрели окрестности. Один из них заметил сидящих на лавочке товарищей и долго смотрел в их сторону, затем все вернулись в здание.    Через мгновенье из дверей показался Дмитрий - киллер и спаситель в "одном флаконе".    Николай привстал и помахал ему рукой.    Тот заметил и медленно направился к ним.    - Кто же ты в этот раз? - задумчиво произнес Александр.    - Перестань, - бросил Николай, - это не тот человек, чтобы так быстро измениться, они продержали его на час больше меня.    Дмитрий подошел к лавочке и улыбнулся.    - Знакомьтесь, - произнес Николай и представил их друг другу. Они пожали руки и бывший киллер присел рядом.    - Ты согласился убить меня повторно? - спросил Николай с улыбкой.    - Хм..., по крайней мере, мне пришлось объяснить кое-кому, что просто не получилось, и что мы подружились. Теперь я имею к тебе доступ и в любое время сделаю то, что нужно, - Дмитрий улыбнулся и продолжил, - это ему понравилось.    - Этот кое-кто работник полиции? - спросил Николай.    - Не совсем, он имеет на них влияние, но он не оттуда.    - Оперативно, однако, узнали, что я жив и ты уже на свободе.    - Угу, - Дмитрий незаметно огляделся вокруг.    - Что, могут следить? - спросил Александр.    - Запросто.    - А как же твой напарник с камеры? - удивился Николай.    - Он присутствовал, и подтвердил все, что я говорил, это в его интересах. - Дмитрий оставался спокойным.    - Его тоже выпустили? - вновь поинтересовался Александр.    - Не совсем, на нем висит много, не могут пока его выпустить.    Хоть Николай и сказал, что его товарищу можно доверять как самому себе, все же, он не ожидал, что Дмитрий будет все выкладывать при незнакомце. Должно быть, бывший киллер действительно проникся его откровениями в камере и теперь полностью ему верил.    - Как же ты теперь под наблюдением будешь действовать? - с иронией спросил Николай.    Александр внимательно изучал лицо Дмитрия, было видно, что он ему не доверяет.    - Очень просто, мы где-нибудь с тобой окажемся подальше от сторонних глаз и я приведу план в действие. - С улыбкой произнес Дмитрий.    - А он уже есть?    - Конечно есть, есть и орудие убийства.    - Какое? - спросил Александр.    Дмитрий посмотрел на него задумчиво и, пожав плечами, ответил:    - Они сказали смерть от сердечной недостаточности, есть таблетка, даже несколько, но достаточно одной. После чего, через половину суток человек умирает, вскрытие показывает сердечный приступ.    - Я все могу понять, но почему мы обсуждаем это напротив полицейского участка? За нами могут наблюдать, и я уж не знаю, могут читать по губам, - нервно произнес Александр.    - Да, что-то мы расслабились, а зря, - поддержал Николай. - Неожиданно его лицо изменилось, он стал крайне напряжен.    - Что? - спросил Александр.    - Дима, можешь поднять воротник пальто? - неожиданно выдал Николай.    - Так погода вроде хорошая, - улыбнулся тот, но увидев напряженный взгляд Николая, изменился в лице. - Хорошо.    Он поднял воротник и в его складке показался черный шарик.    - Черт, - выдохнул Николай и, показывая знаками молчать, продолжил, - так ты менее узнаваем, - выдал он первое, что пришло на ум, после чего также поднял свой воротник, - ну что, пойдем пожалуй, отметим освобождение.    Александр побледнел, тот факт, что их прослушивали, крушил все. Дмитрий также все понял и теперь на его лице не было и тени улыбки.    Они поднялись. На дороге, что была метрах в десяти от лавочки, резко остановились серые жигули. Из отрытого окошка показалась рука с пистолетом, дуло венчал массивный глушитель. Николай не сразу осознал что происходит, Дмитрий резко дернул его за руку и оказался между ним и машиной. Несколько глухих ударов сотрясли его тело, машина взревела и скрылась за поворотом.    Широко раскрытые глаза Дмитрия застыли и он стал оседать на землю. Его подхватил Николай и поволок к лавочке, Александр в растерянности стоял рядом.    - Дима? - Николай вглядывался в стеклянные глаза.    Александр помог его приподнять, после чего пощупал пульс, на спине виднелись четыре рваных дырочки, вокруг них росли темные пятна.    - Мертв, - бросил он товарищу, - надо уходить.    Редкие прохожие с интересом поглядывали в их сторону, должно быть, никто из них не догадывался о происходящем.    Они стояли перед лавочкой, Дмитрий лежал на спине.    - Пойдем, Коля они могут вернуться, - Александр потянул товарища за руку.    - Да-да, пойдем, конечно, - лепетал Николай и продолжал смотреть на своего спасителя. - Он закрыл меня, я не могу его бросить...    - Коля, очнись, они хотели тебя убить, ты живой, они могут вернуться, ему уже ничем не поможешь!    Александр с трудом сдвинул товарища с места.    - Уходим, Коля! - он почти крикнул ему в ухо.    - Да, уходим...    Александр потащил товарища прочь от злополучной лавочки. Тот уже не сопротивлялся и был похож на пьяного, его координация была нарушена.    - Коля, возьми себя в руки, черт возьми! - громко причитал Александр. - Я не могу тебя тащить!    Люди с удивлением оглядывались на мужчин.    - Сейчас, сейчас Саша, приду в себя...    - Ну что ты?    Они пересекли скверик и вышли к очередной дороге. Александр махнул проезжавшему такси. Оно остановилось метрах в десяти впереди.    - Пойдем, давай, а то уедет.    Николай напрягся и пошел более-менее нормально.    Дверь открылась, и показалось лицо таксиста.    - Выпивши? - настороженно осведомился он.    - Да нет, плохо стало, у него бывает. - Поспешил опередить товарища Александр.    Они уселись на заднее сиденье и Александр спросил с волнением:    - Ну как ты, Коля, нормально? До дачи дотянем?    - Какой дачи? - удивился водитель, - ему в больницу надо.    - Нет, нет, это от переутомления, человек много работал, засыпает на ходу.    Водитель обернулся и с подозрением на них уставился.    - Не волнуйтесь, все в порядке, - произнес Николай, - конечно дотяну.    Александр назвал пункт назначения и они тронулись.    Нельзя сказать, что все выглядело правдоподобно, таксист почувствовал - что-то не так, но, в то же время, его опытный глаз безошибочно определял нормальных людей, эти опасений не вызывали.    Они ехали молча, через полчаса машина затормозила на обочине недалеко от остановки под названием Матвеевка.    - Так может вас к дому подвести?    - Не надо, там очень неудобно, будем ехать дольше, чем идти, сколько мы вам должны? - произнес Александр.    Они расплатились и вышли.    Николай чувствовал себя уже совершенно нормально и шел без посторонней помощи. В его глазах стоял Дмитрий, его дважды спаситель. Наверное, они действительно успели сдружиться, так как Николай абсолютно доверял ему, как и бывший киллер Николаю. Последнее сыграло фатальную роль в судьбе Дмитрия, он потерял чувство опасности в присутствии того, кого уважал и, наверное, считал сверхчеловеком. Дмитрий совершенно расслабился и говорил все, что было на уме, должно быть думая, что Николай остановит и не позволит ему что-то сказать или сделать в случае, если это будет опасно. Но, он ошибся и, должно быть, понял это в последнее мгновенье, когда бросился заслонять собой Николая. Не смотря ни на что, он решил спасти его...    - Я виноват перед ним. - Проговорил Николай.    - Перестань, ты не можешь все предвидеть, - успокаивал Александр.    - Я не должен был расслабляться, я слишком поверил в себя и потерял связь с высшим миром.    - Ты человек пока еще, поэтому не можешь предъявлять к себе такие претензии. Нет тут твоей вины, ты не можешь все время видеть наперед, - с волнением говорил Александр, - не можешь, потому что никто не может!    Они шли по извилистой дороге, которая проходила через овраг.    - Мы пересидим пару дней у меня на даче, о существовании ее никто не знает, она перешла мне от тетки и даже еще не переоформлена. - Произнес Александр.    - Ты предлагаешь прятаться?    - Тебя вообще-то хотят убить, я не знаю, где еще можно спрятаться, это пока лучшее из того, что есть.    - Спасибо. - Николай стал осматривать окрестности, он как бы возвращался к жизни.    Александр достал мобильный и позвонил жене. Он объяснил, что срочная командировка, мобильный будет отключен, так надо, возможно на неделю или больше, потом сам позвонит. Он призывал ее успокоиться и не паниковать, объясняя, что все нормально.    То же проделал Николай, он также позвонил и сказал жене, что у него обстоятельства и он должен уехать на несколько дней, что в полиции все улажено, мобильный работать не будет, потом сам позвонит.   Товарищи, как могли, успокаивали своих половин, после чего, наконец, простившись, они повытаскивали сим-карты, аккумуляторы и рассовали все по карманам.   Какое-то время они шли молча.   - Не мне тебе объяснять, Коля, что переход в мир иной это еще не конец, - произнес товарищ, подавая руку. Они переходили через небольшую речушку, которая затопила деревянный настил и чтобы попасть на сухие места, приходилось немного прыгать.    - Ты поймал мои мысли, именно об этом я сейчас и думаю, и, в общем-то, прихожу в себя. Только после последних событий сделать это непросто.    - Для обычного человека это невозможно, но не для тебя..., - Александр говорил вполне искренне.    - Перестань, я такой же как все, просто мне удалось немного приоткрыть дверь и увидеть, почувствовать то, что не имеет границ ни во времени, ни пространстве.    - Вот именно, Коля, ты смог переделать человека с киллера в спасителя менее чем за сутки, подумай об этом.    То, что произошло, действительно выходило за всякие рамки. Накануне они стали свидетелем убийства, тут же было совершено покушение, причем человек, который хотел убить Николая, в итоге превратился в его защитника, и в итоге он заслонил собой от пуль того, кого еще недавно собирался убить. Такие метаморфозы происходят только в фильмах, но когда с ними сталкиваешься в жизни, мозг отказывается работать нормально.    Вскоре они оказались на неприглядной улочке среди заборов, за которыми прятались одноэтажные и двухэтажные дома. Редкие прохожие, в основном пожилые люди, мало обращали на них внимания.    - Село довольно большое, хоть и выглядит почти заброшенным. В основном старички да бабушки, часто с внуками, так что тут спокойно и магазины работают. Я думаю здесь можно все переосмыслить и выработать... план каких-то действий, что ли..., - говорил Александр не очень уверенно.    - Угу...    - Ты нуждаешься в спокойной обстановке и возможно к тебе вернется твое ясновидение. - Не унимался товарищ.    Похоже, Александр старается отвлечь Николая от грустных мыслей.    - Знаешь, я никогда не думал, что этот человек способен на такое, - неожиданно выдал Николай.    - Охотно верю, кто вообще мог ожидать такое от наемного убийцы, который за деньги уничтожал людей.    - Не совсем, я ему верю, он уничтожал отбросы общества, по крайней мере, его в этом убеждали боссы...    Они остановились перед небольшой калиткой, что была рядом с массивными железными воротами.    Александр достал ключ и вскоре они оказались в уютном дворике с кустами крыжовника вдоль дороги, деревянной беседкой и тенистым садом, который наполовину осыпался, но выглядел ухоженным.    - Здесь мы будем чувствовать себя хорошо, возможно тут особая аура, я не знаю, но расслабляюсь тут замечательно. Даже холодная осенняя погода мне не мешает. - Говорил Александр, пропуская вперед Николая на крыльцо.    - Осень лучшая пора для меня, люблю это время, - ответил Николай и присел на скамейку.    - Пойдем в дом.    - Нет, я на воздухе хочу побыть.    - Тогда сиди тут, а я быстро, в магазин смотаюсь, возьму чего из еды. Ты что хочешь? - с участием спросил Александр.    - Мне все равно, что возьмешь.    Александр кивнул и вскоре скрылся за калиткой.    Николай рассматривал деревья, падающую листву - все же конец октября, и понемногу успокаивался. "Вот так и мы растем, как эти листья на нашем древе и затем возвращаемся в землю, чтобы стать пищей для кого-то", - думал он. - "Только листья могут сорвать раньше срока...".    Небо заволокло облаками, такие обычно не приносили дождя, но затеняли солнце и вызывали прохладу. Все выглядело обыденно и как ни в чем не бывало, хотя в такие моменты - после ужасных событий, человеку хочется видеть вокруг себя какие-либо знаки. Все же хочется получить весточку из вечности об отношении к случившемуся, природа для этого подходит больше всего, ибо она в нашем измерении вечна. И, хоть деревья и имеют свойство погибать, а камни рушится, все же мир этот кажется постоянным и неизменным, что позволяет воспринимать его как отблеск бесконечной и вечной вселенной.    Николай рассматривал дворик и заметил рыжую кошку, типичная для таких мест масть - с белыми пятнышками. Она сидела на дереве и смотрела куда-то в сторону.    - Кс-кс, - поманил Николай.    Она лениво повернула к нему голову и через пару секунд отвернулась, ее что-то сильно интересовало в конце забора, по крайней мере, ее взгляд был направлен именно туда.    Николаю почему-то захотелось прогуляться по дворику, и он побрел туда же, куда смотрела кошка, должно быть ему неосознанно передался ее интерес. Взлетела яркая бабочка, такая в этих широтах редкость, а если учесть что стоял конец октября, так это просто фантастика. Яркая, большая, зелено-черная - похожа на тропическую, откуда такая красавица?    Бабочка порхала прямо перед Николаем, затем направилась к забору и скрылась.   "Чудеса да и только", - удивленно подумал Николай и посмотрел на кошку.    Та продолжала что-то изучать в углу забора.    Николай обошел массивный куст и остолбенел, перед ним лежал человек. На миг Николай растерялся и даже испугался. Кто-то лежал на старом ватнике и еще какой-то ветоши в сапогах и каком-то пальто. Выглядел он неопрятным и грязным.    Рядом валялась открытая трехлитровая банка с какими то листочками. Один из них зашевелился и Николай увидел очередную бабочку, только теперь она была синяя с зеленым. Насекомое махало крылышками и продолжало сидеть, возможно, замерзало.    Человек же, по всему был бомжем, который обосновался в чужом дворе, скрытом от чужих глаз. Должно быть, он делал это с завидным постоянством, так как к этому месту образовалась даже тропинка. Николай проследил ее до самого забора и тут понял, что одна из досок висела на одном гвозде и убиралась в сторону.    - Кхе! - кашлянул Николай.    Бомж открыл глаза и с непониманием уставился на незнакомого человека. Его мутные глаза говорили сами за себя. В один миг он протрезвел и с ужасом на лице потянулся к своей сумке, которую Николай даже не заметил, она была в кустах.    - Спокойно, не бойтесь, я не собираюсь вас бить, - попытался Николай успокоить бомжа.    - А я и не боюсь, - пролепетал тот, запинаясь, - я ничего не крал, ничего не ломал, она была такая. - Должно быть, он имел ввиду доску в заборе.    Бомж стал подниматься, почувствовался перегар.    - Вы откуда, почему выбрали этот двор?    - С города, выбрал, потому что никто не живет, - виновато произнес бомж и покосился на банку.    - Откуда она? - поинтересовался Николай.    Бомж, наконец, поднялся. Это был мужчина лет шестидесяти на вид, но учитывая его образ жизни можно было допустить, что ему и тридцать пять. Его подернутая сединой борода и такие же волосы до плеч делали его похожим на батюшку.    Он махнул на банку с бабочкой рукой.    - С магазина..., каюсь, украл.    - С какого магазина?    - С этого, зоологического, там много чего было и бабочки эти, почему-то в банке, не знаю, решил выпустить.    - А может продать? Дорогие, наверное? - продолжал Николай.    - Да, дорогие. Купите эту?    - Сколько.    - Сто. - Неуверенно проговорил Бомж.    Николай извлек купюру и протянул бомжу со словами:    - Ну вот что, любезный, сейчас придет хозяин и я думаю он будет очень удивлен, поэтому собирай все и исчезай. Ищи другое место, тут теперь люди живут, понятно? - Николай постарался быть убедительным, поэтому говорил с нотками угрозы в голосе.    - Да, спасибо, - ответил Бомж и спрятал купюру в карман, - спасибо, я сейчас.    В этот момент калитка скрипнула и вошел Александр.    Бомж быстро схватил в охапку весь свой немногочисленный скарб, среди которого помимо ватника и старой шинели оказалась еще и сумка, и быстро засеменил к потайному лазу.    Александр удивленно вытаращился.    - Кто это? - крикнул он.    - Да, бомж. - Как бы между прочим выдал Николай.    - Держи его! Ничего себе. - Александр бросился наперерез, но бомж оказался не таким уж и старым, судя по его прыжкам. Буквально перед носом Александра он юркнул в забор.    - Успокойся, он ничего не украл, и в дом не заходил, - крикнул Николай.    Александр было отвернул доску чтобы последовать за беглецом, но остановился и посмотрел на товарища.    - Ты с ним говорил?    - Да, успокойся, пусть бежит.    Александр пожал плечами и махнул рукой.    - Ну и ладно, - он вернулся к сумке, что оставил у калитки и уже с ней направился к дому. - Пойдем что ли?    - Пойдем, ой, я бабочку забыл, - Николай заметил банку.    - Кого? - удивился товарищ.    Николай поднял емкость с листьями и направился к крыльцу.    - Смотри, какая красавица.    - Ничего себе, тропическая, - со знанием дела произнес товарищ, - откуда у бомжа такая?    Они поднялись на крыльцо, Александр открыл дверь. В нос стукнуло застоявшимся воздухом, такой бывает в помещениях, которые долго не проветривались. Вони не было, была смесь из запахов тех предметов, которые находились в доме. Это и кожаные куртки и старый палас на полу, запах какой то сухой травы, возможно сена и еще чего-то, что бывало только в частных старых домах. В общем, букет запахов был совсем не из противных, скорее наоборот, приятным для городского жителя. Такие запахи возвращали в безмятежное детство, когда летом приходилось гостить у бабушек-дедушек в деревнях.    Они оказались в длинной прихожей переходящей в кухню, слева был гардероб с навешанной на крючки одеждой, далее справа газовая плита, напротив нее печка, еще дальше виднелась раковина и за ней ванная.    - Проходи, - произнес товарищ, указывая на раскрытую дверь в комнаты.    - Разуваться тут? - неуверенно спросил Николай, осматривая пол. Он хотел увидеть что-то типа домашних тапочек.    Александр задумался, как будто впервые пришлось отвечать на подобный вопрос.    - Можно и здесь, - он нагнулся и извлек из полок, которые размещались прямо под висячей одеждой, две пары тапочек.    Они разделись и прошли в коридор, заканчивающийся кроватью. Пара раскрытых боковых дверей указывала на вход в комнаты.    - Проходи сюда, это типа гостиная, - произнес Александр, отставляя стул в сторону, он, почему-то, преграждал дорогу. - Давай сюда банку, а сам присаживайся, - товарищ показал на огромное кресло в стиле ретро, взял банку и вышел в прихожую-кухню.    - Ты не выбрасывай ее!    - Ни в коем случае, я ее просто пересажу в банку почище, а то от этой воняет.    Николай развалился в кресле и отметил, что оно довольно таки добротное не смотря на свой почтенный возраст. Он осмотрелся и ему в глаза бросился огромный портрет на стене, изображение старинного замка. Он стоял на холме посреди живописной осенней природы. Картина была хорошо выполнена и буквально очаровывала сочетанием ярких красок природы и мрачной серости исполинского замка, который хоть и был за заднем плане, но, все же, поражал своими размерами. Массивная рама с резными узорами гармонично дополняла содержимое.    - Какая шикарная картина! - не выдержал Николай.    - Мне тоже нравится, что интересно она очень старая и досталась моему деду от его отца, в общем, работа неизвестного времени и художника, - отвечал Александр из кухни, гремя тарелками.    - Ты что там делаешь?    - Сейчас позавтракаем, или пообедаем...    - Да не хочу я! - в сердцах произнес Николай.    - Через не хочу, мне тоже Дмитрия жалко, вот и помянем...    Через какое-то время, Александр расставлял на столе открытые консервы, сок, водку, хлеб, нарезанную колбасу.    - Присаживайся, выпьем, - пригласил он товарища.    - Спасибо, но я не хочу отключать ум.    - В смысле, не хочешь что ли? - удивился Александр.    - Не хочу, а зачем?    С Александром до сих пор они пили лишь коньяк, немного.    - Все же, такой случай..., - разочаровано произнес товарищ.    - У тебя дискомфорт и ты хочешь немного изменить мировоззрение, чтобы стало вроде как комфортно? А правильно ли это? Правильно ли давать организму ложные посылы на ту или иную ситуацию? Не будешь ли ты просто искать в этом утешения, в этом, а не в изменении гнетущей тебя ситуации. Разве это правильно? - спокойно закончил Николай.    - Ты слишком усложняешь, ну да я не против, давай просто поедим, я уступлю тебе, а ты уступи мне, хорошо? - предложил Александр.    Николай согласился и они приступили к трапезе, предварительно помянув Дмитрия.    - Он все же не киллер, он человек, - произнес через какое-то время Александр.    - Я, честно сказать, думал что ошибаюсь, там, в камере, - загадочно проговорил Николай.    - В смысле, ты о чем?    - Я о Дмитрии, понимаешь, сложно представить человека, убивающего других, положительным, но он именно таким мне представлялся, понимаешь? - Николай прекратил есть и посмотрел в окно.    - Ладно, ты обещал, - кивнул товарищ на тарелку, - давай, а то я напьюсь тебе назло.    Они продолжили молча, хотя у Александра было огромное желание уточнить что же он имел ввиду.    Через какое-то время он не выдержал.   - Коля, скажи все-таки, как он тебе представлялся?   - Понимаешь, он хотел меня убить, напугал мою жену, затем врал милиционерам, я его возненавидел, но при всем при том, когда я увидел его в камере, почувствовал к нему доверие, что ли..., - Николай встал и прошел к окну. - Не знаю, было ли это следствием моей интуиции, или же я сам это придумал, но я завел с ним беседу.    - В принципе ничто человеческое не чуждо человеку, надо просто вернуть его в тот образ, который был задуман всевышним. Возможно, ты бы это почувствовал к любому небезнадежному, он, наверное, был из таких. - Вставил Александр.    - Возможно, возможно моя интуиция говорила как раз об этом. Но он действительно верил, что приносит добро, верил своим боссам, думал, помогает убийством восстановить справедливость. Поэтому мне было несложно с ним беседовать. Он был готов к восприятию.    - Кто его знает, - Александр покосился на бутылку, - вот ты уверен, что изменяя сознание водкой, мы непременно себе вредим, так?    - Не совсем, если человек принимает лекарство - столовую ложку какой-то химии для расширения сосудов, то лучше бы он выпил те же двадцать грамм коньяка. Это же относится и к успокоительному. Все это сводится к простому понятию - мере. Человек в девяноста процентах не способен ее регулировать, поэтому, спасая большинство от наркомании, мы утверждаем, что алкоголь это яд. - Николай все это время смотрел в окно.    - В тоталитарных сектах тоже это утверждают, а знаешь почему?    - Потому что им нужны управляемые и резвые люди, а не зависимые от спиртного алкоголики. Как они будут служить рекламой секты, ее, типа, правильных взглядов на человека. - Николай повернулся к товарищу.    - Есть одно но, все правильно, но, помимо этого, алкоголь способен снимать заряды..., другими словами, программа, которую навязывают секты, имеет вид ряда зарядов в мозгу. Они, подобно памяти компьютера, содержат в себе ту или иную картинку мира.    - Верно, есть такое, - согласился Николай, подивившись проницательности товарища.    - Ну вот, а алкоголь способствует режиму обновления, то есть сбивает заряды, обнуляет, вносит хаос. В итоге, его можно в таком состоянии как повернуть к глубокому отчаянью, ибо потеряв одно и не настроив другое, человек теряется, впадает в депрессию. А можно повернуть и к реальности, например, показать, что вокруг есть нормальные люди и что сама жизнь может быть прекрасна. - Александр открыл водку и налил в рюмку.    - Да, согласен, есть такое, чтобы снять зомби программу можно иногда выпить, но это для тех, кто осознает, это максимум десять процентов населения, остальные же пьют для ухода от проблем, глупого веселья, либо же от отчаянья. Они не идут бороться с причиной несправедливости, они просто убивают ее восприятие. Это разные вещи, совсем разные.    - Ты сильный человек, который много что понял, ты не дашь никакой программе затуманить свой мозг, возможно ты уже под защитой того потока света, в который периодически входишь. А вот что делать другим, которые в пути и попали под влияние извращенной системы?    - Водкой они просто на время отключатся и затем настроятся на то, что им подсовывает система ежедневно. Они вернутся на круги своя еще более слабыми и поддающимися влиянию. - Произнес Николай.    - А если ты это чувствуешь и хочешь, что называется, очистится, тебе нужно снять программу, обнулить заряды в мозгу. - Александр поднял рюмку и обратился к товарищу, - не желаешь?    - У меня с зарядами порядок, могу снимать программу медитацией, очень короткой, так что спасибо, не буду.    - Ладно, тогда за просветление, - Александр осушил рюмку и взял бутерброд.    - Если бы было возможно остановить человека после ста грамм, если бы он делал это лишь иногда, и если бы точно знать, что он чаще не будет, то такой продукт можно было рекламировать, - произнес Николай.    - Вот как? Значит, сто грамм однозначно полезны?    - Конечно нет, только здоровым людям и осознающим, и не каждый день, а лучше бокал хорошего вина.    - Понятно, главное, что мы сошлись в главном - алкоголь способен обнулять на время программу, после чего происходит перезарузка. - Констатировал Александр.    - Если у человека глубокая борозда в мозгу, если его удовлетворяет все что предлагает система и он думает лишь об одном, как в нее вписаться, то обнуление программы приведет к ее новой загрузке без всякого на то изменения, просто такой человек на время получит кайф, расслабится. Причем в такие моменты его можно использовать как исполнителя с пониженным инстинктом самосохранения. Но есть и другой тип людей, они страдают, им не нравится то, что происходит, они хотят изменений, но жизнь требует своего и они выполняют какие-то функции в системе для выживания. Им навязывают программу, которая им претит, их разум затуманивается, действия становятся неосознанными, вот таким полезно сделать обнуление, только с умом - не напиваться. - Николай остановился и принялся за свой очередной бутерброд. Тем временем, его товарищ намазывал маслом и клал колбасу на следующий. - Понимаешь, истина всегда посредине, наша истина в понятии меры и характеристики самого человека, - продолжил Николай, - если человек не принял правила игры, то у него есть внутреннее сопротивления тому, что навязывает людоедская система. Он с ней осознанно и неосознанно борется в меру сил и возможностей, у него, так сказать, программа системы оставляет неглубокую борозду в мозгу. Ему и снять ее легче, он после "обнуления" как бы смотрит на все по-новому, с высоты своей нравственности. А если человек принимает все как есть, его все устраивает, то и борозда глубокая, тут уже много трудится надо, и то, пока человек сам не захочет изменений, ничего не будет.    - Ты знаешь, я пью для того чтобы упокоиться и прийти в себя, я не знаю что это, снятие программы или просто валерьянка, но по-моему эффект обновления присутствует, и знаешь, мне не надо больше ста грамм, значит я небезнадежен верно? - спросил Александр.    - Нарываешься на комплименты? Конечно ты из тех десяти процентов осознающих, у тебя все с этим в порядке. - Ответил Николай с улыбкой.    - Все мы нуждаемся в одобрении, разве нет? Если бы мы не получали его, хотя бы от самих себя, то как бы мы понимали - что есть хорошо?    - Да, но чем меньше мы будем зависеть от одобрения людей, тем лучше, значит уровень осознания высокий, - произнес Николай задумчиво. - Внутреннее одобрение, это уже скорее с уровня интуиции, третьего глаза, что означает даже не твое одобрение, а самих законов мироздания, самой бесконечной вселенной. Когда ты созвучен ее законам, то входишь в резонанс, это состояние и можно воспринимать как внутренне одобрение.    - Кажется, я понимаю, это когда тебе не нужно знать чужого мнения, потому что ты уверен в себе и тебе не нужно за это деньги, единственно, что тебе нужно, это гармония. Но это тоже удовольствие, и без него мы бы не смогли быть настолько независимы. Кто-то смог настроить свое удовлетворение независимо от сигналов извне, а кто-то получает удовольствие при одобрении окружающими. Одного поля ягоды, все равно необходимо удовлетворение, - произнес Александр с сомнением.    - Не совсем так, положительные эмоции от инстинктов и от сотворчества с всевышним - разные. Не может быть удовлетворения от открытия вселенских истин, пока вокруг царит невежество, такой человек осознает себя "клеткой" единого организма, но никак не отдельным индивидом, который может радоваться подобно бегуну, что пришел первым. Все эти виды спорта развивают эгоизм, они заставляют человека выкладываться только для того, чтобы быть первым - выше прыгать, больше поднимать. Каждый хочет выделиться и дает установку обществу - в жизни главное быть первым, тогда ты индивид, тогда ты лучше всех, ты достоин уважения. То есть идет программирование психики на индивидуальность и мы не можем от этого спрятаться, даже когда выходим на вселенские истины, мы и тут подобно спортсменам включаем свое эго - мы додумались, мы лучшие, и начинаем с высока смотреть на окружающих, тем самым перекрывая контакт с миром света, ибо мы с таким багажом эго попадаем под контроль создателей деструктивной матрицы. Они просто не позволят уйти из-под их влияния. Поэтому, буквально сразу мы окунаемся с головой в суету, думаем, как прожить, где что достать и растворяемся в быте. - Николай все это время держал нетронутый бутерброд в руке. Теперь, позволяя себе отдохнуть и дать возможность "переварить" то, что сошло на них свыше, Николай продолжил трапезу.    Какое-то время он молча расправлялся с бутербродом под внимательным взглядом товарища. Наконец, Александр "ожил" и задал вопрос:    - Но как контролировать нашу эгоистическую установку, которую воспитывали у всех с детства - ты должен стать лучшим, ты должен больше зарабатывать, ты должен быстрее бегать, петь, танцевать. Как отключить это воспитание индивидуализма в народе? Ему ведь оставили только одну лазейку для осознания кто он есть - это возвышение над себе подобными. Убрать ее и все, нет ориентиров у человека. Ведь так?    - Не так, ориентиры есть, только спрятанные, и главное, что должны осознать люди - они клетки единого организма, и что успех каждого из них возможен лишь в одном случае, если это идет на улучшение здоровья организма в целом - оздоровлению общества, экономики, повышению уровня жизни. Но это как раз и убивается системой, человек не должен к этому понимаю подбираться, он должен быть индивидуалистом, поэтому свой успех он должен понимать только на фоне множества неудачников. И знаешь что это за модель?    - Э..., модель деградации? - неуверенно спросил Александр.    - Это понятно, но это модель настоящей раковой опухоли, которую внедрили в общество для его вечной болезни и ослабления. Таким слабым, уродливым обществом легче управлять. Раковая опухоль - когда кто-то жрет общие ресурсы, тем самым ослабляя и убивая своих собратьев, когда кто-то в прямом смысле распухает на теле общественного организма, когда множество людей, усвоив правила "успешности", стараются подражать, превращаясь в метастазы. Тогда организм в целом, цивилизация чахнет и не может распознать истинного врага. Только в таком организме можно управлять жизнями миллионов в обход их понимания. Да только смысл у всего этого один - болезнь цивилизации ведет к неизбежному концу, просто в пути кто-то может порадоваться и насладится инстинктами, показать, что он лучший, на самом деле духовный урод и дегенерат. - Николай сделал глубокий вдох и скосился на окно.    Александр дивился своему изменению, в такие моменты он впадал в какое-то состояние повышенного осознания. Его понимание обострялось, находились ответы на многие вопросы, кроме этого, он мог полноценно поддержать беседу, которая в другом обществе даже и не зародилась бы из-за бетонной стены между собеседниками. А тут происходило что-то из ряда вон, он наслаждался своим состоянием и сожалел, что оно возникает лишь при общении с этим человеком, а буквально на следующий день уже все забывается. Эта потребность во вспышках света стала мучить его, он все больше искал встречи с Николаем и даже начинал опасаться своей зависимости. Но сейчас, в момент очередного озарения, он вдруг четко осознал, что так называемая "матрица" просто отпускает его при таких беседах.    - Знаешь, Николай, какие ассоциации у меня сейчас в голове? - спросил он товарища.    - Ты в очередной раз удивляешься своей манере излагать мысли и тому состоянию, в которое мы совместно впадаем? - предположил Николай.    - Как, и ты тоже "впадаешь"?    - А как же, вся разница между нами - степень погружения в это состояние.    - От тебя действительно ничего не скроешь, я думал об этом, и ассоциация у меня очень близкая, ты читаешь мысли, - улыбнулся Александр. - Вот только у меня скорее не погружение, а выныривание из болота, с тобой я могу вынырнуть и сделать глоток воздуха, увидеть мир таким, какой он есть, но как только мы прекращаем наше общение, так сразу погружаюсь обратно, в эту трясину с ее иллюзиями и лживыми ценностями.    Николай согласно закивал, затем произнес:    - Это все только доказывает, насколько глубоко матрица проникла в наше сознание. Она заволокла мозг и не желает отпускать, наши озарения становятся все короче из-за жесткого давления бытом. Они давят нас инстинктами, они знают, что переключить внимание с осознания того что происходит можно только поставив человека на уровень выживания. А тех, кто много понимает, они заставляют ненавидеть людей за их типа тупость, но и это может пройти только у духовных уродов. Нормальный человек разберется и поймет, что ненавидеть ребенка за то, что ему не дали учебник нельзя. А ненавидеть надо тех, кто прячет учебник. Эти скоты прячут учебники, более того, они просто прячут ребенка в чулане, так как сами уже инвалиды и не способны к восприятию знаний свыше. - Николай посмотрел в сторону кухни. - Саша, кофе то когда будет? - улыбнулся он.    - Что, - как бы удивился товарищ, - а, кофе, сейчас.    Александр скрылся в дверном проеме и скоро загремел посудой.    - Тебе в маленькой? Сахара сколько? - выкрикивал он с кухни.    Николай отвечал и чувствовал, как погружается в состояние человека, живущего проблемами быта, или, другими словами, как матрица захватывает его. Эта дегенеративная субстанция, накаченная СМИ и прочими методиками глобальной промывки мозгов, необычайно окрепла. Иной раз Николаю казалось, что без вмешательства высших сил цивилизация обречена. Но, в какой-то момент, он четко осознал, что понимание этого, противостояние и есть непременное условие вмешательства, ибо если ты не сопротивляешься, то постепенно просто переходишь из разряда человека в нечто иное, а там уже помощи не жди...       В это время, также за городом, но совершенно в противоположной стороне, в роскошном особняке, за дубовым столом в стиле ретро, сидело пятеро мужчин. Их лица были суровы, строгие дорогие костюмы темных оттенков добавляли мрачности к общей картине. Большие окна были зашторены толстыми бархатными гардинами, освещение шло от лампы - абажура, которая свисала над столом и выхватывала его из темноты подобно прожектору. Все остальное, что находилось в огромной зале, оставалось в полумраке.    - Ну что, ему удалось не только обнаружить нашего человека, но и завербовать киллера. У меня возникает вопрос, откуда он взялся и случайно ли? - спросил солидный мужчина с проседью на висках.    - Как говорится, оказался в нужном месте в нужное время..., - загадочно выдал один из присутствующих.    - Все так думают? - обратился мужчина с проседью к остальным.    - По крайней мере, мы не смогли ничего накопать. Этот человек самоучка, индивидуалист, у него нет не особых связей, ни поддержки, он простой работник, инженер. Его третий глаз развивался без чьей либо помощи. - Проговорил следующий.    - Вы же не хотите сказать, что он выходит непосредственно на высшие уровни, минуя общие заслоны? Он не очень похож на святого человека, - продолжал тот же мужчина с проседью. Стало понятно, что он председательствовал на этом собрании.    - Владимир Андреевич, я не могу утверждать со сто процентной уверенностью, но, похоже, этот человек вел себя достаточно хорошо и возможно его образ мыслей также был достаточно хорош для тех, кто удерживает матрицу. - Проговорил очередной.    - Петр Ильич, я не могу в это поверить, череда случайностей привела такого человека в кафе? Мое мнение - он ведомый, но вот кем? - спросил председатель.    - Ответ напрашивается сам собой, если это не из нашей структуры, то значит из другой, но все они у нас на контроле, мы бы давно уже знали, кто ведущий, - на этот раз заговорил последний из молчавших. Стало понятно, что высказаться по данному вопросу должен каждый. - Следовательно, это структуры выходящие за пределы нашего влияния.    - Нет, Олег Дмитриевич, такой вывод мы принять не можем. Если это так, то мы должны согласиться с выходом нашего героя в иные миры, тогда где были наши "смотрящие на местах", почему не просчитали, не определили такого человека, позволили ему развитья до такой степени? Вы хотите признания потери контроля над сектором? - грозно закончил председатель.    - Владимир Андреевич, выводы не окончательные, мы работаем над этим, возможно все еще переменится, - произнес один из присутствующих.    - Если подтвердится что в нашем секторе сбой и кто-то смог выйти из панциря, участь наша незавидна, вам ли это не понимать? - председатель обвел взглядом всех присутствующих. - У нас есть верное средство прекратить все это, даже если там, - он многозначительно поднял указательный палец вверх, - решат что он нужен им для исследований, мы должны покончить с ним во что бы то ни стало. Надеюсь, с этим спорить никто не будет?    - Конечно нет, одно неудавшееся покушение еще не значит что этот человек неуязвим, к тому же очевидцы говорят что если бы не наш киллер, то его бы уже не было, - произнес тот, которого называли Олег Дмитриевич.    - А если его уже ведут? - неожиданно спросил председатель, подняв палец вверх, - если они ждут от нас действий, проверяют, так сказать? Вы уверены, что именно таких действий они от нас ждут?   Воцарилась тишина.    - Владимир Андреевич, если даже и так, то что же мы сделаем не так, если уберем его? Он опасен, он может добраться до нас, - произнес Олег Дмитриевич, - мы должны защищаться.    - Опасность главная не в этом, а в том, что он может создать прецедент, показать пример, создать тоннель для выхода в более развитые миры. Пока мы уводим их в нужную сторону, но, например, для нашего подопечного этот последний заслон разрушен, он смог его обойти, теперь ему просто нужны единомышленники и все. Группа людей создаст эгрегор, который будет помогать освободиться..., - задумчиво произнес председатель. - Человек нашел выход из пещеры и теперь покажет его остальным, и кучи этого быдла устремятся в миры нам неподвластные, откуда уже они смогут нас контролировать и скорее всего дни наши будут сочтены. - Закончил он внушительно.    - Владимир Андреевич, с вами все согласны, но это ведь только подтверждает, что с таким человеком панькаться не стоит, разве нет? - продолжал Олег Дмитриевич.    - Нет, - ответил председатель.    Все сосредоточенно ждали продолжения.    - Нет, мы уберем сегодня его, а завтра не заметим другого, такого же, как и он, но замаскированного под человека системы. Мы развиваем и укрепляем наш панцирь, но те, кто вырывается за его пределы, уже не видят в нем преграды, они понимают и видят больше нас, они вырабатывают защиту от их обнаружения. Сейчас мы уберем его, а завтра просто не заметим кого-то, кто вырвался и следит уже за нами...    Мужчины переглянулись.    - Так вы же сами предложили поскорее от него избавиться, - произнес кто-то.    - Да, но я хочу, чтобы все понимали, что происходит и какова степень риска. Мы убираем его, чтобы угодить верхам, но при этом открываем путь другим, которые окажутся попроворнее и, наученные опытом, не будут столь откровенны, как наш подопечный. Мы не должны способствовать уходу в тень, ибо выйдя из панциря они становятся неуязвимы, и как это не больно нам слушать, они становятся выше нас! - председатель повысил голос. - Поэтому мы должны хватать их в пути, мы должны их видеть, как они ищут выход.    - Мы видим их, мы создаем для них нищенские условия существования, мы их занимаем низкооплачиваемой работой, мы их третируем с помощью нашей агентуры, мы вводим их в эмоциональный способ мышления. Разве мы не работаем над этим? - спросил один из присутствующих.    Председатель всех обвел взглядом, и спросил:    - Кто еще хочет высказаться?    - Возможно, надо усилить давление, чтобы явные искатели свободы повыскакивали наверх. - Заговорил очередной мужчина, - пусть быдло вписывается в наши условия, но эти будут протестовать и бороться, хоть и в интернете, но мы увидим их. Последний закон, который упростит рейдерский захват, а, следовательно, и переход прибыльных объектов нашим людям, принят вчера без проблем. Вы называете его жестким, явным, который помогает обнаружить закулисье, но, разве это плохо? Может, стоит продолжить давление - пенсионная реформа, инфляция, сокращение производства до его полного исчезновения? Мне кажется, что нам следует более активно задействовать законодательные рычаги и тем самым выявить "просветленных" сейчас, пока они в пути, не дожидаясь их развития. Вы же сами говорите, что они учатся, начинают понимать, что их пасут, надо не позволить им уйти в тень...    Возникла пауза.    Председатель молча обводил взглядом своих коллег.    - Могу добавить, - начал следующий из присутствующих, - что уходу в тень будет способствовать явное гонение на "ищущих справедливости". Поэтому, для поддержки контроля и коррекции таких людей необходимо создать видимость свободы, пусть они думают, что мы теряем управление, что мы растеряны, что мы не справляемся, - это гораздо лучше, чем оставаться в неведении и получать просветленных вне панциря. Пусть наши структуры ведут активную пропаганду о потере контроля и растерянности мировых правителей, пусть борцы за справедливость начнут действовать пока они еще в пути, пока у них мало сторонников. А мы уже сможем подвести их действия под статью закона.    Председатель согласно кивал.    - Все правильно, наша задача выявлять и пасти, при этом максимально оставаясь в тени, тем самым создавая иллюзию бесконтрольности и хаоса. Именно это я и хотел до вас донести. А теперь вопрос - следим и изучаем, или убираем и остаемся безоружны от последующих проникновений в верха, туда, где мы уже не сможем ничего сделать? Если мы его убьем, то подержим нашу репутацию там, - он вновь поднял палец вверх, - им лучше чтобы в нашем секторе было все спокойно. Но общее дело требует здравомыслия, поэтому в наших общих интересах изучить сей феномен и не допустить его возникновения в дальнейшем. Поэтому, тщательно наблюдаем, делаем выводы и в случае реальной угрозы, или когда человек вдруг станет "обыкновенным", что в его положении может означать только одно - все понял и замаскировался, прибегаем к крайней мере. - Он обвел взглядом товарищей и продолжил, - согласны с такой постановкой?    - Да, - произнес Олег Дмитриевич, - мне кажется что там, - он показал вверх, - все это также понимают, поэтому мы вряд ли получили бы одобрение убийства. Надежды на то что они его не "почувствовали" нет, наверняка они в курсе, значит с любой стороны нам лучше повременить и понаблюдать, - закончил он.    Все из присутствующих согласно закивали.    - Насчет усилить давление, - продолжил председатель, - вопрос на контроле, скорее всего так и будет. Согласно последним исследованиям, опасность неуправляемых народных волнений крайне низка, наши "голосовалки" говорят об аморфности и податливости общества. Я уверен, что скоро придут директивы по повышению тарифов и раскрутке инфляции.    Все вновь согласно закивали...    - Петр, - обратился председатель к одному из мужчин, - пусть воздействие эгрегора будет максимальным, раздайте его фото нашим специалистам, пусть работают. Он должен чувствовать ужасный дискомфорт от того, что отошел от общих "ценностей" толпы, он должен чувствовать себя не героем, а неудачником, задействуйте семью, друзей, родственников, всех кого найдете. Пусть все вокруг будет кричать ему в ухо - ты недостоин звания "человека", ты не смог вписаться в эту систему! Ты ищешь оправдания своим неудачам, поэтому и придумываешь себе лазейки. Пробудите у него эго, честолюбие, опустите его на эмоциональный уровень, как вы будите это делать, меня не интересует, мне нужен результат.    - Разрешены все методики? - спросил Петр.    Председатель задумчиво посмотрел на кого-то из коллег, должно быть он ждал ответа на этот вопрос именно от него.    - Конечно нет, смерть близких людей запрещена, все что касается его, пожалуйста - увольнение с работы, налоговая, штрафы, милиция, подставы, все пожалуйста, - ответил тот, которого называли Андрей Дмитриевич. Становилось понятно, что это второй человек по важности после председателя.    - Только не все сразу, не переусердствуйте. Медленно по возрастанию, если удастся сломить на малом, то не задействуйте большего, приберегите. - Вставил председатель.    - Владимир Андреевич, я это понимаю, но здесь особый случай, я бы действовал более решительно и по всем фронтам, так сказать. - Проговорил Петр.    - Прежде всего, проконсультируйтесь с "посвященными", пусть каждый вынесет вердикт, после этого решайте насколько он непробиваем, возможно, они найдут у него брешь, - вставил Андрей Дмитриевич.    - А если все не поможет? Если он гранит? - засомневался Петр.    - Его мы трогать не должны, поэтому задействуйте стрессы, смерть близких, введите его в транс и действуйте, но это в самом крайнем случае, - ответил Андрей Дмитриевич.    Председатель поднял руку со словами:    - Стоп! Ни в коем случае вы не должны прибегать к этому шагу без согласования с собранием. Мы будем решать это совместно, нам для исследований нужен не растерянный зомби, а здравомыслящий человек, поэтому крайние меры будут действительно самыми крайними.    - Понял, граница - смерть близких, до этой меры все можно. - Проговорил Петр.    - Совершенно верно, - закончил председатель и поднялся с места.    Его примеру последовали все остальные, собрание было закончено...       Александр и Николай сидели на лавочке возле крыльца и смотрели на вечернее небо. Кофе, которое они выпили десять минут тому взбодрило и спать не хотелось. Ветер разогнал облака и утих, в небе мерцали мириады звезд.    - Удивительно, - вполголоса произнес Александр, - мир открывает нам по ночам свою бездонную суть, но мы все равно умудряемся прятаться в скорлупе, отгораживаясь от реальности.    - Мы видим бесконечную вселенную и хотим получить счастье в рамках ее молекулы, причем сделав из нее саму бесконечность, - поддержал Николай.    - Вот именно, сделать из недвижимости, комфорта и тачек саму суть существования. Из материального и временного создать вечные ценности. Уже в этом заложена явная ложь, которая на поверхности, но почему-то скрыта от многих. - Продолжал Александр.    - Согласись, эти мысли могут прийти при созерцании бездны, ты мысленно улетаешь в бесконечный космос и продолжаешь лететь бесконечное количество времени, покоряя бесконечное количество галактик, но никогда не наткнешься на предел. Ты не сможешь перегнать все свои представления о счастье и смысле жизни на планете в этот бездонный мир, ибо он неподвластен нашим законам и представлениям, а мы ему подвластны. И это он решает быть этой пылинке во вселенной или не быть, отвечаем ли мы законам гармонии и развития бесконечной вселенной или напротив обращаем на себя внимание, как на деструктивное образование, которое несет разрушение и хаос. - Николай остановился, одна из звезд ярко замерцала.    - Ты видишь это? - спросил Александр.    - Мерцание?    - Да, с тобой соглашаются из далекого космоса.    - Все может быть, и шутка, высказанная между прочим, может стать реальностью. - задумчиво проговорил Николай.    - Если он прав, мигните два раза, - иронично произнес товарищ.    Звезда перестала мигать вовсе.    - Ну вот, а ведь так хочется получать советы свыше..., - уже грустно продолжил он.    Неожиданно звезда действительно мигнула два раза.    - Кхе, ты тоже это видел? - поинтересовался Николай.    - Да, два раза...    - Тогда нет - пусть будет три раза, мигните три раза в знак согласия, - спокойно продолжал он.    Товарищи смотрели в безоблачное небо и ждали ответа. Через минуту он последовал в виде трех мерцаний.    - Ух ты, совпадение? - Александр не верил своим глазам.    - Мы в контакте с вами? - серьезно произнес Николай в сторону бездны.    Теперь незамедлительно произошло двухкратное мерцание.    - Вы знаете все наши проблемы, вы можете нам помочь? - продолжал Николай.    Вновь два мерцания.    - Коля, неужели мы вошли в контакт с кем-то, а может это всевышний? - изумленно вопрошал товарищ.    Ему в унисон произошло три мигания.    - Тебе ответили, - прошептал Николай.    - Я видел, неужели мы действительно с кем-то общаемся? - не унимался его товарищ.    Два мигания стало ответом.    - Подожди, Саша, давай задавать важные вопросы.    Они посмотрели друг на друга, затем вместе, как по команде, на небо. Звезда не мигала она продолжала светить, как и все остальные, что было хорошим знаком, значит, в этом не было хаоса, а были ответы на вопросы.    - Нам грозит опасность? - обратился Николай в бездну.    Тут же два мигания.    - Воздействие физическое? - продолжал Николай.    Три мигания в ответ.    - Воздействие на тонких уровнях?    Александр подивился, насколько быстро его товарищ сориентировался.    Два мигания подтвердили догадку.    - Ничего себе, вот это да..., - прошептал Александр.    Возникла небольшая пауза, Николай обдумывал, как можно конкретизировать эту опасность.    - Коля, я думаю, надо спросить оставаться нам тут или нет?    - Верно, нам оставаться тут? - обратился Николай к звезде.    Два мигания в ответ утешили Александра, но не его товарища.    - Какой срок мы можем здесь оставаться, неделю можем?    Два мигания дали утвердительный ответ.    - Хорошо, - прошептал Александр.    - А месяц оставаться тут можем?    Три мигания - ответ отрицательный. Сейчас мерцание происходило сразу после вопроса, заподозрить некое совпадение было невозможно.    - Мы должны защищаться? - спросил Александр.    Николай резко на него взглянул, но ничего не сказал.    Два мерцания.    - Выставлять защитные поля на тонком уровне? - продолжил тему Николай.   Два мигания.    - Хорошо..., - проговорил он задумчиво, - понятно...    - Коля, надо продолжать, может это все скоро прекратится! - шептал товарищ взволнованно.    - Вы еще будете с нами в контакте? - спросил Николай.    Два мигания.    - Это будет эта же звезда?    Три мерцания озадачили товарищей.    - Это звезда в этой же стороне? - предположил Александр.    Опять три мерцания.    - Это будет не звезда, вы просто будете помогать? - произнес Николай.    Два мерцания подтвердили предположение.    - Вы будете на связи все время? - спросил он затем.    Три мигания.    - Вы будете на связи, когда это возможно?    Два мигания.    Товарищи переглянулись. Лицо Александра выражало удивление и немного страх. Николай оставался спокойным, он немного улыбнулся и прошептал:    - Расслабься, все нормально.   Товарищ также выдавил улыбку.    - Мы можем доверять этому? - спросил Александр также шепотом.    - Я думаю, можем.    - Но как понять...    Николай поднял руку, показывая что нужно прекращать шептаться.    - Мы, человечество, управляемся людьми? - громко спросил он, обращаясь к звезде.    Три мигания.    - А то, что называют мировым правительством, это люди? - продолжал Николай.    Два мигания.    - Мировое правительство подчиняется не людям?    Два мигания.    - Они могут достигать высших духовных уровней? - неожиданно вмешался Александр.    Три мигания, Николай посмотрел на товарища и одобрительно кивнул, после чего задал очередной вопрос:    - Мировое правительство следит за тем, чтобы люди не развивались, чтобы они не смогли выйти на высшие духовные уровни?    Два мигания.    - Мировое правительство выполняет распоряжение своих неземных наставников, поэтому следят скорее те, - прошептал Александр.    - Это понятно, следят и те и эти, - прошептал товарищ в ответ.    - Но что нам делать, мне непонятно, как получить совет, мы должны догадаться и только затем спросить, - продолжал Александр.    - Знаешь, спасибо и на том.    Александр показал на небо, там откуда-то взялись облака, одно из них плыло прямо на звезду.    - Смотри, - Николай указывал товарищу на самолет, который оставлял за собой след, - а вон еще один, видишь? - тот уже пролетел в направлении перпендикулярном первому и также оставил за собой след.    - Их тут много пролетело, я видел, но не обращал внимания, химтрейлы?    - Возможно, судя по сетке следов. - Ответил Николай.    - Спасибо, мы все обдумаем и снова выйдем на связь..., - проговорил Николай звезде, скрывающейся за облаком.    Два мигания были едва заметны.   Товарищи еще какое-то время наблюдали картину образования облаков. То, что они возникали с такой скоростью, было странно, даже с учетом распыления химических веществ. Следы от самолетов не то чтобы долго висели в воздухе, они, как бы, преобразовывались в широкие полосы туманности, которая затем превращалась в облака.    - Никогда не видел столь быстрого образования облачности, - проговорил Александр. - Похоже, там сильно постарались, - он указал вверх.   Николай кивнул, он сосредоточенно что-то рассматривал в небе.   - Посмотри на это, - показал он товарищу направление. - Видишь как бы кольцо?   Александр сощурился, желая улучшить резкость, его зрение в последнее время ухудшилось, всему виной долгое сидение за монитором. В небе за облаками едва просвечивалось нечто имеющее форму гигантского кольца.    - Ага, вижу, - произнес он и расслабил глаза, - что это?    - Я слышал это одно из проявлений воздействия ХАРПа. Если это так, то становится все понятно, - ответил Николай.    - ХАРП? Это тот, что на Аляске?    - Не знаю, может тот, а может и другой, мы не знаем всего..., - продолжал он.    - Неужели все для того чтобы убрать из видимости звезду? - удивился Александр.    - Я думаю для того, чтобы не дать нам понять, что это действительно связь, а не простое мигание. Это тщетная попытка спрятать от нас реальность. - Проговорил Николай спокойно.    - Да только поздно, не успели, что теперь? Все время нагонять облака в момент контакта? - иронизировал товарищ.    - Это слишком серьезно, если так, слишком мы засветились, - продолжал Николай.    - Чтобы отрезать нас от этой звезды им приходится включать свой ХАРП и распылять с самолетов? Ничего себе! В таком случае убрать нас гораздо легче, - грустно закончил Александр.    Товарищи молча смотрели на небо, где облака продолжали скрывать звезды.    - Как можно так быстро задействовать самолеты? - удивлялся Александр.   Николай пожал плечами.    - Значит, у любого гражданского лайнера где-то в тайном месте заложена емкость с необходимыми реактивами, - размышлял он.    - Да возможно ли такое? - продолжал Александр, - это ж сколько самолетов должны были зарядить, и все тайно и летчики ничего не видели? А обслуживающий персонал?    - Согласен, верится с трудом, но информация гуляет по интернету и СМИ, значит таки кто-то видел и обнародовал. - Ответил задумчиво Николай. - Впрочем, сейчас они уже не боятся огласки, чего стоят фильмы о мировом правительстве и финансовых реалиях мировой экономики. Идет тестирование общества на предмет аморфности и бездействия. Идет разведка перед глобальным сливом в общество того, что было извечной тайной для смертных. Масонство, мировое правительство, мировая псевдо экономика и прочее...    Николай зажмурился будто от боли.    - Что с тобой? - насторожился товарищ.    В ответ лишь отрицательное мотание головой.    - Тебе плохо?    - Чувствую какое-то воздействие, эти сволочи пытаются заблокировать информацию..., - прошептал Николай.    - Пойдем в дом, Коля. Хватит с нас на сегодня, - с опаской проговорил Александр, продолжая всматриваться в лицо товарища.    Тот по-прежнему сидел зажмурившись.    - Саня, давай еще посидим, - еле проговорил он, - я попробую понять, что происходит.    - Скажи, что ты чувствуешь, говори со мной, - не унимался Александр.    Николай поднял руку, так он делал всегда, когда хотел остановить товарища.    - Мне нужна тишина, я посижу здесь один, хорошо, Саня? Выйди ко мне через пятнадцать минут, пожалуйста.    Товарищ в нерешительности поднялся.    - Если что, зови, - проговорил он.    - Пожалуйста, - умоляюще попросил Николай.    Александр поднялся и направился в дом. По скрипу ступенек и звуку закрывающейся двери, Николай понял, что остался один. Теперь ему предстояло наполнить свое тело светом, это была насильственная медитация, но сейчас он нуждался в ней. Расслабление было невозможно из-за пронизывающей боли в области темени, которая сковывала мозг.   - Вот так, значит, взялись всерьез и сразу, - рассуждал он про себя, - решили заблокировать связь с духовным миром..., - грубо, ох как грубо. Видать, оно стоит того.    Затем он сосредоточился на ниточке, которая идет от его темени ввысь, туда, где звезды и галактики, где бесконечность и вселенская мудрость. Ему предстояло наполнится через нее светом, чтобы не осталось ни единого темного пятнышка в его ауре...    Николай не мог расслабиться, напряжение мешало, и на это было направлено стороннее воздействие. Но неимоверным усилием воли он смог "накачать" свое тело светом. Теперь предстояло расслабиться и сохранять в воображении совершенно белый цвет. Получилось не сразу, множество мыслей и волнение захватывали вновь и вновь. Среди них был и страх, что ничего не получится, и он останется под властью невидимых монстров, которые сейчас блокировали связь с высшим миром. Но, постепенно ему удалось совладать со всем этим хаосом и остаться среди совершенно белого тумана, который был в его воображении повсюду.    Дальше было нужно представить, что сейчас ему мешает? тут были свои тонкости и напрягать воображение было нельзя, все должно происходить естественно и прийти как бы со стороны. Пришлось также "попотеть", потому как каждое направление мысли вызывало множество побочных, которые волновали и уводили в сторону. Приходилось маневрировать и идти буквально по лезвию бритвы, чтобы усилия сознания не вызывали ворох сторонних мыслей.    И вот, наконец, получилось, вопрос в вечность сформирован и стороннего мусора нет, есть чистый белый свет, который умиротворяет и успокаивает, очищает и делает свободным от догм и правил системы.    Именно в таком состоянии Николай стал видеть людей в темных костюмах. Это были уже знакомые нам пару человек из вышеописанного собрания и еще четыре новых. Все они сидели перед статуей какого-то ящера с поднятыми в его сторону руками и раскачивались из стороны в сторону. Перед каждым из шести мужчин был ноутбук, на мониторах просматривалось изображение человека.    Николай вгляделся в лицо неизвестного и глубоко вздохнул, там был тот, кого он и ожидал увидеть - на экранах было его собственное изображение.    Мужчины продолжали покачиваться, издавая какие-то звуки, они напоминали слова неизвестного языка, но точно не латыни.    Неожиданно они ускорили свое качание и слова стали громче, было видно, что посыл энергии увеличился. Николай тут же понял, что они почувствовали препятствие для воздействия.    - А что я могу сделать теперь? - размышлял Николай.    Напряженные лица мужчин задрожали, некоторые даже покраснели. Он вдруг понял что у них не просто не получается, а идет возврат, они все получают обратно. Негатив, блоки и прочую энергетику, все возвращается, не достигнув адресата. Николай так ясно осознал это, что сомнений не оставалось, кто-то помогал ему в понимании происходящего. - Нужно держать это состояние, нужно не нервничать, а спокойно наблюдать. Они ищут зацепки, ищут мои грехи, им нужен крючок, за который они смогут меня поймать, я не должен злиться, они жертвы, несчастные зомби, которым внушили, что они правят миром. На самом деле, они помогают этому миру исчезнуть, они зачищают планету от людей по "образу и подобию", тем самым зачищая цивилизацию вообще, ибо такая раковая опухоль во вселенной вырезается. Что означает конец цивилизации, но именно это и нужно представителям расы ящеров с иных миров, им нужна глобальная зачистка этой планеты, они хотят не оставить тут ни одного человека, чтобы высшие миры отвернулись от Земли, ибо люди по образу и подобию высших существ. Которые помогают им, но только если люди сами выбирают путь к свету, в противном случае человек считается падшим и не достойным существования. "Ящеры" все это знают, поэтому выбирают худших и ставят руководить процессом деградации, который впоследствии убьет всю цивилизацию и, тем самым, освободит землю от людей и внимания высших миров.    Все эти мысли ясно прошли в голове Николая, он понял, что соединен с миром света, что информация истинна.    Мужчины имели уже довольно измученный вид, их перекошенные лица были мокры от пота, цвет лица у некоторых напоминал переспелый помидор. Они дрожали, и казалось, чего-то ждали, качания достигли максимальной амплитуды, еще немножко и они просто попадают со стульев.    Картина противостояния силам света была обнадеживающей. Пока они не смогли создать тот крючок, который бы позволил втянуть Николая в спектр их энергетики, что означало возврат всего ими созданного, всей той грязи, разрушающей сознание, им самим.    Неожиданно, один из раскрасневшихся мужчин убрал дрожащие руки от статуи и обхватил свою голову. Все на миг скосились на него, затем вновь сосредоточились на ящере. Мужчина застонал и хотел подняться, но потерял равновесие и рухнул на пол.    - Внимание, - крикнул кто-то из оставшихся, - продолжаем!    - Не могу больше, - прошипел очередной.    - Держать картинку! - продолжал тот же голос.    Должно быть, у них был старший, к слову, картинка на мониторе была все той же.    Николай понял, что в их воображении происходила какая-то атака на него, вот ее они и держали. Но что-то там не получалось, поэтому то, что было создано для удара, возвращалось обратно.    - Надо переводить, надо переводить на кого-то, он недоступен, - почти закричал очередной участник этого эксперимента.    - Держать, нам нужен он, - противоречил главный.    - Мы все выйдем из строя, - поддержал кто-то предыдущего.    Они, оставшись вчетвером, стали дрожать еще сильнее, теперь лица у всех были одинаково багровыми, пот катил градом, было понятно, что еще немного, и они все попадают.    Николай продолжал удерживать всю эту картинку в облаке белого цвета, он не чувствовал их воздействия, но видел как облако немного колыхалось, как на ветру. Оно немного двигалось, но он знал, что это не страшно, что ветер явно не той силы, а значит, им по-прежнему не за что его подцепить.    Неожиданно их главный скомандовал:    - Все, делаем слив, это опасно!    - Кто?! - выкрикнул кто-то из участников.    - Кто?! - повторил другой.    - Арсений, ему уже все равно, - бросил главный. - Давай на три четыре.    По команде они все перевели дрожащие руки со статуи на лежащего товарища. Тот буквально вскочил, вернее, попытался встать на ноги, но тут же упал как подкошенный.    Напряжение спало с лиц присутствующих, они тяжело дышали и смотрели на Арсения.    - Ему уже все равно было, в лучшем случае остался бы инвалидом, - проговорил главный.    - А если честно, то может и оклемался бы, обширный инсульт еще не приговор в наше время, - ответил ему кто-то.    - Перестань, он вышел из строя первым, это как жребий, он стал слабым, - поддержал главного очередной.    Мужчины вытирали пот с лиц и приходили в себя.    - Роберт, - обратился к главному тот, кто пока молчал, - нужно передать в верха что он недоступен, мы не можем больше так рисковать, каждый раз мы будем терять человека, а затем еще и добивать его...    - Я сам знаю, что мне нужно, а что нет. Ты хочешь, чтобы там усомнились в наших способностях? Именно это им придет в голову первым, или ты хочешь им доказать, что этот человек чист и никогда, по крайней мере в последнее время, не лицемерил и действовал сугубо в своих эгоистических целях, то есть ты хочешь чтобы они в это поверили? - Главный тяжело поднялся и подошел к лежащему товарищу. - Пока я могу сделать вывод только такой, - он выдержал паузу, потрогал пульс лежащего, оттянул ему веко и продолжил, - Арсений выбыл из строя и нам не хватило энергии, пока так. А также, что его защита очень сильна, что и подтвердил Арсений. И знаете что? - он вновь выдержал паузу, потом поднялся с колена, - я не уверен, что это не так, поэтому не боюсь, если весь этот разговор дойдет до верхов.    - Мы все тут ляжем, клиент силен, у него защита, в следующий раз нужно не пять, а хотя бы восемь человек, - произнес очередной мужчина.   - С этим я может и соглашусь, - поддержал главный, - вот только, где взять еще таких четверых? - он окинул присутствующих взглядом.   - Наверное, попросим группу Симона, - неуверенно предложил тот же мужчина.   - Ха, Симона, - главный повернулся к говорившему, - это что же, показать что мы слабаки, а если они на это предложат обойтись своими силами? А? Тогда как?   - Хм, тогда не знаю, - ответил тот.   - Прекрасный повод подвинуть конкурентов..., - произнес очередной из команды экспериментаторов.    Николай стал терять изображение, возможно, потому что далее следовала лирика и опасность для него миновала. Все же он хотел еще послушать, чем это все закончится. Более того, эдакая бытовая конкуренция у таких матерых мастеров его позабавила.    - Система не оставляет без следов своего уродства никого из тех, кто ей служит, - подумал он, - и в этом ее слабость. Даже тут они думают о карьере, а ведь угроза их "великой миссии", их глобальной бредовой концепции управления миром...    Как бы услышав его размышления, главный почти прокричал:    - Это не препятствие для нас, если нужно, мы объединимся, главное это нейтрализовать того, кто смог пробить панцирь, все интриги и эго в сторону! Если мы допустим это, и далее люди смогут на потоке проникать в высшие сферы, то не будет никакой конкуренции, мы сами превратимся в рабов! Об этом надо думать! - Громко вещал их старший, должно быть, одумавшись и понимая, что их могут слышать. Нет не обязательно по подслушивающему устройству, а с помощью методики передачи информации на тонких уровнях, чем там, безусловно, владели. Правда частота была "низкой", особой, приближенной к дьявольским колебаниям. Но именно на этих частотах они работали и хотели бы, чтобы все их подконтрольное "стадо" не поднималось выше этих частот, ибо там они были недоступны и, более того, могли сами управлять этим сатанинским собранием.    Все это ясно промелькнуло в сознании Николая перед тем, как облако рассеялось, а вместе с ним и картинка с четырьмя стоящими вокруг своего товарища людьми.    Среди темноты, сменившей картинку, стали вырисовываться окружающие предметы. Вначале, в ночной мгле он заметил деревья, затем подсвеченный окном с соседнего дома забор, потом дорожку, ведущую к калитке, все проявлялось так, будто со света заходишь в темную комнату.    Лампочка на веранде зажглась и дверь в дом приоткрылась.    - Ну, что там, все? - спросил Александр.    - Все, кажется, все, - Николай выдавил из себя улыбку.    Товарищ вышел на крыльцо и деланно бодро проговорил:    - А знаешь, я не сомневался и даже спокоен был, вот чувствовал что все нормально.    - Молодец, твой третий глаз тебя не подводит, - Николай посмотрел на небо. Оно по-прежнему и даже более того было затянуто облаками.    - Это они? - спросил товарищ.    - Я не знаю кто, но мне помогли и даже очень.    - А облака кто нагнал, ты знаешь?    - Вот этого не знаю, да это и не важно, теперь я знаю другое..., - Николай поднялся и немного потянулся, желая размяться.    - Расскажешь?    - Не сейчас, мне нужно переварить и сделать выводы, хотя, на первый взгляд они очевидны..., пойдем в дом, уже поздно и спать пора.    - Как раз это я и хотел предложить, пока с меня вполне достаточно того что все нормально, а остальное расскажешь потом, если захочешь, - проговорил Александр, пропуская в дом товарища.    Они зашли в комнату и Николай увидел приготовленное для него ложе.    - Спасибо, - улыбнулся он и вскоре уже дремал в постели. Хозяин дома расположился в другой комнате.       Отключился Николай довольно скоро, несмотря на сильные впечатления минувшего дня, организм брал свое, возможно не без помощи сверху.    Утро встретило его солнечным светом и приятной прохладой, форточка была открыта.    Николай привстал на кровати и все моментально вспомнил. После чего глянул на часы - девять тридцать.    - Ого, - произнес он вслух.    На крыльце послышались шаги по ступенькам. Аккуратно открыв дверь и осторожно ступая, кто-то прошел на кухню.    - Саша? - громко спросил Николай.    - А я стараюсь тут, на носочках. Доброе утро!    - Доброе, а куда ты выходил?    Александр показался в дверном проеме и с улыбкой произнес:    - Это не квартира, приходится выходить по нужде.    Николай поднялся и прошел на кухню, где взял указанное ему полотенце и пошел к умывальнику. Он проделал все утренние процедуры, в том числе и почистил зубы, правда пальцем.    - Надо в сельпо щетку купить зубную, - бросил товарищ, глядя на это. - Мы же не собираемся пока уезжать?    - Нет, я думаю, неделю еще нет. - Задумчиво протянул Николай.    - Кофе, чай?    - Давай чай, только покрепче.    - Хорошо, я как раз собирался себе заваривать, думал, ты будешь кофе.    Александр принялся возится с заварником и чашками.    - Я буду бутерброд и больше ничего, - произнес Николай, - найдется?    - Я и сам по утрам не страдаю аппетитом. Все найдется, и масло и сыр.    - Отлично, я пока во двор выгляну.    Николай вышел на улицу и подивился хорошей, безветренной погоде. Синее небо проглядывало сквозь цветную листву и делало картину еще колоритней.    - Надо же, как приятно глазу, как гармонично, и все это взято под контроль кучкой проходимцев, чтобы люди могли ощущать эту красоту только дозировано, моментами, а все остальное время были заняты выживанием. Им нужно тупое стадо, которое не могло бы поднять голову и увидеть свет. - Николай тряхнул головой, желая сбросить с себя эти мысли. - Видать, уже не получиться смотреть на природу без связи с этим, такова участь всех осознающих, - рассуждал он.   Николай однозначно ощущал себя клеткой большого организма, которая способна видеть, как другие клетки пытаются возомнить из себя что-то и превратиться в опухоль, которая в итоге способна убить весь организм.    Он спустился в сад и прошелся к месту, где был бомж.    Примятая трава искусственного ложа выдавала место. Что-то было в этом человеке настораживающее.   Николай прошел к бывшей дыре в заборе и потрогал доску. Она держалась некрепко, должно быть Александр прибил ее парой небольших гвоздей...    - Ладно, эти люди, если что, могут использовать кого угодно, например милицию, - подумал он почему-то.    За забором гулко прогромыхала грузовая машина. Это вернуло его к обыденным мыслям, жизнь просыпается и люди пока еще с чистыми утренними головами загружают туда программы, которые для них подготовили - у кого-то это работа на грузовике, потом вечерняя пьянка, приход домой, скандал, сон и вновь пробуждение. У кого-то, это научный труд над проектом и, как следствие, чувство собственной значимости, ибо если ты не занимаешься коммерцией, а научной работой и это приносит тебе такие же доходы, то человек начинает чувствовать свое превосходство. Оно нет-нет, а где-то и выскочит в отношении к людям физического труда или коммерсантам.    На самом деле все они обслуживают систему, которая прописала для них правила. Самых умных она пригвоздила к своим "научным процессам", заставляя их разрабатывать что-то, что в дальнейшем бы служило укреплению самой системы. То, что эта система была направлена против людей и заботилась о том, чтобы население планеты оставалось духовно тупо и малоразвито, чтобы оно вымирало, чтобы в нем существовали искусственные противоречия, все это выносилось за скобки деятельности человека вследствие его обработки этой же системой. Его суженное сознание не позволяло ему критически относится ко всему что происходит и заставляло смотреть на мир через призму собственного благополучия. То есть, если у тебя и твоей семьи все нормально, то и мир вокруг устроен правильно, а все страдания других людей, типа заслужены. Ибо ты же получаешь заслуженную помощь всевышнего, а они ее не получают, следовательно ты лучший, а те так, отбросы. То что помощь может быть совеем не от всевышнего, ими также отвергается вследствие своего тщеславия - оно также развивается системой, ибо каждый должен быть эгоистом, рассматривающим свое благополучие отдельно от других людей. Именно в таком формате "сумасшедшие поводыри" с легкостью могут вести цивилизацию в пропасть, при этом обрекая зомбированное и оглупленное население заниматься обустройством каюты на тонущем корабле.    Все эти мысли вихрем пронеслись в его голове.    Последнее особенно пришлось по сердцу Николаю, эта аналогия, как нельзя более, отображала суть системы и обманутых ей граждан - обустройство каюты на тонущем корабле.    Однако, такие озарения растворяются в болотной жиже действительности и заставляют нас ворочаться и бултыхаться, сопротивляясь погружению в пучину. Что на деле выливается опять же в простую суету и быт, который требует огромного сосредоточения.    - Коля!- позвал товарищ, - заходи.    Николай обернулся и увидел жмурящегося на солнце Александра.    Они прошли в дом. Николай ощутил запах деревенского жилья, которое помнил с детства, это смесь дерева, сена и человека. Хотя стены были и кирпичные, дерева в доме хватало - только скрипучие полы и массивный чердак чего стоили.    - Ну как ты, были новые мысли? - Александр пододвинул стул товарищу.    - Они у меня постоянно присутствуют, в бесконечности много нового, только мы загоняем ее в наши узкие рамки и знать о ней не хотим.    - Я говорю с Сократом - улыбнулся Александр, - ты так чеканишь, как по написанному.    - Сам удивляюсь, находит этот официальный язык, будто на приеме где-то, как не мое, но хочется говорить именно так, - улыбнулся в ответ Николай.    - Ну вот, заговорил нормально, моя вина, сбил, - продолжал товарищ с улыбкой.    - Ничего, а то меня это стало раздражать.    Они принялись за бутерброды с кофе.    Вскоре трапеза была закончена, Николай откинулся в кресле и проговорил:   - Вот так иногда хочется посидеть и расслабиться, в этом ощущаешь даже какое-то счастье. Когда нет ничего кроме твоего удовлетворенного организма и тишины вокруг.   - Удовлетворенного едой? - бросил Александр.   - Ага, иногда опускаешься до инстинктов и просто довольствуешься едой и комфортом.   - Не довольствуешься, а просто входишь в состояние большинства населения планеты, эгрегор мощный, все счастливы, когда их ждет после работы роскошный дом, а желудок постоянно набит едой. - Продолжал товарищ.    - Это наше естественное желание на каком-то этапе развития, вся разница лишь в том, что кто-то его оставляет позади. Но торможение системы обеспечивает отставание в развитии и задержку на этом уровне. Тем же, кто пошел дальше, иногда приходится спускаться в это состояние, ибо так легче понимаешь проблемы остальных, как бы вспоминаешь и осознаешь, чем живет большинство, - ответил Николай и потянулся, - ну вот, не дал ты мне немного отвлечься.    - А разве можно расслабляться? - улыбнулся товарищ.    - Значит можно, надеюсь, это происходит в моменты безопасности, надо верить в невидимых помощников, они тоже не дремлют.    Воцарилась тишина, какая-то муха гулко билась о стекло.    - Не хочется уподобляться такой мухе, - произнес Николай задумчиво.    - Это точно, а что, разве это может быть с тобой?    Вновь пауза, теперь к окну подлетела бабочка, та самая, тропическая.    - Ты что, не закрыл банку? - удивился Николай.    - Да она издыхала, я ей накидал туда листиков свежих и все...    - Как видишь, ожила.   Александр кивнул и проследил взглядом полет бабочки. Последняя покружила по комнате и повисла на занавеске.    - Так что с мухой? - напомнил он товарищу.    - Мы, люди помещены в некую комнату, если точнее, подвал, в котором на стенах красивые картины, помнишь эту аналогию?    - Ну да.    - Некоторые не могут этим довольствоваться, развиваются и начинают искать выход, и некоторые находят, только не выход, а окно...    - Окно?    - Да, в него много что видно, видна бесконечность, она дает им осознание великой вселенной с ее такими же великими законами. Они считают, что достигли просветления. - Николай обратил внимания на бабочку, которая оторвалась от занавески и подлетела к товарищу. Она покружила над ним, затем отправилась обратно к окну и стала биться о стекло. Теперь они трудились вместе с мухой.    - Я кажется понимаю, что ты имеешь ввиду, - продолжил Александр за него, - мы, как эта муха или бабочка - красивые и богатые или уродливые - в наших представлениях, находимся совершенно в одинаковых положениях, бьемся о стекло, не понимая что это не выход.    Николай внимательно посмотрел на товарища.    - И да и нет, то что мы в своем мире создали образы успешных, красивых, богатых - действительно не имеет значения, как для этих вот мухи и бабочки, это да. Речь же немного о другом, те, кто смог с помощью своей жизненной философии увидеть реальность, увидеть бред и иллюзорность нашего мирка, может получать удовлетворение от созерцания в окошко некой истины. Он будет продолжать трудится над собой, будет все больше отвергать этот иллюзорный мир и все больше уделять внимания созерцанию через окно, его развитие в этом будет со стороны напоминать вот этих двух собратьев, они будут биться о невидимое стекло и не продвинутся в понимании не на йоту. Зато у них будет развиваться чувство собственной значимости, чувство отличия от других, которое они, конечно, будут воспринимать как данное всевышним за их "упорный труд". Но на самом деле, это очередная ловушка. - Николай проводил глазами бабочку, которая вылетала из комнаты на кухню. - Тебе позволили подглядывать и не более, ибо, таким образом, тебя также можно обезвредить. Ты думаешь, что вот оно, наконец, ты достиг того что искал, ты видишь и развиваешься дальше, но на самом деле, взращиваешь свое эго и постепенно удаляешься даже от окна...    Воцарилась тишина, которую нарушала лишь надоедливая муха перед окном.    - Однако, - протянул Александр, - как всегда глубоко.... Знаешь, я сейчас подумал о том, что такая деятельность - стуканье головой о стекло, может раздражать тех, кто выше и хочет нам помочь.    Николай направил указательный палец в товарища и кивнул.    - Именно так, - подтвердил он, - это раздражает только не в нашем смысле, там нет раздражения, там есть просто помощь или ее отсутствие, в зависимости от того спектра частот, на который ты настроен. Так вот, стуканье головой о стекло просто говорит, что твой спектр частот контролируется частично низшим миром, который и не выпускает тебя из этой очередной иллюзии. Значит, твои прошлые поступки, твоя карма не позволяет тебе выйти из-под влияния низшего мира и, более того, ты увеличиваешь свои преграды, раздувая свое эго. Ты еще слишком занят собой и считаешь себя чем-то большим, чем ты есть, ты выделяешь себя из толпы и ты индивидуалист, тебе нравится это выделение. А на самом деле, и это очень важно, все, что ты должен получать с продвижением по лестнице духовного развития - это переживание за то, что другие идут не туда, что они развиваются в другом, в убийстве организма-цивилизации, а не его оздоровлении. Если ты развиваешься правильно, ты видишь, что другие собратья убивают общий организм, где ты всего лишь клетка, и поэтому ты не можешь быть довольным, ты не можешь быть счастлив. В противном случае, это не та лестница и приведет она тебя максимум вот к такому окну, - Николай показал в сторону мухи. - Но это еще не приговор, и человек ошибившись может исправится, хоть нам навязывают постоянство деградации и некой верхней планки понимания. Нас пытаются всунуть в неприродную для нас клетку, откуда бы не было выхода и где мы были бы полностью предсказуемы. Но, на самом деле, мы всегда можем измениться, просто кому-то нужен толчок сильный, а кому-то достаточно и философских размышлений.    - Как той бабочке, она побилась головой о стекло, пыльца с ее крыльев посыпалась и она осознала, что еще немного и вообще не сможет летать, это был ее толчок, правда? - Вставил Александр.    - Да, в отличие от мухи, которая твердолоба и здорова для того чтобы в чем-то усомнится, она бьется головой и считает, что еще немного и вылетит. Типичная ловушка многих ищущих, которые так и остаются с раздутым эго за стеклом, созерцая бесконечность, но не чувствуя и не понимая ее. - Продолжал Николай.    - А разве можно понять бесконечность, разве можно понять что там? Ведь всегда наши представления и определения будут сталкиваться с важной составляющей - расстоянием, мы можем представить, что там также, как и в нашей солнечной системе, но мы не можем быть в этом уверены. Мы не можем сказать что сигнал, пущенный в любую сторону, достигнет через миллиарды световых лет чего-то, ибо там есть то-то. Мы можем познать лишь то, что можем, все остальное непременно упирается в наши фантазии и представления, которые исходят из нашего нынешнего пребывания и могут не иметь ничего общего с пребыванием там. - Эмоционально проговорил Александр. - Не есть ли уверенность в том, что бесконечность несет с собой именно такие формы, такие законы и прочее..., не есть ли это признаком ума заблудшего?    - Я согласен с тобой Саша, вот только почему ты злишься? Тебя начинает раздражать мой напутственный тон, я это чувствую. Пойми, я не претендую на учительство, в противном случае я был бы тем, кем ты и считаешь таких людей - самодовольными кретинами, которым что-то приоткрылось и они теперь имеют наглость учить других не понимая простой истины, что нельзя познать неизмеримое, нельзя утверждать, что там то же, что и тут. И если ты все-таки это делаешь, то ты и есть заблудший человек с раздутым эго. - Николай улыбнулся. - Теперь ты понял, кого я имел ввиду, когда говорил о мухе бьющейся в стекло. Это именно те люди, которые претендуют на истину и считают, что увидели и поняли все. Это и есть их барьер и есть их стекло, о которое они бьются, созерцая бесконечную вселенную, которую они нарекают какими-то свойствами.    Александр поднялся с места и подошел к окну. Муха, должно быть, его испугалась и полетела прочь от стекла.    - Значит, один из признаков, что ты не бьешься головой в стекло, что твоя планка ограничения отсутствует, это осознание непознаваемости мира? Ты это хотел сказать? - Он обернулся к товарищу.    - Да, мы познаем лишь то, что в силах охватить наш разум, наше сознание и зрение. Далее уже идет область предположений и фантазий, которые человек заблудший нарекает истиной, а человек без барьера - планки, нарекает бесконечностью...    - Тогда, как мы можем быть уверены, что наши помощники там, - Александр показал пальцем вверх, - действительно положительные? Разве мы исходим не из наших сугубо личных ощущений? Другими словами, они помогают нам, значит, они хорошие?    - Но-но, не злись, ты занервничал. - Проговорил Николай спокойно. - Это совсем другое дело и то, как мы воспринимаем мир и наше в нем положение, как мы стремимся к познанию, говорит о многом. Главный постулат, дающий отличие правильного пути от пути проходимца - это альтруизм, забота об организме под названием цивилизация. Это здоровое отношение к окружающему, где выделение себя, как некой избранной клетки, которой можно пожирать чужие ресурсы, или пойти еще дальше, придумать ложную систему ценностей, давать ложное образование другим, для того чтобы легко справляться с обманутым и оглупленным населением, есть уродство, цель коего - эгоизм и царствие за счет других. Это ли не духовный идиотизм, который диктуют наши низменные инстинкты - жрать, владеть в достатке и избытке всем, что может привести к комфорту. Принести в жертву духовное развитие в обмен на инстинкты, для этого надо быть духовным инвалидом, "зомби", но никак не здравомыслящим человеком. Последний никогда не будет убивать организм, клеткой которого он является, другими словами, он никогда не будет выделять свое благополучие из благополучия остальных. Он будет счастлив только при условии, что все области организма здоровы, что он будет жить и давать возможность развиваться людям, как "полезным микроорганизмам". Сейчас же кучка проходимцев создали из нас вредоносные бактерии, которые пожирают общие ресурсы и друг друга, Мы сейчас напоминаем сумасшедших, которые вооружились ломами, топорами, а кто и мощным металлорежущим инструментом, усиленно трудятся в трюмах корабля под названием "цивилизация" над сносом корпуса. Именно так работает политика паразитизма, которая сейчас навязывается обществу. Мы делам дыры в корабле под названием "цивилизация", то есть в организме, который начинает болеть. И тут два варианта, либо он умирает - идет на дно вместе со всеми "микробами", либо включает иммунитет и уничтожает вредоносные бактерии. - Николай сделал паузу.    Александр отошел от окна и присел напротив.    - Знаешь, Коля, я чувствую, что это правда, что ты действительно заботишься об организме, как ты говоришь.... Но вот давай рассуждать логически.    - Давай, - поддержал товарищ.    - То, что ты понимаешь, понимает менее одного процента планеты, ты, познав великую истину, должен прятаться и ждать худшего, в отличие от массы дегенератов, являющихся примером для подражания и воспитания людей. Не перешли ли мы Рубикон, точку невозврата, возможно ли спасение при таком раскладе..., - Александр опустил глаза вниз, как бы извиняясь за свой вопрос. - Не опустились ли мы уже на дно бездны, где должны просто сгинуть в отсутствие "света и воздуха"?    - Фатальность также оружие системы. Нет ничего в этом иллюзорном мире настоящего, устойчивого, все это есть лишь в мире вечной вселенной. Созданная клоака тут не имеет постоянства во времени, именно поэтому может включиться иммунитет и, согласно вибрациям, исходящим из сознания человека, будет проведена зачистка. Она может быть полной - если вирусом поражено все человечество, либо неполным, когда все-таки останутся люди выстоявшие, чей генофонд имеет ценность во вселенной. Понимаешь, мы рассуждаем согласно той иллюзии, в которую нас погрузили, это она диктует нам чувство безысходности исходя из косвенных признаков массового психоза и помешательства на материальных благах. Последнее не пришло нам из глубин вселенной в виде незыблемых законов, оно изобретено местной шайкой проходимцев, которые, может, и имеют отношение к какой либо неземной цивилизации, но не имеют ничего общего с законами гармонии и развития бесконечной вселенной. А все в этом мире стремится к порядку и гармонии, и эта временная структура деградации будет уничтожена, исходя из этих же законов, повлиять на которые мы не в силах. Просто хочется, чтобы это произошло не ценой исчезновения очередной цивилизации.    За окном задул сильный ветер, листья закружились вихрем, ударяясь о стекло, товарищи скосились в сторону шума. Николаю представилось, как на некой "молекуле" во вселенной существует микрочастица в виде домика, в котором находятся еще менее заметные частицы и сейчас они пытаются постичь то, что над ними. "Однако люди должны быть достаточно глупы, чтобы позволять себе думать о неком собственном величии", - рассуждал он. "Даже этот ветер может полностью отключить наш мозг от познания мира и переключить на выживание", - ему представились ураганы, переворачивающие машины и сносящие крыши домов. К своему счастью пока он наблюдал такое только по ТВ.    Тем временем, ветер усиливался, деревья освобождались от листьев, изгибаясь в разные стороны.    - Коля, я сейчас подумал, что стихия становится управляемой, - проговорил Александр, - если система видит опасность для себя в конкретном человеке, то она сможет уничтожить несколько тысяч лишь для того, чтобы в их числе оказался и нужный им индивид.    - К сожалению, это так, - поддержал товарищ, - но в наше время с их возможностями слежения, все проще, не нужно такого количества жертв для того, чтобы убрать одного, сейчас такое скорее нужно для глобального подрыва экономики, или возбуждения народных масс.    Александр иронично усмехнулся.    - Ты меня успокоил, вот только мы не учитываем уровень защиты того, кого они хотят убрать, если это человек продвинутый, способный считывать их планы, то такой способ вполне себя оправдывает, разве нет? - спросил он.    Николай вздохнул.    - Ты прав Саша, если они почувствуют реальную угрозу и не смогут сориентироваться по времени, то есть, когда для них наступит время "ч", то они способны активизировать все доступные средства для нейтрализации сей угрозы, вплоть до ядерного оружия.    За окном потемнело и начался дождь, он гулко забарабанил по карнизу и окнам. Откуда-то вновь появилась муха и, пару раз стукнувшись о стекло, заползала по его поверхности.    - Иногда вселенная представляется совсем недружелюбной, - проговорил Николай, глядя на нее.    - Такой образ вселенной нам навязывают любыми способами - все, что приходит из космоса таит в себе угрозу, все писатели-фантасты, как сговорились..., - задумчиво сказал Александр.    - Система создает страшный образ того, над чем не имеет власти. Она понимает, что все ее хитрости и обман действенны в ограниченном пространстве и что там, - Николай направил указательный палец вверх, - ее влияние заканчивается. Она также понимает, что помощь, пришедшая оттуда, должна быть извращена их излюбленным способом - выдавать черное за белое и наоборот. Поэтому, на всякий случай, а может уже и столкнувшись с чем-то, они все силы извне рисуют в черных тонах. Высший духовный мир им недоступен, следовательно, надо сделать его страшным, ибо все, что они не могут контролировать, вызывает у них ужас.    Александр согласно закивал:    - Если долго смотреть в бездну, то бездна начинает смотреть на тебя, - это выражение полностью раскрывает страх системы перед неведомым. Не надо смотреть туда, где заканчивается их власть и законы, смотреть нужно только по сторонам и подстраиваться под то, что тебе предлагает система. Правильно?    - Конечно, когда ты освобождаешься от заданного формата, то начинаешь мыслить здраво. Не раз замечено, что такое состояние может возникать в откровенной беседе, без всяких побочных желаний произвести впечатление или обмануть. Что означает настроиться на вибрации высшего мира, который и явит тебе откровения по любому вопросу. - Поддержал Николай.    Александр перевел взгляд с товарища на окно, за которым бушевал ветер.    - Знаешь, Коля, вот сейчас мы с тобой беседуем, а речь, например, у меня, поменялась, я говорю не свойственным мне языком...    - Не языком, язык тот же, тут стиль, я тоже меняю манеру общения в такие моменты. То поле откровений, в которое мы входим, проявляется в том числе и подобным образом. Тон напоминает официальный, зато все понятно, тебе не кажется? - поинтересовался Николай.    - Еще как кажется, но меня это еще и напрягает, вроде как вселилось что-то, вроде мысли не свои...    - Свои, просто закованные и спрятанные системой, не сомневайся. А вообще, что значит свои? есть некая истина, она может пробиться к нам в сознание, а может оставаться запертой, если даже мы имеем предрасположенность к принятию высших вибраций, - Николай скосился на окно.    - Подожди, что значит предрасположенность? Нет, дай я сам попробую сформулировать, не зря же я говорю не своим языком. - Он глубоко вздохнул, - Мне кажется что человек, живущий по совести, правде, чуткий и справедливый может получить этот доступ к высшим знаниям, к реальности, независимо от того чем он занимается, он может быть необразован, но соответствовать по своей сути. - Александр остановился и посмотрел на товарища. Николай, было, собрался говорить, но он знаком руки его остановил. - Подожди, дай я скажу еще.    - Конечно, продолжай, - поддержал Николай.    - Люди, не посвященные в игры системы, имеют уязвимость - попадать в ее ловушки. Поэтому людей, способных вырваться из "болота", ловят на крючок в чем-то для них менее значительном, например как: говорить и думать одно и тоже. Система вынуждает где-то оступиться, не заплатить налоги, соврать инспектору, в общем, сделать то, без чего сейчас невозможно выжить в так называемом бизнесе. То есть, ты создал иллюзию, обманул кого-то и за этим потянулся шлейф твоей кармы, теперь ты уже можешь быть подцеплен на крючок системой и она сможет увлечь тебя, например, каким-нибудь лживым учением. У тебя не сработает защита, и ты примешь его из-за той самой небольшой ошибки, которую совершил когда-то под натиском внешних обстоятельств, а на самым деле, созданных искусственно самим форматом системы.    - Ну вот, ты выразился совершенно понятно, даже не знаю смог бы я так сказать, - произнес Николай.    - Конечно смог, у тебя получается лучше.    - Совсем нет, все зависит от степени открытости и нашей прошлой кармы, возможно, ты сейчас своей жизненной формулой стал наиболее восприимчив к высшим излучениям, чем я. Возможно, мое эго где-то сыграло со мной злую шутку, и я мысленно, а может и физически, это где-то проявил, приписал себе некие способности, возгордился. Все это может происходить неосознанно, - продолжал Николай.    - Другими словами, вся индивидуальность человека сводится к его настройке на те или иные частоты? - уточнил товарищ.    - Точно! Мы как камертоны входим в резонанс с теми или иными излучениями. Если это вибрации вселенской гармонии, то мы увеличиваем именно их амплитуду. Если же мы не настроены на их частоты, то и всю мощь просветления, защиту и прочее мы пропустим, зато примем другие вибрации, на которые настроимся - ложь, лицемерие, зависть, подлость, вот неполный список другого спектра энергетики, в котором мы можем также войти в резонанс и увеличить их разрушительную и деструктивную мощь. Вот и получили мы схему доступную для понимания многих, объясняющую природу деградации или развития человека. Сейчас матрица настроена на то, чтобы человек воспринимал и умножал деструктивные излучения, их вибрации многократно увеличенные вызывают болезнь цивилизации, ее разрушение и, как следствие, скорую смерть. В наших силах осознать и остановить этот процесс, но мы вынуждены жить по общепринятым правилам, которые правят на этой планете и воспринимаются, как само собой разумеющееся. Это главная проблема современного мира, мы неосознанно участвуем энергетически в раскачке, в уничтожении цивилизации и заботимся в это время лишь об обустройстве каюты на тонущем корабле. Нет в нашем мире ничего, что не было бы многократно испробовано и улучшено во вселенной. Все что несет дисгармонию и разрушение отмирает, остается лишь то, что несет прогресс и развитие. Схема вечна, она действует на все, нет хаоса, есть порядок и гармония и все что противостоит этому, подлежит исчезновению. - Николай остановился и посмотрел на окно.    На улице стало заметно спокойнее, ветер утих, но небольшие его порывы продолжали поднимать ворохи листьев.    - Дождя не будет, похоже, - произнес Александр.    - Как не странно.    - Сейчас нет ничего странного, связанного с погодой, сейчас нет ничего странного связанного с психикой человека, с его здоровьем, все это под контролем и управляемо, - проговорил Александр, - то, что ты рассказал о настройке на нужные частоты очень интересно и, скорее всего, отвечает действительности. Но вот как быть с этим, - он показал на окно, - они управляют погодой и нашими мыслями, они превращают население в биороботов. Мы можем много достигнуть и развиваться правильно, мы можем войти в резонанс с высшими излучениями, мы можем видеть многое, но в какой-то момент нас могут просто уничтожить, обрушив на нас природные катаклизмы, как быть с этим?    - Когда ты входишь в резонанс с высшим миром, тебе известны намерения более грубой субстанции, которая считает себя правителем мира. Правители это тоже знают, они могут придумывать что-то в тайне только от основной массы людей, но никак ни от тех, кто смог добиться резонанса с миром света. Поэтому все, кто смог этого добиться, должны быть им известны. Они создают для таких людей невыносимую обстановку, это даже не неудача в бизнесе, не увольнение и отсутствие работы, это создание вечных бытовых проблем, непонимания окружающих, в том числе родных и близких людей - например любимой женщины, которая имеет громадное влияние на мужчину. И еще множество других методов воздействий, они следят, чтобы все понимание таких людей не могло причинить им неприятностей. - Николай внимательно посмотрел в глаза товарища, - но, в зависимости от того, допускаем ли мы небольшие ошибки, ибо мы все же не боги, и наше самолюбие и эго способно затуманивать мозг, мы можем полностью поддаться либо противостоять проискам системы.    - Насколько можно противостоять урагану или цунами на берегу океана? - с сомнением спросил Александр. - Ведь если они смогли выйти на управление погодой, то они будут это использовать в критической ситуации.    - Насколько посвященные смогли проникнуть в их тайны? Ведь обнародовать заранее то, что собирается сделать искусственное цунами - это ли не шок для мировой общественности? Долго ли после этого продержится кучка проходимцев, возомнившая себя богами? Вся их агентура и продажная элита занимает не более одного процента от общего количества людей на планете. Вся их мощь строится на неосведомленности населения, и им совсем не нужно его просвещать. Это и есть ответ на твой вопрос. - Закончил Николай.    - Значит ли это, что опубликованная где-то в местечковых газетах, либо интернете, либо ставшая достоянием спецслужб информация о готовящемся искусственном природном катаклизме, может быть тем самым сдерживающим фактором? - Осведомился Александр.    - Конечно, и если ты подумаешь, то вспомнишь не один пример из публикуемых предсказаний различных катаклизмов. Это своего рода знаки, другими словами, посвященные дают знать глобализаторам, что тут же обнародуют их причастность к свершившемуся природному бедствию, а пока только выложат предсказание, думаю, по своим каналам они уже где-то разместят статьи, в том же интернете, что элита готовит катаклизм для населения. Это будет восприниматься как чье-то измышление или бред, пока не произойдет подтверждение. Тогда все..., элита это знает и она откладывает свои мероприятия по борьбе с ненавидимым ей населением планеты. - Николай глубоко вздохнул и заворочал головой из стороны в сторону, желая разогнать кровь.    - Верно, - тихо проговорил товарищ, - есть такое, читал. Но тогда почему возникает множество публикаций на тему мирового правительства и даже снимаются фильмы?    - Потому что сумасшедшие глобализаторы отказались от явных орудий геноцида, но совсем не отказались от скрытых, как то - ГМО, прививки, химтрейлы, ХААРП и так далее. В ответ на эту деятельность, противостоящие им силы и выпускают такие же по мощи разоблачительные фильмы о ее сути и стремлениях. - Николай все еще продолжал бороться с остеохондрозом. - Однако мы с тобой заговорились, а тем временем в мире происходят события, не идущие нам на пользу.    - Что ты имеешь ввиду? - осведомился товарищ.    - Пока не знаю, но, похоже, что они что-то задумали.    - Послушай Николай, а эти "противостоящие", как ты выразился, кто они? Что ими движет?    - Пока не знаю, возможно и корыстные цели, но сейчас эта корысть идет на пользу человечеству. Возможно, столкнулись два лагеря, кто-то из окрепших вассалов решил выйти из-под контроля и вести свою игру. О том насколько эта игра в целом на пользу людям - неизвестно...    - Ты имеешь ввиду, неизвестно что в мозгах тех, кто ее ведет? Они, возможно, думают строго о своем благополучии и плюют на народ, но при этом полностью отвечают доктрине восстановления справедливости на данный момент. Я правильно рассуждаю? - Спросил Александр.    - И более того, они, выполнив свою миссию по обезвреживанию верхушки правителей, сами хотят занять ее место. Для этого они раскрывают тайны, в которые посвящены, они показывают то, в чем сами участвовали, идут на все, чтобы поднять и пробудить народ. В дальнейшем им придется улучшаться, потому что они, раскрывая паразитарные цели глобалистов, смогут занять их место уже с другой доктриной, возможно более изощренной в качестве обмана, но, в любом случае, они дадут послабление обществу, как того требует их обнародованная доктрина борьбы со злом. В противном случае просвещенный народ легко их раскусит и выбросит на свалку. - Николай поднялся и подошел к окну, немного посмотрев на небо, он развернулся и пошел к двери. - Надо глянуть, - бросил он товарищу.    Александр некоторое время смотрел на закрывшуюся дверь, затем также отправился во двор. На улице он увидел Николая возле калитки.    - Коля, что там?    - У нас гости, видимо, - неуверенно произнес тот.    Ветер утих, листья и веточки покрыли дорожку - от калитки к дому.    Сбивая ногами образовавшиеся кучки, Александр направился к Николаю.    - Кто там? - повторил он.    - Тут Андрей, вроде, да? - спросил Николай у кого-то за калиткой.    - Да, помогите мне пожа...ста..., - заплетающимся языком ответил кто-то.    - Какой еще..., - Александр протиснулся за калитку и посмотрел на незнакомца. - Ты кто любезный?    - Я же нич..го, - незнакомец запнулся, - не украл, я же просто спал.    По неопрятному виду становилось понятно, что это все тот же бомж.    - Коля, объясни, чего надо этому человеку? - обратился Александр.    - Прибивать доски надо лучше, - улыбнулся Николай.    Александр удивленно расширил глаза, потом быстро засеменил к доске-проему в заборе. Последняя с легкостью была отведена в сторону и висела лишь на верхнем гвозде.    - Тьфу, зараза, ну какого черта тебе тут надо! - послышалось его возмущение.    В следующее мгновенье он уже был по ту сторону забора и спешил к бомжу.    - Саша, успокойся! - крикнул товарищ.    - Я спокоен! А вот этот пусть мне ответит!    Бомж опасливо попятился.    Александр схватил непрошенного гостя за воротник измятой шинели и с силой потряс.    - Какого черта ты сюда повадился, тебя что, в милицию сдать? - злобно вопрошал Александр.    - Да я вот..., объясня..., - он запнулся, от него разило перегаром.    - Отпусти, - бросил Николай. - Он вернулся за банкой с бабочками, как я понял.    - Да, меня продавщица чуть не убила, говорит дорогие очень, - стал оправдываться тот и даже перестал сбиваться.    Александр выпустил бомжа.    - Так тебе бабочки понадобились? - с усмешкой спросил он.    - Не, мне напл.. ать, - заикнулся бомж, - эта стерва пугает, мнтам г..рит сдам...    Николай пожал плечами и произнес:    - Улетели твои бабочки, старик.    Бомж изобразил на лице страдание.    - Может одну и найдем, - продолжил он.    - Их всего две бы..., всго две, - оживился бомж.    - Ну что пойдем, глянем, - обратился Николай к товарищу.    Александр разочарованно покачал головой.    - Еще бабочек для него ловить..., - раздраженно произнес он. - А ты стой здесь и не сходи с места, - приказал он бомжу.    Товарищи закрыли калитку и отправились в дом.    - Да послать его надо и все, - ворчал Александр.    - Тут что-то не так, - произнес Николай.    Товарищ насторожился.    - Что ты почувствовал? - спросил он и посмотрел в сторону калитки.    - Не могу понять, но бабочку мы поищем..., - загадочно ответил Николай.    - Как скажешь.    Они прошли на кухню и Александр направился к окну. Он одернул занавеску и, не увидев ничего на стекле, стал ее трясти, эффект тот же.    Николай прошел в комнату. В ее окне по-прежнему раскачивались ветки с деревьев, бабочки не наблюдалось. Николай подошел к шторе и также ее потряс, он слышал, как его товарищ продолжает поиски, расхаживая по кухне.    - Ну что там?    - Пока ничего, - раздался голос товарища.    - Вот и у меня тоже..., - проговорил Николай, подходя к зеркалу на дверце шкафа. На него смотрел уставший человек, с кругами под глазами. Он не любил смотреться в зеркало, считая, что в этом есть нечто от самолюбования и работы над формой. Последнее он считал врагом содержания, ибо работа над формой крадет время именно у него. Все его общение с отражением происходило утром во время умывания или бритья. В дальнейшем он старался его избегать.    - Да пошел он! Нет бабочек! - громко произнес Александр.    - Ну да, я вот подумал..., а станок у тебя имеется? - спросил Николай.    - Чего? - удивился товарищ, но только до того момента пока не заглянул в комнату.    - А, ты про это..., а электробритва подойдет?    Николай почесал щетину и махнул рукой.    - Ладно, потом..., - бросил он, отворачиваясь от зеркала.    - Пойду, прогоню его, - произнес Александр.    - Неужели вылетели на улицу?    - Не знаю, ну ты же не предлагаешь перевернуть весь дом для их поиска? - раздосадовано спросил товарищ.    - Нет конечно, но адресок у него взять надо, - ответил Николай.    Они внимательно посмотрели друг на друга, Александр кивнул, он понял, что этот бомж вызывает у товарища подозрение.    - Я сам к нему выйду, - сказал Николай, - оставайся в доме.    - Нет, я хотя бы на крыльцо выйду.    - Как хочешь.    Николай пошел к калитке, а товарищ остался у входа в дом.    Бомж отошел в сторону, так что сразу его заметить было трудно. На звучное открытие калитки он не среагировал.    - Эй, - окликнул его Николай.    Тот с опаской обернулся.    - Ну что могу сказать, - Николай направился к нему, бомж также сделал несколько шагов навстречу. Во всем его виде чувствовалось напряжение, он явно был готов броситься наутек в любой момент, оставалось непонятным, почему...    - Вы не нашли? - спросил незваный гость уже почти трезвым голосом.    - Нет, возможно, они где-то в доме.    Бомж вновь изобразил на лице страдание.    - Давайте так, если они объявятся, то мы их поймаем и я вам принесу, скажите только куда?    Теперь на лице бомжа возник неподдельный страх.    - Так что? - не унимался Николай.    - Такое внима...не мня что-т напрягает..., - ответил тот невнятно. И он по-своему был прав.    Николай невольно подивился здравой логике мужчины и мысленно выругал себя за недооценку способностей этого человека. Должно быть, внешний вид и образ жизни может создать искаженное представление даже для проницательного человека.    Все же форма довлеет в нашем сознании и порой из-за нее мы спешим делать выводы, не имеющие ничего общего с содержанием, - все это пронеслось в мозгу раздосадованного на себя Николая.    - Знаете, если вы просто украли этих бабочек, то вам нечего опасаться. Мы единственно, что можем, это вернуть их вам. А вот если вы еще что сделали, может, сперли что-нибудь с дачи, - Николай кивнул на дом за забором, - тогда конечно.    - Да что ты! Ничго я не крал! - с возмущением ответил тот заплетающимся языком.    - В общем как хочешь, значит не так они тебе и нужны, правда? - подмигнул Николай.    - Мне они вообще не нужны, это продавщице, она меня видит часто. Не хочу я пробем, тем боее с метами, - бомж опять захмелел, должно быть, долго держать себя в таком напряженном состоянии у него не получалось.    - Понятно, так что решаем? - уже безучастно спросил Николай.    - Зачем вам я нужн? А знате что, вы если надете отнесите их в магазин сами, а? - Лицо бомжа аж просветлело от такой идеи.    Николай пожал плечами.    - Хорошо, а где это?    - Тут - бомж махнул вдоль улицы, - с полкилометра, по правой стрне, зооомзин там..., - бомж театрально поклонился, - очен благдарен буду.    - Ладно, если что занесем.    - От спсибо! - он вновь поклонился.    Николай махнул рукой и отправился во двор.    - Тлко не забуте! - крикнул бомж и поплелся по дороге.    В калитку высунулся Александр. Он подозрительно посмотрел вслед незваного гостя.    - Я слышал, так, в общем, - сказал он Николаю.    - И что?    - Мутный тип какой-то, - продолжал товарищ.    - Да, есть такое.    Мимо прошли две женщины. Одна из них, что была постарше, улыбнулась Александру и кивнула головой.    - Здравствуйте, - поприветствовал тот.    - Соседи? - поинтересовался Николай.    - Да, правда, вижу я их раз в год, от силы.    Тем временем бомж ускоренным шагом, насколько позволяло его состояние, удалялся прочь.    - Все-таки, он говорит неправду, - произнес Николай, глядя ему вслед.    - Да? Значит, бабочки ему не нужны? - поинтересовался товарищ.    Николай пожал плечами.    - Кто его знает, может и нужны, но скорее, как повод...    - Тогда..., знаешь что? - оживился Александр.    - Знаю.    - Давай сходим, прогуляемся в этот зоомагазин? - эмоционально продолжал товарищ.    - Можно, почему бы и нет...    Александр поспешил во двор, раздался щелкающий звук замка. Через мгновенье он вновь появился и закрыл уже калитку.    Мимо по большой грунтовке прогромыхал крытый грузовик, на таких когда-то развозили хлеб.    Товарищи неспешно пошли по тротуару в указанную бомжом сторону, там, с его слов, находился зоомагазин.    Они с интересом смотрели на редких прохожих, сегодня был рабочий день, возможно в этом селе и есть какая-нибудь работа. Николай поинтересовался на счет этого у товарища.    - Есть мясокомбинат, в основном там люди и работают. - Ответил тот. - Хотя улицы всегда немноголюдны, если только это не час-пик, рано утром или часов в шесть вечера.    - Мы с тобой совсем забыли о семьях и добычи хлеба насущного, - задумчиво проговорил Николай.    - У нас сейчас проблемы поважнее, и если мы их не решим, то хлеб нам может и не понадобиться, - ответил товарищ мрачно.    - Ты умеешь подбодрить, - улыбнулся Николай, - но ты, к сожалению, прав.    Довольно симпатичная девушка впереди остановилась на тротуаре и вглядывалась куда-то на противоположную сторону улицы.    Когда товарищи поравнялись с ней, раздался ее милый голос:    - Извините, не подскажите Дмитриевская 34?    Николай пожал плечами, Александр же, оглянувшись назад и почесав затылок - ох уж этот жест, показывающий усиленную работу мозга, откуда он внедрился к нам в сознание, с подмостков театров или и вправду этот массаж помогает шевелить "шариками" - подумал с иронией Николай.    - А знаете что, - задумчиво произнес Александр, перебегая глазами с девушки на товарища, - по-моему, вам надо вернуться, это перпендикулярная улица. Дмитриевская идет там дальше, идемте, мы как раз в ту сторону.    Девушка мило улыбнулась.    - Спасибо, - проговорила она и повернула назад.    Она сделала несколько неуверенных шагов, затем приободрилась и зашагала веселей. Товарищи шли чуть позади нее.    - Вы с города? - поинтересовался Александр неуверенно.    Девушка молчала. Товарищи переглянулись, Александр пожал плечами.    - Девушка, - повторил он громче.    Та обернулась и вопросительно посмотрела на мужчин.    - Вы из города?    - Да, - с улыбкой ответила та.    Стало понятно, что она просто не услышала в первый раз.    - Как там, в городе? Все нормально? - не унимался Александр.    - Все хорошо, а почему вы спрашиваете?    - Потому что очень хотим с вами познакомиться, - весело произнес Николай.    - Правда? - игриво спросила девушка.    - Но ведь, на самом деле, это вас не удивляет? - произнес Александр.    Девушка немного отстала и поравнялась с товарищами. Ее русые волосы были схвачены в хвостик. Большие серые глаза, немного курносый носик, пухлые губки, делали из нее классическую модель для обложки журналов.    - Так мы можем услышать ваше имя? - продолжал товарищ.    - А просто показать вы не можете? - спросила девушка с иронией.    - Просто так? Да ни за что, да никогда, как можно! - театрально возмутился Александр.    - Таня, - вздохнула девушка.    - Очень приятно, Александр.    - Николай.    - Далеко еще? - спросила девушка.    - Нет, но хотелось бы, чтобы далеко. - Продолжал заигрывать Александр.    - Простите моего товарища, но он спешит, потому что время нашего общения ограничено, - вставил Николай.    - Вы милые ребята, это сразу чувствуется. - Девушка улыбнулась.    - Спасибо, женская интуиция великая вещь, она более сохранилась и не настолько утрачена, как у мужчин, - произнес Николай, - доверяйте ей.    - А что, разве это не заложено природой? - спросила красавица.    - Природой когда-то давно была заложена связь с бесконечной вселенной, великим абсолютом, Богом или как вам удобней. Но в процессе деградации мы утратили эту связь, и она сохранилась у женщин немного в большей степени, чем у мужчин. Ибо они чаще ей пользуются, на них лежит ответственность за сохранение рода. - Продолжал он.    - С вами интересно, - серьезно произнесла девушка.    - Конечно, и вы вдохновляете нас, мы готовы рассказать вам очень многое, - с воодушевлением вставил Александр.    Огромный грузовик с кирпичом прогромыхал впереди, пересекая улицу, должно быть по Дмитриевской.    - Я думала, что интуиция это женская черта, - произнесла девушка.    - Ничего подобного, просто из-за того, что эта связь с тонким миром более сохранилась в женщине, ее так и окрестили, на самом деле, это заблуждение и чем более развит духовно мужчина, тем больше у него связь с высшим миром, именуемая интуицией. Если она есть у мужчины, то он может только гордиться этим, ибо это говорит о чистоте и возвышенности души, ибо, только сохранив эти качества, ты сможешь наладить связь с высшим миром. - Проговорил Николай, как понаписанному.    Девушка остановилась и внимательно на него посмотрела.    - А эта связь с высшим миром, всегда с Богом? А не может она быть связью с дьяволом?    - Может, конечно, может, с деструктивными эгрегорами, но для этого и надо смотреть на человека, на его мысли и действия, - поспешил вставить Александр, - чтобы понять, так сказать, откуда идет ему помощь и помощь ли это на самом деле.    - Интересно, осень интересно, - девушка сделала несколько медленных шагов, затем перешла на обычный темп. - Как же понять, откуда тебе идет помощь? - задумчиво спросила она. - Мне вот, например, сейчас она подсказывает, что вы хорошие, а вдруг все наоборот?    Они подошли к повороту.    - Мы можем только подтвердить, - с улыбкой произнес Александр, - и доказать что вы не ошиблись. Вот если бы вы нашли время...    - Сейчас я спешу, - опередила девушка.    Мужчины переглянулись.    - Мы вас проводим к дому, - произнес Александр.    - Спасибо, не нужно, дальше я сама, - произнесла девушка, изучая табличку на стене, которая оповещала, что это и есть Дмитриевская.    - Давайте, может, встретимся позже, когда у вас будет свободное время, - теперь уже проговорил Николай.    Девушка оживилась, должно быть, приглашение Николая ей было более приятно.    - Даже не знаю, мне нужно быть там часов до шести, потом я поеду в город.    - Таня, вам в город обязательно? - поинтересовался Александр.    - Я вообще-то там живу, а здесь пока нет возможности. - Загадочно ответила девушка.    - Как бы там ни было, вы можете поехать в город и в семь-восемь, мы лично вас посадим в автобус, - вновь произнес Николай. - Это означает, что пару часов у нас будет, согласны?    Девушка пожала плечами.    - Таня, может мы все-таки вас проведем? - не унимался Александр.    - Не нужно, а то знаете, соседи, не успела приехать, а уже с какими-то мужиками.    - Так вы собираетесь тут жить? - воодушевился Александр.    - Если получиться, пока ремонт делаю в доме, - улыбнулась Таня.    - Значит, будем соседями по улицам, - обрадовано произнес Александр.    Девушка пожала плечами.    - Значит, давайте обменяемся телефонами и вечером встретимся, поверьте, вам будет интересно, - продолжал Александр.    - Нет, не так, пусть моя интуиция скажет мне что делать, хорошо? - она посмотрела на Николая.    - Хорошо, но как мы узнаем ваше решение? - спросил Николай.    - Здесь в шесть вечера, на этом самом месте, идет? - бодро произнесла она.    Мужчины переглянулись.    - Идет, пусть ваша интуиция сработает так, как будет лучше для вас, - произнес Николай.    - Значит мы здесь в шесть вечера, - вставил Александр.    - Хорошо ребята, до свидания, - девушка помахала рукой и быстро зашагала.    Товарищи смотрели ей вслед какое-то время, после чего переглянулись и Николай удивленно вскинул брови.    - Даже не знаю, почему, - произнес он вполголоса.    - А я знаю, несмотря ни на что, инстинкт продолжения рода никуда не девался, - произнес Александр.    - Инстинкт животная форма выживания, человеку не с руки им хвалиться, - продолжал Николай загадочно.    Они вновь взяли курс в сторону зоомагазина.    - Нет, Коля, этот инстинкт способствует выживанию, человек без него пропал бы, мы ведь в итоге хотим счастья людям, а без этого какое ж счастье то? - улыбнулся Александр.    - Все так, вот только есть форма, то на что срабатывают инстинкты, ибо действительно, как можно думать о высоком, когда исчезает сам вид человека - например, после катаклизма или продолжительной войны - тогда да, тогда конечно, тогда либидо не разбирается в душевной организации, а просто увеличивает число особей. То есть, люди заняты увеличением своего числа для выживания, и когда это число станет достаточным и безопасным для существования рода, тогда и включаются механизмы перехода количества в качество. Тогда и идет жесткий отбор по духовным составляющим, ибо только они указывают на совершенство и добротность рода - когда человек смог отойти от инстинктов и заняться самосовершенствованием, продлевая род тем, кто достоин и ограничивая тем, кто остался на уровне животного. Здесь огромное значение имеет женщина, как тот самый божественный фильтр, который и дает жизнь одним и отвергает других. Вот почему так важна чистота и духовность женщин, тогда она оставляет красивое потомство, привлекательное как внешне, так и внутреннее. Это показатель что родители имели правильные представления о жизни и духовном здоровье, которое непременно отображается и на физическом уровне. - Николай сделал паузу.    Напротив появилась очередная красивая девушка, эффектная блондинка. Товарищи немного посторонились, давая ей дорогу на узком тротуаре. Девушка прошествовала мимо с задумчивым видом. Невольно они обернулись, и какое-то время провожали ее взглядом.    - Вот почему чернокнижники придумали целую систему уничтожения красоты и самого "божественного фильтра", когда толстый кошелек проходимца, духовного урода, становится определяющим в выборе того или иного партнера у женщин. - Николай вновь прервался и посмотрел на идущую впереди парочку.    Александр молча проследил направление его взгляда.    - А как же мужчина, он не является фильтром? Он разве не выбирает с кем оставить потомство? - Спросил он товарища.    - Конечно, роль мужчины велика, он также участвует в процессе, и если он понимает что происходит, то будет руководствоваться не инстинктами, когда внешняя форма застилает глаза, а также и духовным миром будущей матери своих детей. Это также важно, ведь если останется один мужчина и сто женщин, то человечество имеет шанс возродиться, выжить, а вот если сто мужчин и одна женщина, то шансов нет, они перебьют друг друга и скорее всего "замучают" женщину. Если только не допустить что большинство из них будет обладать высоко духовным развитием, тогда шанс есть, но в современном формате это непременно бы привело к исчезновению человека. Ибо эгоизм, чувство превосходства над себе подобными, как смысл существования, это то, что сейчас навязывает система обществу, и именно мужчины сейчас используются для деградации общества в целом, вследствие своей природной энергичности и воинственности. Последнее просто направлено не на выживание рода и улучшение, охранение его, а сугубо на свою семью, которая бы богатела и хорошо кушала за счет других семей. То есть, система жесткого индивидуализма генерируется в общество с помощью его сильной части, на это делает ставку "сумасшедшая элита". Значит, худшие будут называться "успешными" и лучше всех содержать свои семьи, теперь осталось только подключить к этой матрице тех, кто может нарушить задуманное - женщин, которые будут руководствоваться не душевными качествами мужчины, а прежде всего его благосостоянием. Последнее полностью в руках системы, теперь, давая цветные фантики одним, и перекрывая их для других, она сигналит обществу, которое деградирует и движется в пропасть, кого следует выбирать для продления рода, а на самом деле..., для его заката. Что и нужно в конечной цели чернокнижникам.    Николай сделал паузу.    - То есть, это требование текущего момента, правильно? Раз система сделала ставку на мужчин как носителей деградации, то женщина могла бы противостоять этому, давая размножаться только тем, кто не сломался, то есть, остался порядочным человеком, так? - спросил Александр.    - Так, фраза - "чего хочет женщина, того хочет Бог", - уместна по отношению к высокодуховным женщинам, которые могут стать божественным фильтром и не давать размножаться дегенератам с толстым кошельком. Это действительно ответ системе, которая подчинила и оглупила мужскую часть, прежде всего, как главенствующую в обществе. Подмена ценностей и манипуляции с понятием смысла жизни и успешности, сделали из борцов за справедливость в основной своей массе борцов за личное счастье и отмежевание от остальных.    - Коля, ты прав, как всегда, - вставил Александр. - Но требование разделяй и властвуй само по себе воинственное и направлено к мужчинам. А это лозунг сумасшедшей элиты, которая разрушает целостный организм, гробит его здоровье для того чтобы потом жить типа счастливо. Но ведь это невозможно, я прав?    - И ты конечно прав, мы уже обсуждали, что в "элите" зомби, там супер зомби, ибо их степень программирования должна быть на порядок мощнее простого человека, потому что они не просто ведут цивилизацию в пропасть, они еще и идут впереди колоны. Они уговаривают остальных и видят впереди некие блага для себя и гибель для большинства населения. На поддержку этой иллюзии работают все тайные методики оболванивания, недоступные человеку, и на нее же работает множество бредовых учений. Поэтому они могут пилить сук, на котором сидят и при этом мечтать о будущем рае в выжженной пустыне.    Они продолжали шествовать по тротуару, впереди замаячила небольшая площадь - типа развилка, круг автобусов или что-то в этом роде. Здесь, с правой стороны должен быть зоомагазин. За разговорами они уже и забыли о цели своего похода.    - Знаешь, ты говорил о красоте внешней, которая должна говорить и о красоте духовной, это правильно? - спросил Александр, наблюдая за парочкой впереди. Девушка была совсем несимпатичной в отличие от парня.    - Я встречал очень хороших и духовных людей с совсем некрасивой внешностью. В идеале, совершенство закладывается как внутренне, так и внешне, но не будем забывать, что также, как и духовные ценности подменяются и извращаются, позволяя моральным уродам становиться примером для подражания, а это, прежде всего, направлено на красивых людей, посмотри обложки эротических журналов, кого там превращают в дегенератов? Также и некрасивые люди, оставшиеся без внимания системы, могут активно развиваться и достигать высоких духовных целей. Что в итоге сделает их потомство, в каком-то поколении внешне привлекательным, ибо такое поощряется законами гармонии и развития бесконечной вселенной. Другое дело, попадут ли эти красивые люди затем в ловушки системы, которая будет их уродовать с помощью подмены ценностей или смешения с другими неестественными для них нациями. Типа белый человек и чернокожий, что ведет к вырождению, а не к тому, что сейчас пропагандирует система - типа мода, красивое потомство и прочее. Это обманка, призванная сократить население.    Наступила пауза. Они подошли к искомому магазину.    - Кто-то назовет это расизмом, Коля, но не я. Ибо противоестественность кричит в нашей природе, нам нравятся красивые белые женщины, но мода, навязывание мультикультуры дегенератами старается сместить эту естественность в сторону других рас. Тем же чернокожим и азиатам мы кажемся уродами и это неспроста, это естественная защита от смешения и деградации, того, что так нужно людоедской системе.    - Ты это понял давно? - спросил Николай.    - Как-то вертелось все это в голове, но, знаешь, общественное мнение делает свое, типа, мультикультура, глобализация, процесс естественный и неизбежный. - Ответил товарищ.    - А на самом деле, назови свою цель процессом естественным и неизбежным, внуши это людям, все остальное они сделают сами. Так и происходит, любой бред делегируется в массы с помощью подконтрольных СМИ, затем называется прогрессом или неизбежным процессом и все, дело сделано, дальше лишь вопрос времени. Вот почему им так важно держать СМИ под контролем. - Произнес Николай и показал Александру на зеленую вывеску с изображением домашних питомцев.    Они молча пересекли дорогу и направились к магазину.    Неожиданно Николай обернулся и стал озираться по сторонам.    - Что случилось? - насторожился товарищ.    - Эта женщина с ребенком, - прошептал он.    - Какая?    - Я ее видел, когда мы переходили дорогу.    - Стойте! - крикнул Николай куда-то в сторону.    На другой стороне улицы уже немолодая женщина, лет пятидесяти, держала за руку мальчика и собиралась перейти дорогу перекрестка. Где-то далеко зазвучала милицейская сирена.    Николай спешно направился к ним, поглядывая по сторонам на движущийся транспорт.    - Стойте, женщина, с ребенком! - кричал он.    Люди с удивлением останавливались и смотрели на странного прохожего, спешащего к перекрестку и кричащего кому-то. Сирена становилась все громче.    - Стойте! - громко, что было сил, кричал Николай.    Женщина уже сделала шаг и потянула ребенка на проезжую часть, когда заметила шумящего мужчину, мальчик вырвался и побежал назад. Женщина бросилась за ним. В это время пронзительная сирена зазвучала совсем громко и средних размеров внедорожник пролетел с огромной скоростью как раз в том месте, где только что была женщина. Через несколько секунд также быстро промчалась милицейская машина.    Николай с облегчением вздохнул, товарищи стояли с другой стороны дороги.    Николай развернулся и, взяв товарища за локоть, увлек за собой. Они вернулись на прежне место, женщина обняла мальчика и смотрела в их сторону.    - Спасибо тебе сынок, - неожиданно произнесла бабушка проходившая мимо них.    - Не мне спасибо, мать, ему, - Николай показал наверх.    Бабушка перекрестилась.    - И ему спасибо, и тебе, сынок, спасибо, - бабушка внимательно посмотрела в глаза Николаю.    - Пожалуйста, по-другому нельзя.    Бабушка кивнула и пошла своей дорогой.   Все это время женщина сжимала ребенка, похоже, у нее шок. Кроме нее остановилось еще несколько человек, которые стали свидетелями случившегося. Они смотрели в сторону товарищей, к женщине подошло пару из них, они о чем-то живо беседовали и кивали в сторону спасителя.    - Пойдем, - произнес Николай, помахав им рукой.    - Спасибо вам, - крикнул кто-то из прохожих.    Женщина как бы пришла в себя и, посмотрев на того кто благодарил, также выкрикнула:    - Спасибо!    Николай еще раз помахал рукой и они прошли в сторону магазина.    - Можно идти?! - Донеслось до Николая вопрошание женщины.    Друзья повернулись.   Вся группа свидетелей застыла в ожидании.    - Конечно можно, только осторожно! - крикнул Николай.    Люди одобрительно загудели и вновь послышалась благодарность от женщины.    - Спасибо вам большое, спасибо! - кричала она.    Александр пожал плечами и произнес тихо:    - Никак не могу привыкнуть к твоему ясновидению, все время становится не по себе.    - Представь, каково им, - Николай кивнул в сторону женщины с ребенком.    Та неспешно переходила проезжую часть вместе с еще несколькими людьми.    - Что делать, я не мог по-другому.    - Ты что, Коля, я поддерживаю, как можно было по-другому, если знаешь что будет, - возмутился Александр.    - Я не зал, Коля, не знал, что это будет непременно, я почувствовал.    Товарищи помолчали.    - Но, наверное, это было особое чувство, не как обычно? - уточнил Александр.    - Наверное, но я не стал экспериментировать, когда на кону жизнь людей...    Они подошли к магазину с надписью зоотовары.    Оказавшись внутри небольшого помещения со специфическим запахом, они решили перейти сразу к делу, благо продавщица скучала за прилавком.    - Здравствуйте, - поздоровался Николай.    - Здрасте, - ответила ему уже немолодая женщина лет пятидесяти. - Подсказать что-нибудь?   Это был как раз тот случай, когда подобное предложение продавца не вызывает раздражения.    - У вас бабочки тут были, - вставил Александр.    - Есть бабочки, - немного стушевалась продавщица, - вот, - она показала на небольшой аквариум с сеткой наверху.    Там спокойно сидели несколько красавиц, но размерами они уступали уже известным двум.    Товарищи переглянулись, затем Николай начал.    - Нам бы побольше в размахе крыльев, - пошутил он.    Продавщица разочарованно цокнула языком.    - Были побольше, уже нет...    - Хм..., надо же, говорили, что вчера еще видели, уже нет, однако, бабочки популярны. - продолжал Александр.    Продавщица внимательно посмотрела на товарищей.    - А вам сколько надо?    - Парочку, - вставил Николай.    - Попробуйте зайти через пару дней, возможно будут. - ответила женщина неуверенно.    - Попробуем, - сказал Николай.    Товарищи еще немного поизучали витрину и вскоре откланялись.   Оказавшись на улице, Николай пожал плечами.    - Бабочки были, бомж не врет.    - Скорее всего, - подтвердил Александр, - вот только для меня остается непонятным, зачем он это сделал?    - Должно быть, у него есть знакомый коллекционер.    - Возможно.    Товарищи неспешно отправились домой.    Обратный путь был на удивление спокойным, большую часть дороги они молчали. Лишь иногда перекидываясь незначительными замечаниями по поводу столь неоправданно большого внимания к бродяге, а также, предстоящими планами встречи с незнакомкой. То, что она скорее всего придет - сомнений не вызывало, благо в людях они разбирались и понять, что человек говорит то что думает, труда не составляло, но оставались еще другие факторы, некие случайности, которые всегда имеют место быть. И почему-то сейчас этим случайностям товарищи придавали немаловажное значение.    Как бы там ни было, но мужчины решили, что называется, "ориентироваться на местности" и посидеть в одном из местных кафе, если девушка придет.    Дома за чашкой кофе, Николай неожиданно решил проверить свое восприятие и, так сказать, защиту на тонком уровне.    - Саша, сейчас я во двор выйду, проверю кое-что, ты пока тут посиди, хорошо, - попросил он товарища.    - Без проблем, это надолго?    - Да нет.   Николай допил кофе и отправился на улицу.    Он вышел на крыльцо и осмотрел сад. Ворона каркала на ветке тополя, в просвете наполовину голых веток ее было хорошо видно.    - Каркаешь? - громко спросил он птицу.    Ворона замолчала, казалось, она рассматривает Николая.    - Вот так-то лучше.    Он сошел по ступенькам и отправился по тротуару вдоль стены. Затем обогнул дом и оказался с его тыльной стороны. Тут, в паре метрах от окон, деревянный забор отделял соседний участок. Под верхним сливом с крыши стояла бочка, наполненная водой. В ней плавали листья и несколько насекомых.    Все это он уже видел в детстве у бабушки в деревни. Его часто привозили к ней летом и ему, после городских бетонок, было интересно какое-то время прогуливаться по саду, заглядывать в сараи, в клетки с кроликами.    Железные бочки с водой были непременным атрибутом этих воспоминаний, в одной из них он любил подолгу плескаться и запускать кораблики из листьев с жучками и муравьями на борту - в общем, с тем, кого ему удалось наловить поблизости. После таких развлечений в воде еще долго плавали насекомые - кто не смог выбраться, обычно несколько муравьев и жучков. Все это сейчас вспомнилось с особой остротой.    Николай отвел взгляд от бочки и боковым зрением почувствовал движение. Он резко повернулся и какая-то, то ли тень, то ли просто уплотнение воздуха скользнуло за угол дома.    - Что за..., - удивленно прошептал он.    Николай не почувствовал ни угрозы, ни, что называется, благодати, никаких чувств, совершенно неожиданно появилось что-то, и как на это реагировать Николай понять не мог.    Он живо поспешил к дальнему углу здания. Смешанное чувство любопытства и смятения овладели Николаем, страх также присутствовал, вернее опасения, ведь спрогнозировать что будет, он не мог.    Забор, что отделял владения другого дома, от быстрого движения вдоль него стал немного прозрачным - из-за больших просветов между досками. Николай успел заметить склады шифера, кирпича, а также спиленных веток, должно быть, там готовилось какое-то строительство. С этой же стороны, все пару метров между домом и забором ничего не было, лишь высокая трава и несколько деревьев вдоль дорожки.    Николай достиг угла здания и остановился, ему стало не по себе. Он резко выглянул и вновь спрятался, он успел заметить заросли кустарников и все такой же забор, но уже гораздо дальше от дома. С этой стороны прилегающий участок был гораздо больше.    Он опять выглянул и спокойно осмотрелся. Ничего особенного, все те же деревья, трава и кустарники, все указывало на то, что хозяин предоставил природе самой заботиться о себе. Кусты никогда не стриглись, трава не косилась, а деревья должно быть ни разу не смазывались известкой.    Если учесть, что эта сторона была на востоке, то сейчас во второй половине дня тут царил полумрак, что совсем не вдохновляло.    Николай переместился на эту сторону и медленно пошел все по той же бетонной дорожке вдоль дома. Небольшой порыв ветра закачал деревья и множество листьев полетели вниз, покрывая и без того уже засеянную ими пожелтевшую траву.    Листья были повсюду, но высокая трава непременно царила над их ворохом.    Неожиданно кусты зашевелились и оттуда выскочила кошка - совершенно обычная с бурыми пятнами.    - Кс...кс, - позвал Николай.    Та остановилась и немного повернула голову в его направлении, казалось, она раздумывала, насколько ей интересно это - кс...кс. Но, после очередного шага Николая, побежала дальше.    Николай продолжал неспешно идти пока не почувствовал, что страх усиливается и уже начинает переходить в панику. Надвигалась угроза, но было не понято, откуда она исходит. Николай остановился как раз где-то посредине участка и стал неистово озираться по сторонам, ему представлялось, что кто-то вот-вот, буквально сейчас, набросится на него и, например, придушит. Но вокруг по-прежнему царил полумрак и ничего не появлялось, только кошка выглянула из-за угла здания. Она пристально наблюдала за Николаем, и, казалось, даже не за ним, а за чем-то, что было выше него.   Еще немного и Николай бросился бы наутек, но он услышал какой-то низкий шум, который вызывал вибрацию по всему телу и исходил откуда-то сверху. Шум был далекий и в то же время отчетливо ощущался, он как бы сковывал движения. Страх, который и без того присутствовал, сейчас достиг апогея.    Николай осторожно поднял голову. То что он увидел, заставило его вскрикнуть и расширить глаза от ужаса. Прямо над ним витали два огромных глаза зеленого цвета, зрачки и само строение выдавало принадлежность скорее к какой-то рептилии - змее, варану, дракону.... Их зеленый оттенок ужасающе мерцал на фоне серых облаков. Вокруг их проступало то же уплотнение, что он уже видел раньше, оно, как бы очерчивало чьи-то формы, правда, совсем нечетко.    Гул в ушах усиливался и вместе с ним и парализующий страх.    - Что..., зачем..., - выдавливал их себя Николай, смотря на два немигающих глаза, которые, казалось, пронзали его насквозь.    - Ты знаешь лишь малую часть того, что может постичь человек, но и этого вполне достаточно, чтобы тебя уничтожить, - говорило чудовище. - Ты не можешь нам помешать, поэтому и остаешься жив, но наше терпение небезгранично, если ты будешь продолжать совать нос в дела тех, кого не знаешь, то ты исчезнешь, как и многие тысячи до тебя. - Голос был глухим, но отчетливым, он исходил от чудовища, но кроме глаз и некоего преломления света вокруг ничего не было.    - Кто ты? - буквально выжал из себя Николай.    - Наша планеты находится на немыслимом в вашем понимании расстоянии, но мы контролируем вас и можем просто уничтожить, если люди перестанут удовлетворять нашим требованиям.    Николай вдруг понял, что он не может отвернуть голову, все его мышцы были скованы и явно управлялись чудовищем. У него присутствовало желание стать замеченным кем-либо, чтобы потом получить свидетельства, но это было уже слишком... приземлено, что ли..., но сейчас это не осознавалось, инстинкты взывали к помощи...    - Ты можешь сейчас почувствовать маленькую толику того, что мы можем с тобой сделать, - продолжало чудовище.    После этого Николай почувствовал резкую боль в затылке и его тело стало падать. Боль резко отступила и Николай восстановил равновесие, на лбу выступила испарина.    - А теперь так, - с этими словами чудовища, пришла боль в область сердца. За грудиной сдавило и зажгло, Николай вновь почувствовал, как земля уходит из под ног, а темнота заволакивает глаза.    Все закончилось так же резко, как и началось, Николай смог удержаться на ногах.    - А теперь так, - чудовище продолжало экспериментировать со здоровьем Николая, теперь резкая боль охватила буквально всю голову, вместе с этим исчезло все вокруг и он погрузился во тьму.    Николай приоткрыл глаза и увидел перед собой все те же глаза, они пронзали его насквозь и хотелось отвернуться, но не получалось. Болел затылок и плечо, он понял, что лежит на земле, должно быть, при падении он стукнулся.    - А ты не так силен, как казалось, - проговорило чудовище. - Еще немного и я мог переборщить, - продолжало оно. - Но вставай, поднимайся, ты всего лишь человек, и тебе страшно.   Николай подчинился, ему было трудно, но он поднялся и вновь задрал голову. Ему даже показалось, что он сделал это добровольно, но, когда попытался опустить голову или отвести взгляд у него не получилось. Чудовище продолжало витать на фоне облаков.    - Ты в моей власти и я могу убить тебя, надеюсь, ты это уже понял? - продолжало вещать чудовище.    - Тогда почему ты этого не делаешь? - слабо произнес Николай неожиданно для самого себя.    - А зачем, мы это всегда успеем, пока предупреждение, или ты сомневаешься в наших способностях?    Николай молчал, ему не хотелось показывать страх.    - Тогда вот, - чудовище приблизилось почти вплотную к лицу Николая.    Теперь острая боль пронзила и голову и сердце. В глазах стало темнеть.    - Нет, - раздался голос чудовища, не так.    Николай пришел в себя, боль отпустила.    - Вот так.    После этого боль гораздо сильнее прежней, просто нестерпимая, во всем теле. Николай открыл рот, чтобы закричать, но не смог.    Вновь облегчение, Николай почувствовал, что весь взмок.    - Хватит мучить меня, - выдавил он едва слышно.    - А разве это мучения? Это так..., - чудовище отдалилось от его лица.   После этого боль, которая возможна в отдельном месте или органе, когда, например, в него вонзают нож, теперь с такой же остротой охватило его всего - от кончиков пальцев до головы. Это было нестерпимо и Николай закричал, но только почему-то шепотом, крик получился сдавленный, темнота заволокла глаза.    Он еще ощущал, уже ничего не видя, как пылает его тело и почувствовал, что упал, все его восприятия мира сейчас было сосредоточено на адской боли. Через мгновенье все пропало.    - Коля! - услышал он голос друга, - Колька, что с тобой?! - пробивалось сквозь темноту.    Николай почувствовал удары по щекам.    - Коля! - продолжал кричать товарищ.    Он приоткрыл глаза, вначале сквозь белесую пелену все выглядело однородным, потом стало вырисовываться лицо Александра, перепуганное с широко раскрытыми глазами.    - Коля, - проговорил он уже спокойней, - живой, уф...    Николай увидел, как лицо товарища расплылось в улыбке, но глаза продолжали хранить испуг.    - Живой, вроде, - прошептал Николай.    - Что с тобой, Коля? Почему так? - запинаясь, спрашивал товарищ, - Кто?    Николай попробовал подняться и не смог, его тут же подхватил Александр и усадил на траву.    - Ну как ты?    - Уже лучше, - Николай почувствовал, как к его телу возвращается осязание.    Стало холодно, руки и ноги покалывало, как после онемения.    - Я так испугался, когда увидел тебя лежащим тут, - взволнованно говорил товарищ, - ты можешь встать?    - Не так быстро, Саня, не так быстро..., сколько я отсутствовал? Он стал озираться по сторонам и заметил, что уже стало сумрачно.    - Почти два часа, Коля, представляешь?!    - Как же ты выдержал?    - Я не выдержал, я заснул, перед телевизором, ты ушел я включил ящик, нашел новости и потом, как-то отключился..., даже странно. - Он оглянулся по сторонам и продолжал, - проснулся глядь на время, а уже почти шесть! Тебя нет, я и помчался во двор.    Николай кивнул и попробовал встать, товарищ обхватил его за плечи.    Теперь Николай стоял на ногах, слегка покачиваясь.    - Девушка наша, мы на шесть назначили, - неожиданно вспомнил он.    - Да что уж теперь, забудь, - бросил Александр.    - А ну-ка пусти меня, попробую пройтись, - потребовал Николай.    - Как пустить, давай буду придерживать.    - Нет, пусти! - повелительно произнес Николай.   Александр повиновался, но остался стоять совсем близко. Николай сделал несколько шагов неуверенно, затем еще несколько более ровно и, наконец, зашагал нормально. Товарищ все время следовал рядом для подстраховки.    - Кажется, отпустило, - произнес Николай.    - Что же произошло, Коля?    - Не сейчас, Николай посмотрел на часы, расскажу по дороге. - С этими словами он направился за угол дома.    - В смысле, какой дороге?    - Может она еще там, - бросил Николай, - давай сходим, это нужно, - произнес он тоном не терпящим возражений.    - Ты что, это может быть опасно, ты же видишь, что они с тобой сделали. - Причитал товарищ, пока они приближались к калитке.    - Саня, если не хочешь, оставайся, я не обижусь...    Товарищи вышли на дорогу и направились к месту встречи.    - Ты обещал рассказать, что случилось, - не унимался Александр, по его виду можно было понять, что он в большом смятении. - А еще скажи, зачем мы сейчас спешим к незнакомке, ты только пришел в себя, ты что, влюбился?    - Коля, меня отключили от защиты, совсем отключили, и завладели моей волей, правда, только на физическом уровне. - Проговорил Николай уставшим голосом.    - Вот и я о том же, тебя отключили, а ты спешишь к незнакомке. - Продолжал товарищ.    - Именно поэтому и спешу, возможно, она сопричастна.    - Что? Сопричастна? - удивлению Александра не было предела. - Подожди, если допустить что это так, то мы сейчас спешим в лапы к тем, кто нас добьет!    Они шли уже по темной улице, высокие деревья и отсутствие фонарей превратили сумрак заката в поздний вечер.    - Не переживай, она не осознанный участник, - произнес Николай.    Товарищи шли какое-то время молча, Александр все время следил за походкой Николая, она становилась все уверенней и вскоре в его физическом состоянии уже ничто не напоминало о недавнем инциденте.    На часах было десять минут седьмого, а они еще не на месте.    - Не будет она ждать, если даже и пришла, - проговорил Александр.    - К чему это сейчас? придем и увидим, ты забываешь, что женщинам свойственно опаздывать, - ответил Николай.    - Похоже, не в нашем случае, тут женский этикет, призванный набить себе цену, не проходит, по крайней мере, мне так кажется. - Произнес товарищ.    - Кто знает, возможно, у нее возникли какие-то планы по поводу одного из нас, - улыбнулся Николай.    - Я удивляюсь, ты только что чуть не умер, а сейчас спешишь к незнакомке, которая возможно в этом участвовала, при этом даже шутишь..., - возмутился товарищ.    - Не все так однозначно, я начинаю чувствовать, ко мне возвращается связь с высшими мирами, я это ощущаю, возможно, защита налаживается. - Николай действительно чувствовал возвращение в нормальное состояние, он не хотел пугать товарища, поэтому и не раскрывал подробности произошедшего, хотя эти жуткие глаза периодически всплывали в его сознании.    - Дай бог, вот только что будет после встречи с девушкой, непонятно, - продолжал сомневаться Александр.    Показался перекресток, на котором они должны были встретиться.    Одинокая фигура маячила на углу с их стороны дороги.    - Это она! - почти воскликнул Александр, - это ее пальто!    Николай всматривался в фигуру женщины и все больше соглашался с товарищем.    - Что ж, это хорошо..., - произнес он шепотом.    Они стремительно приближались к девушке, когда та, повернув голову в их сторону, радостно замахала.    - А я уже думала вы не придете, - выкрикнула она весело.    - Просим прощения, возникли непредвиденные обстоятельства, - проговорил Николай извинительным тоном.    Они поздоровались. На часах было пятнадцать минут седьмого.    - Вы давно тут? - продолжал Николай.    - Минут десять, знаете, не очень удобное место мы выбрали для встречи, машины останавливаются, наверное, черти что думают, - улыбнулась девушка.    - Это их проблемы, - вставил Александр.    - Еще раз извините, Татьяна, мы действительно никак не могли раньше. - Николай, как показалось его товарищу, выглядел несколько растерянным.    - Ничего, просто не хотелось разочаровываться в людях, которым поверила...    - Поверили? - переспросил Александр удивленно.    - Да, женщины ведь лучше чувствуют людей, у них интуиция, - проговорила она загадочно.    Николай предложил посетить одно из местных заведений, имеющих неплохую репутацию. Татьяна была в этом не помощник, ибо появилась тут недавно и сугубо из-за дел по дому, а вот Александр, немного подумав, повел всех в сторону уже знакомого зоомагазина.    - Там может не очень уютно, но, в общем нормально, и это единственное, что я знаю, - объяснял он.    Они молча прошли зоомагазин и еще какой-то магазин побольше, после чего, на следующем двухэтажном здании Николай заметил вывеску "кафе", подсвеченную прожектором со стены.   Странное чувство обыденности происходящего охватило Александра, совсем недавно его товарищ лежал на земле и, казалось, очень радовался, что смог прийти в себя, сейчас же они идут в кафе с девушкой, будто ничего и не было буквально двадцать минут тому.    Николай посмотрел на товарища и улыбнулся.    - Это оно? - спросил он Александра.    - Ну да, тут не такой уж большой выбор.    Внутри оказалось довольно уютно, возможно из-за малого количества посетителей и полумрака, в общем, даже несколько неожиданно для загородного заведения.    На окнах темные бархатные шторы, столики с мягкими креслами вокруг, перегородки отделяющие каждый столик, все указывало на заботу о клиенте. Конкуренция, доведенная до абсурда, делала свое дело. Это когда, например, десять кафе, расположенных в одном районе, бились за посетителей и выдумывали различные уловки - скидки, акции, шоу программы. Зачастую соревнования проходили в плане уюта и зрелищ, что касается кухни, то она фактически не отличалась.    - Неплохо, - проговорила Татьяна.    Они выбрали столик у окна. Подошел официант и аккуратно положил пред девушкой меню, после чего быстро исчез.    - Мне только кофе, - произнесла Татьяна.    - И, может, немного коньяка с лимончиком? - поинтересовался Александр.   Девушка улыбнулась.    - Разве что пятьдесят грамм. - Произнесла она с сомнением. - Только я сама заплачу за себя, договорились, иначе я не согласна...    Мужчины переглянулись.    - Не переживайте, мы пригласили, мы и заплатим, - сказал Николай, - об этом не стоит задумываться, у вас же хорошая интуиция.    Девушка пожала плечами.    - Вот неужели у столь неординарных мужчин столь обыденные представления об этикете. Ну неужели женщина не может заплатить - просто для того, чтобы не быть обязанной и чувствовать себя на равных. Моя интуиция говорит о том, что вы безопасны, вам можно верить, это главное, остальное просто мое желание, вы же уважаете мое желание? - спросила она с улыбкой.    - Ладно, договорились, мы принимаем уже хотя бы потому, что столько говорим об этом, - согласился Николай.    - Вот и отлично, - даже обрадовалась девушка.    Александр с непониманием пожал плечами, он явно был не согласен, но просто подчинился большинству.    Товарищи решили также к коньяку заказать шоколадку, последняя конечно была рассчитана на девушку, но они обставили это так, будто сами не представляли поглощение коньяка без шоколада.    Официант подошел на зов и принял заказ, дама заказала еще и мороженное, причем политое шоколадом.    Какое-то время товарищи наперебой интересовались у девушки успехами с ремонтом дома. Им пришлось выслушать рассказ о том, как нанятые рабочие "бадяжат" краску и покупают сомнительные белила, как экономят на цементе и шпаклевке, в общем, после справедливого замечания - почему не выгнать таких нерадивых рабочих и не нанять нормальных, девушка заявила, что это люди ее покровителя, который отрекомендовал их, как надежных мастеров. Она не может отказаться от них, так как это ему не понравится, но она заканчивала архитектурный факультет и имеет представление о пропорциях и вязкости нужных материалов. Этого ее наставник, должно быть, не знал, - заключила она.    Вот так, неожиданно, Николай получил возможность задать вопрос, который был для него главный.    - Скажите Татьяна, а этот ваш наставник, увлекается эзотерикой? - спросил он, как бы, между прочим.    Девушка удивленно вскинула брови и ее большие серые глаза стали еще огромней.    - Хм..., почему вы спросили? - Произнесла она, впившись взглядом в Николая.    - Мы же говорили с вами о третьем глазе, у некоторых он работает, - произнес он с улыбкой.    Девушка отвела взгляд куда-то в зал и задумалась.    - Очень странно, не часто ведь такие вопросы возникают у людей, - произнесла она тихо.    - Так ведь и люди то разные, Татьяна, совсем разные по сути, только нас стараются сделать одинаково глупыми, неосведомленными, - вставил Александр.    Николай с благодарностью посмотрел на товарища, должно быть, за то, что тот быстро вник в суть происходящего.    - Да, он увлекается оккультными науками, часто давал мне книжки соответствующего содержания, - начала девушка все также тихо, - но мне это не по душе.    - Вот как? Почему? - поинтересовался Николай.    - Есть во всем этом что-то ненастоящее, что-то уводящее черти куда, мне так кажется, - более бодро ответила девушка.    В это время официант вынырнул откуда-то со стороны, на его подносе стояло кофе и рюмки с коньяком. Когда он стал составлять это на стол, то оказалось, что там была и тарелочка с нарезанными дольками лимона, а также шоколадка.    - Мороженное чуть позже, - произнес официант, расставляя все это перед ними.    - Хорошо, можно минут через двадцать, - поддержала девушка.    Парень согласно кивнул и растворился в зале.    - Этот человек занимает высокое положение в чем-то, что позволяет с уважением относиться к нему бизнесменам и политикам, - продолжала Татьяна, - я никогда не могла спросить его о работе, мне что-то мешало, должно быть, чувство, что ему это будет крайне неприятно. - Она задумчиво покосилась на кофе и придвинула чашку к себе.    Внимательно слушающие товарищи также вспомнили про кофе.    - Но все-таки, как вы поняли, что он имеет какие-то..., подобные увлечения? - медленно, как бы подбирая слова, сформулировала она вопрос Николаю.    - Я это просто почувствовал, и наши чувства часто творят с нами чудеса, мы через них становимся уязвимы, - проговорил тот серьезно, - мне просто интересна ваша роль во всем этом...    Девушка потягивала кофе.    - Простите..., - она удивленно вскинула брови и поставила чашку на стол.    Николай, казалось, смутился, должно быть, он почувствовал неуместность последней фразы, ведь она говорила о его подозрениях и недоверии к девушке. - Именно так воспринимал все это Александр и. пытаясь разрядить обстановку, произнес:    - Давайте за знакомство.    - Да, Татьяна, давайте, - поддержал Николай.    Мужчины подняли рюмки и посмотрели на девушку.    Слегка улыбнувшись, Татьяна кивнула и присоединилась к товарищам.    - За знакомство, - произнесла она.    Они чокнулись и сделали по глотку.    Напряжение на лице девушки не спадало, она явно была чем-то озабочена.    - Все же, что вы имели ввиду? - повторила она вопрос.    Николай взглянул на товарища, затем перевел взгляд на девушку, казалось, он искал выхода из создавшегося неудобного положения.    - Татьяна, похоже, вас используют, - произнес Николая загадочно, - в общем-то, скрывать уже нечего, им известно, где мы и кто мы, - продолжал он, обращаясь уже к Александру.    - Вы о чем? - девушка была явно в замешательстве.    - Мы о наших врагах, даже не о наших, а о глобальных врагах человечества с разветвленной сетью агентуры и осведомителей, причем многие даже не подозревают об отведенной им роли. Просто живут и общаются со случайными на первый взгляд людьми, а на самом деле их встреча может быть обусловлена некими предварительными составляющими. - Говорил Николай ровным спокойным голосом.    - Подожди, Коля, ты изъясняйся более понятно, а то ведь не на выступлении в парламенте, - вставил товарищ.    - Не беспокойтесь, я все понимаю, - остановила его девушка.    Александр пожал плечами.    - Ну тогда нормально, просто иногда мне трудно воспринимать такие речи, это как бы не официальная встреча на камеры, мы сидим в кафе и дружелюбно общаемся, - продолжал он.    - Саня, все нормально, тебе же сказали, к тому же, мое состояние в данный момент не позволяет говорить по другому, ты же в курсе...    Александр согласно кивнул и произнес:    - Я-то в курсе, но мне показалось, что это может быть необычно для Татьяны, но теперь я спокоен, извини.    - Продолжайте, - с мольбой в голосе попросила девушка.    Николай вновь кивнул    - Этот ваш, как вы его называете, наставник, служит неким силам, которые контролируют планету, вернее ее население. - Начал он как можно спокойней, ему совсем не хотелось пугать девушку, но и обманывать тоже.    Татьяна пригубила чашку с кофе, в ее глазах мелькнула странная искорка, напоминающая иронию.    - Вы это серьезно? - бросила она.    Николай кивнул.    - Вполне, - произнес он, как ни в чем не бывало, и продолжил, - ваше знакомство неслучайно, проблемы на момент встречи с ним были прекрасно изучены, были известны все ваши слабые места. И когда он беседовал с вами по поводу работы, причем со свободным графиком, он знал, что отказа не будет. - Николай взял чашку с кофе и сделал глоток. - Отказа и не было, вам настолько пришлось по душе его предложение, что вы тут же решили, вот оно, наконец-то, за мои страдания и лишения я вознаграждена и теперь у меня будет хорошая работа, ведь так? - спросил он девушку неуверенно.    Татьяна опустила глаза, должно быть, все это ей было не очень приятно.    - Так, - тихо произнесла она, - все именно так и было.    Товарищи переглянулись, в глазах Александра читался немой укор, он явно не хотел, чтобы девушка испытывала негатив.    - Извините, Таня, - произнес Николай, - но вы должны знать, что от этого человека можно ждать чего угодно.    Девушка посмотрела прямо в глаза Николая.    - Кто вы? Это не розыгрыш? - спросила она с какой-то потаенной надеждой. - Сейчас модно снимать скрытой камерой...    - Помилуйте, что ж это за розыгрыш такой, вещи слишком серьезные, - ответил Николай немного с досадой.    - Давайте-ка выпьем за доверие, - произнес Александр, воспользовавшись паузой. Ему хотелось разрядить обстановку.    Девушка согласилась, они подняли рюмки и чокнулись.    Остатки коньяка были допиты, Татьяна закусила долькой лимона и сосредоточилась на Николае.    - Я понимаю, Татьяна, что вам трудно менять свое отношение к этому человеку, он сделал для вас многое, но теперь, вам опасно возвращаться. - Продолжил тот.    - Опасно? - глаза девушки расширились.    - Я ведь достаточно рассказал для того чтобы вы поверили..., что я могу чувствовать, могу видеть, впрочем, это могут все при правильном настрое и жизненной философии, - произнес Николай внушительным голосом. - Вы должны понять, что я могу что-то предвидеть, сейчас я понимаю, что этот ваш знакомый будет цеплять на вас все больше сущностей, чтобы вы продолжали выполнять его задачи.    Возникла пауза, Александр повернулся к товарищу и долго смотрел, как бы ожидая разъяснений.    - Да Саня, - среагировал, наконец, Николай, да, Татьяна привлекательная девушка, мы все имеем свойство поддаваться соблазну, мы ведь мужчины, в такой момент защита слабеет, причем может незаметно, мы просто ведем беседу с женщиной и пытаемся ей понравиться, пытаемся показаться чем-то лучшим, чем мы есть на самом деле. Порой это наше старание как раз вызывает обратную реакцию, женщина чувствует, что здесь что-то неестественное, что здесь обман и неосознанно отталкивает такого человека. - Николай перевел дух и сделал пару глотков кофе.    Девушка сидела в задумчивости, она явно не ожидала такого поворота.    - Но это не наш случай, скажете вы, мы ведь вели себя естественно. Да, потому что знаем это, знаем что там, где обман, там правят манипуляторы и лжецы, и, допуская игру, легкую ложь, мы опускаемся в их стихию. И тут уже включаются механизмы, от которых ранее человек был защищен своей жизненной философией, а главное - правдой.    - Подождите, Николай, я все-таки хотела бы ближе к делу, - произнесла девушка неожиданно. - Меня интересует Павел Николаевич.    Товарищи переглянулись, Александр пожал плечами и проговорил:    - Татьяна, это такое состояние, когда человек начинает вести себя не совсем обычно, тут надо слушать его речи, ибо это не он даже говорит, уже проверенно, в такие моменты через него вещает сама истина....    - Не обращайте внимание на некий менторский тон, заранее прошу извинить, но в такие моменты я действительно общаюсь не совсем своим языком, - поддержал Николай.    Девушка кивнула и продолжила:    - Все нормально, я не в обиде, напротив, все это мне представляется чрезвычайно важным и даже своевременным. Я не сказала вам еще, но мне этот человек перестал нравиться, я чувствую его второе дно, и оно совсем не радужное.    Николай улыбнулся, это была хорошая реакция с ее стороны.    - Спасибо, Татьяна, я рад, что мы понимаем друг друга, - произнес он. - Тогда я закончу, а уж вы решайте, что делать.    - Я внимательно слушаю, Николай, - спокойно сказал девушка и пригубила кофе.    Было видно, что она оправилась от того потрясения, что коснулось ее вначале - когда были угаданы некие обстоятельства, о которых знать мужчины не могли, если конечно они не из спецслужб.    - Вы поспешили назвать имя своего босса, я бы сам это сделал, - продолжил Николай.    - Ничего страшного, я доверяю вам, уверена, вы бы назвали его правильно. - Вставила девушка.    - Благодарю, ну а теперь, главное, - Николай немного подался вперед, ближе к девушке, - готовится некий эксперимент, некое энергетическое воздействие, вам в этом отводится роль аккумулятора, то есть, заряда большой мощности.    - Простите? - девушка насторожилась.    - Цель для этих людей определяется системой через их..., как бы поточнее выразится, начальство, эти уже видят гораздо больше и понимают кто их враг, а кто так..., имитирует. - Продолжал Николай негромко.    - Враг, а кто их враг? - поинтересовалась Татьяна.    - Любой, кто мешает доктрине превращения человека в неосознанного раба, - вставил Александр, - особенно если он становится публичен, или обладает некими знаниями, которые позволяют ему понимать, что происходит.    - Да, так оно и есть, - подтвердил Николай. - А если знания и публичность объединены, то такой человек для них совсем опасен. Ибо он может подыгрывать их системе, строить из себя меркантильного карьериста и безнравственного типа, но все только для того, чтобы повыше забраться и оттуда уже начинать разрушать их подлую и, в общем-то, очень глупую систему разрушения всего здравого и культивирования всего уродливого и лживого.    Девушка задумчиво слушала и лишь иногда отвлекалась на каких-то новых посетителей.    Николай посмотрел на барную стойку.    - Может еще возьмем чего-нибудь? - спросил он девушку.    Как раз в это время из глубины зала появился их официант и поставил перед девушкой мороженное.    - Ой, я совсем про него забыла, - улыбнулась Татьяна.    - Давайте еще по пятьдесят, а то как-то не согрелись даже, - предложил Александр.    Девушка согласно кивнула.    Они заказали еще три коньяка и вспомнили про шоколад, который почему-то был не тронут.   Официант поспешил выполнять заказ. Вскоре он появился со своим подносом и, составив на стол бокалы с коньяком, живо исчез.    Они подняли бокалы и Александр произнес:    - За победу над злом.   После чего выпили по половине содержимого, девушка же чуть меньше.    - Я хотела бы знать все, я готова, - произнесла она.    - Вы, Татьяна, можете знать только то, что на меня снизошло, большего не получиться, - проговорил Николай.    - Это я понимаю, - девушка обвела глазами друзей, - я просто хочу сказать, что не нужно меня жалеть, я должна знать все, что на вас снизошло, даже если это очень страшно...    - Помилуйте, не до такой же степени, - вставил Александр, - не стоит уж так драматизировать, - если бы вам грозила реальная опасность мы не разглагольствовали бы здесь за коньяком, а уже бежали бы куда-нибудь, поверьте, этот человек в курсе, - он кивнул на Николая.    - Перестань, я не всевышний, поэтому не стоит преувеличивать, но что-то конечно могу..., - укоризненно произнес Николай, было видно, что ему неприятны эти дифирамбы.    Наступила пауза, девушка пожала плечами и произнесла:    - Я все понимаю, но хотя бы то что вы почувствовали не должно ничего утаиваться от меня, хорошо?    - Конечно, - подтвердил Николай. - Но..., в общем, спиртное не способствует восприятию истины, особенно в моменты сторонних воздействий, а сейчас оно идет, к сожалению. - Загадочно закончил он.    Александр удивленно вскинул брови.    - Мы просчитались? Они хотят, чтобы ты пил? - спросил он товарища.    - Им все равно как пробить защиту, если пьешь в соответствующей компании, то открываешься или врагам или друзьям, я пью с друзьями, но через Татьяну идет сильное воздействие. Они мешают - не хотят, чтобы мы продолжали. - Произнес Николай поникшим тоном.    Девушка пригубила бокал с коньяком.    - Это что, я не узнаю что происходит? - спросила она с укором.    - Ну почему, без тонкостей я могу описать, но хотелось бы глубже, - продолжал Николай.    - Давайте без тонкостей, только не молчите, - настаивала Татьяна.    Александр также пригубил коньяк, он выглядел напряженным.    - Все просто, вы красивая девушка, мы мужчины..., поэтому не можем не стараться вам понравиться, особенно, когда выясняется, что вы неплохой и умный человек, это заложено в нашей программе распространения генофонда, контролировать ее нелегко.    - Это точно, - крякнул товарищ и вновь пригубил коньяк.    - Как я могу помочь взять это под контроль? - спросила девушка.    Мужчины переглянулись, Александр чуть улыбнулся.    - Я думаю это не ваша, а наша проблема, поэтому предоставьте решение ее нам, - произнес он и посмотрел на Николая.    - Вы не можете помочь, к сожалению, но вы прекрасно демонстрируете их намерения, ибо через вас, прекрасная Татьяна, сейчас идет поток определенной энергии, воздействующий на наше, извиняюсь, либидо..., - произнес Николай с неким смущением, - будем откровенны, ибо слишком значимые процессы затронуты.   Девушка опустила глаза.    - Я понимаю, не извиняйтесь, мы прекрасно осознаем нашу силу, я имею ввиду женщины. Мы красимся, носим определенную одежду, пытаемся выглядеть аппетитными совсем не для научных бесед за столиком. Мы в активном поиске тех, кого хотели бы видеть рядом всю жизнь и поверьте..., ваши желания часто есть наши намерения, вложенные в ваши головы, - произнесла Татьяна.    Мужчины вновь переглянулись.    - Однако, ум и красота страшная сила, - проговорил Александр.    Девушка улыбнулась и пожала плечами.   - Именно вам доверено улучшение или ухудшение генофонда человечества, вы рожаете от тех, чей род решили продолжить, ваше развитие и духовность очень важна для развития человечества, именно поэтому сейчас идет массовое воздействие на женщин. - Николай сделал паузу и посмотрел на коньяк, - что ж, даже интересно, что они задумали. - С этими словами он поднял бокал и произнес:    - За прекрасных дам, за тех, кто остался верен памяти предков и является божественным фильтром для всего дегенеративного и лживого! Простите за пафос. - Мужчины поднялись.    Они чокнулись и допили содержимое, пустые бокалы один за другим возвращались на столик.    - Вы сказали божественный фильтр? - спросила Татьяна.    - Точно так, - ответил Николай.    - Однако..., среди моих подруг и знакомых не встречала, в основном все фильтруют на денежки, - с улыбкой продолжала девушка.    - Это уже следствие, наработки дегенеративной системы, которой могут восхищаться только оглупленные и одурманенные люди, или же подлецы и лгуны. Ваши подруги относятся к какой-то из этих категорий, уж определяйте сами, все данные у вас есть для этого.    - Боюсь, вы меня переоцениваете, я тоже материально зависима, - девушка стыдливо опустила глаза.    - Конечно, все мы работаем за деньги и ищем работу, где этих денег больше, - вставил Александр, - это нормально, тут все в самой сути - на что вы способны ради денег.    - Вы станете участвовать в афере, в обмане человека? - спросил Николай, - зная, что ни он, ни правоохранительные органы никогда об этом не узнают?    - Думаю..., что нет..., по крайней мере, на сегодняшний момент я такого не делала.    - Самое главное, что вы говорите искренне, да, вы этого не делаете, а знаете сколько людей на вашем месте это бы сделали? - Николай, не дожидаясь ответа, продолжил, - много, и это уже не божественный фильтр, это орудие деградации. Такие уже не работают на выживание цивилизации, такие работают на себя, на атрибуты успешности, на детей, то есть на некий замкнутый мир, островок счастья, который существует отдельно от "организма".    - Большинство женщин думают о семье и ребенке, это нормально, - вставила Татьяна.    Николай согласно закивал, возникла пауза.    Девушка продолжила:    - Единственно, что ребенок должен быть от любимого человека, а любить подлеца у меня, например, не получиться.    - Вот, о том и речь, - вставил Александр.    - Выбирая себе того, чей род будет продолжен, женщина должна руководствоваться именно человеческими, духовными качествами, то есть помимо ума должно присутствовать гармоничное развитие и соответствующее отношение к жизни. - Продолжал Николай. - Если человек ради денег, или того чтобы повести свою невесту в ресторан, сделать ей подарок, или ради своих детей, готов обманывать и красть, оставлять чужих людей и детей в горе - это верный признак деградации. Этот человек не прошел тест и превратился в чудовище.    Николай остановился и обвел глазами зал. Немногочисленная публика продолжала заседать, помимо их столика тут было еще около десятка компаний, среди которых половина молодые парочки. Кто-то оживленно беседовал, некоторые, если позволял столик, мечтательно смотрели в окно, другие просто кушали, изредка перекидываясь словами.    - Но многие женщины закрывают глаза на все кроме отношения к ней, - нарушила паузу Татьяна.    - Точно, так в основном и происходит в современном эгоистичном и деградирующем обществе. Ценности, навязанные людям, просто кричат о том, чтобы сделать прежде всего счастливым себя и свою семью, в отрыве от остальных, более того, отрыв и неудача остальных просто повышает социальный статус и позволяет чувствовать себя успешным на их фоне. Именно отрыв от общего, от организма, от гармоничного сотрудничества и поставлен в цель системой. Верховные жрецы осознают слабость их власти в здоровом обществе и всячески способствуют развитию эгоизма, махровой индивидуальности, когда люди начинают конфликтовать, потому что их типа много и всем счастья не хватает. - Николай остановился, заметив на лице девушки беспокойство.    - Это так, борюсь с собой, но я ненавижу конкурентов, а они меня, только лишь за то, что продвигают те же услуги, тот же товар, - произнесла Татьяна, - я понимаю бессмысленность свой ненависти к людям, которые виноваты лишь в том, что занимаются тем же чем и я. Им ведь также нужно кормить себя и свои семьи, но каждый раз обнаруживаю негатив к соседней фирме и ее людям, это чувство очень меня огорчает и раздражает, я пытаюсь с ним бороться, но..., безрезультатно.   - Вот видите, вы хотя бы осознаете и пытаетесь бороться, а множество людей тупо ненавидят и желают зла, шлют проклятия другим людям за то, что они поставили рядом магазин с тем же товаром, или перехватили клиента и тому подобное. - Продолжил Николай. - Система создает условия для взращивания в человеке самого низменного, всего того, что опустит его на уровень инстинктов, не позволит ему воспринимать гармонию безграничной вселенной, ее вечные законы, потому что все это, - Николай картинно обвел взглядом окружающее, - не имеет к ним никакого отношения, это некая иллюзия, фантазия больного воображения неких духовных олигофренов, возомнивших себя вершителями судеб на пылинке во вселенной.    Понимаете, весь этот придуманный ими формат жизни, законы, которые из бесконечного множества путей выбирают тот, который направляют нас на путь конфронтации друг с другом, все это мракобесие гонит нас в пропасть. - Николай остановился и перевел дух.    - Коля, ты спешишь, мне кажется, не каждый настроен на разговоры о бесконечности, будучи погруженным в свои проблемы, - произнес Александр.    Девушка взглянула на него с укором.    - Нет, я как раз сама иногда об этом думаю, особенно глядя на звезды по вечерам. Что там в бездонной вселенной? какие миры и планеты, какие цивилизации и кто мы по сравнению с ними..., - проговорила она.    - Вот видишь, Татьяна вполне готова, еще раз убеждаюсь, что подобные разговоры не возникают в компаниях к этому не готовых, тут уже третий глаз нам подсказывает - а надо ли? - Николай слегка улыбнулся, - тем не менее, реальность такова, что мы находимся в заложниках у кучки сумасшедших, которые с мыслями о будущем царствовании среди чипированных рабов ведут цивилизацию в пропасть. Их зомби программа не позволяет осознать это, иначе они не старались бы так покончить с собой, ведь они в той же лодке - в отличие от их наставников, которые могут быть и с другой планеты.    Девушка удивленно вскинула брови и произнесла:    - Николай, вы говорите, они движутся к своему концу, эти, что на самом верху?    - Да, конечно, именно к концу, - невозмутимо выдал Николай.    - Но они же не идиоты, неужели они допустят чтобы все исчезло? - продолжала девушка.    Александр довольно крякнул и вмешался.    - Дело в том, что в их иллюзии это не конец, это, напротив, счастье.    - Точно, это царствование среди неосознанных рабов, сокращенных до безопасного уровня..., сокращенных и чипированных. Если выйдут из повиновения им просто обнулят счет на чипе, тем самым превратив в бомжа без денег. - Поддержал Николай товарища. - Все это в их духовно обрезанном мозгу, в их зомбированном и оглупленном сознании, они не видят реальности, а пребывают в иллюзии, навязанной их хозяевами, поэтому они и не пытаются что-то изменить, - Николай внимательно посмотрел на девушку.    - Значит в руках этих сумасшедших судьбы миллиардов людей? - спросила она нервозно.    - К сожалению, это реальность, которую стремятся скрыть, вернее они скрывают свою причастность ко всему что происходит, их марионетки - президенты, политики, политологи, агентура, СМИ всегда отводят удар от них на правительства стран или на того или иного политика. Никогда в СМИ не поднимаются темы мирового закулисья, это удел интернета, а то, что влияет на умы более 80% населения - телевидение с их бесконечными ток шоу, никогда не делало темой такой злободневный вопрос - а наш президент конечное звено в управлении или над ним еще кто-то стоит? а насколько он независим и насколько те, кто на него влияет, думают об интересах нашей страны? и т.д. и т.п. Очень интересное ток шоу бы получилось, но нельзя, ибо народ должен выплескивать свое негодование на политиков и президентов, но не на истинных хозяев этого спланированного бардака. - Николай остановился и пригубил чашечку с кофе.    В наступившей паузе отчетливо стал слышен шум посуды и разговоров соседей.    - Я слышала о мировом правительстве и в интернете смотрела материалы, у меня не возникает сомнений насчет его существования, - проговорили Татьяна задумчиво. - Но вот что они неосознанные самоубийцы - не знала. Возможно, мы просто не знаем всех их планов, разве они, имея все и живя как сыр в масле, могут так рисковать?    - Мы может и не знаем всего, но то, что знаем, дает наглядную картину, особенно для тех, кто смог пробить навязанный дегенеративный панцирь и посмотреть незамутненным взглядом на происходящее. Этого не могут сделать верховные управленцы, ибо их зомбирование основано, прежде всего, на замыкании сознания на частичке, пылинке во вселенной, которая и есть главной и конечной в их представлении о мире и их месте в нем. Они трудятся для того, чтобы завоевать эту пылинку в космосе без осознания ее связей с бесконечной реальностью, без понимания того, что любая разрушительная деятельность на собственное благо, рассматривается законами вечности как болезнь, которую нужно либо лечить, либо просто зачистить эту частичку от людей. А это и есть тот глобальный суицид, который в обрезанном мозгу верховных жрецов не воспринимается, - закончил Николай и поискал кого-то глазами в кафе.    Александр вопросительно взглянул на товарища.    - Еще кофе закажу, - произнес Николай. - Не возражаете?    Получив одобрение, он направился к барной стойке.    Татьяна кивнула в его сторону и произнесла:    - Однако, интересные у нас разговоры получаются.    - Это необходимость, если и есть что-то настоящее в этой жизни, так это освобождение от навязанных иллюзий, особенно если их авторы тупо ведут всех в пропасть, - проговорил Александр.    - Это я понимаю, - девушка пожала плечами, - просто не думала, что у нас именно такие разговоры будут.    - Я вас понимаю, двое мужчин в обществе красивой девушки, я понимаю..., - поникшим голосом продолжал Александр.    Николай что-то сказал бармену и кивнул в сторону их столика, после чего вернулся к друзьям.    Девушка посмотрела на часы, - ой скоро девять уже.   - Да? - удивился Николай.   - Детское время, - выдал его товарищ.   - И тем не менее..., - продолжала девушка.   - Сейчас принесут кофе и будем закругляться, - проговорил Николай.   Татьяна кивнула и, немного наклонившись, произнесла негромко:    - Все же я не могу понять, как они позволяют в интернете размещать фильмы о мировой закулисе, позволяют печатать книги на подобие "Комитет 300"?    Товарищи переглянулись, после чего Николай пожал плечами и начал также негромко:    - Есть мысли по этому поводу...    - Кстати, Николай, поддержу, сам иногда думаю об этом, - произнес товарищ.    - А какие мысли у самого то? - спросил Николай.    Александр подернул плечами.    - Мне кажется, есть силы старающиеся разрушить существующий формат для насаждения чего-то более усовершенствованного, возможно под вывеской борьбы с системой будет насаждаться что-то новое, что ничуть не лучше старого, зато с поддержкой общества, замордованного и уставшего...    - Хм, - Николай согласно кивнул, - возможно ты и прав, даже наверняка прав, они не хотят ничего менять, более того, все их усилия и игра направлены на сохранение своего паразитизма, даже развенчание существующего беспредела.    - Подождите, не так быстро, вы хотите сказать, что они сами делают эти фильмы? Выделяют средства? - вмешалась девушка.    - Не совсем, в обществе постоянно есть некий процент понимающих людей, это нормальное распределение гаусса - 80% посредине, 10% с краю глупцов и 10% с другого краю - понимающих, в основном с ними приходится постоянно работать идеологам, ибо 80% прекрасно управляются телевизором. С ними меньше всего проблем, а вот эти последние десять процентов нужно брать под контроль, либо с помощью ложных учений, либо с помощью денег - в зависимости от их духовного уровня, понимаете? - Николай посмотрел в сторону.   Официант что-то составлял с подноса на соседний столик, после чего, окинув взглядом клиентуру, направился к ним.    - Пожалуйста, - произнес он, расставляя кофе.    - Спасибо, - Николай проводил взглядом его удаляющуюся фигуру.    Девушка нарушила молчание:    - Интересно я вхожу в эти десять процентов? С вами мне все понятно, а вот со мной?    - Входите, конечно входите, - поспешил Александр.    Николай молча пригубил кофе.    - Эти десять процентов также подвержены распределению гаусса, - начал он негромко, - кто-то менее податлив, кто-то более. Даже если они понимают что происходит, то некоторым вполне хватает материального благополучия и социального статуса, чтобы закрывать на многое глаза. Кому-то достаточно того, что они обличают в интернете, и лишь совсем некоторым нужны существенные шаги по спасению цивилизации, ибо они прекрасно осознают - куда движется человечество, а это понимание уже не разрушишь деньгами и комфортом. Часто им удается вписаться в систему для ее разрушения изнутри, для того чтобы тихой сапой менять дегенеративный формат под видом служения ему. В общем, множество путей есть у этих продвинутых десяти процентов.    Николай взял чашечку и, не отрывая глаз от девушки, отпил кофе. В кафе уже заметно поредело, людей стало вполовину меньше.    - Я просто уверена что вы относитесь к последней группе, самой продвинутой, - произнесла она с нотками почтения.    - Возможно, но с нами работают, за нами следят, им не нужны разрушители их царства, им нужны либо управляемые борцы, либо же оглупленные служители.    - Все ли оглупленные? - перебила девушка.    - Да, в какой-то степени все, - продолжил Николай, - в противном случае они не работали бы на собственное убийство, убийство своих семей, а ведь деятельность системы направлена на глобальный суицид, мы уже говорили об этом. Поэтому человек становится неосознанным соучастником сего действа, если просто мечтает вписаться в заданный формат и получить звание "успешного".    - К сожалению, многие из борцов с системой делают это для некоего самоуспокоения, - поддержал Александр.    - Да и это присутствует повсеместно, - Николай пригубил кофе, - люди уже привыкли к двойной жизни, одни борются за справедливость и где-то понимают, что есть высший смысл и истинное назначение человека, но при этом в повседневности полностью растворяются в том болоте, что для них уготовлено. Бегают и ищут - где бы получить денег, как продать и при этом часто ограничиваются лишь некоторой порядочностью, например, могут сказать, что этот товар подделка, но не могут сказать, что он, например, очень плохой, и т.д. Люди незаметно вписываются в систему, сохраняя что-то отличающее их от других, но, при этом, это что-то они раздувают до вселенских размеров. Типа мы честные и порядочные борцы за справедливость, хотим изменений, мы боремся с системой, хотя тут же другой рукой делают что-то отвечающее дегенеративному формату. - он остановился и вновь отпил кофе.    - Тогда как выявить тех, кто не сломался и не попался, - спросила девушка с участием, было видно, что она вникла в тему, настроилась и хочет разрешить для себя некие противоречия.    - Только по делам, слова, подтвержденные в жизни. Не бывает созвучия с вселенскими вечными законами в душе мечущейся и продажной, то есть, не может человек увидеть свет, если за некие материальные блага он позволяет себе лгать, лицемерить и желать "успешности".    - Но ведь жить на улице, питаться отбросами никто не хочет, даже вы, разве нет? - спросила Татьяна.    - Конечно, - опередил Александр, - все не настолько схвачено, чтобы любая деятельность по поддержанию своего благополучия работала бы на систему.    - Тонкая грань, легко оступиться и тебя тут же подцепят на крючок - будешь втягиваться все больше, пока вообще не забудешь о том, что есть настоящая реальность, простирающаяся бесконечно с ее законами, которые часто не имеют ничего общего с тем, что придумали для нас проходимцы. Но именно созвучие этим вселенским законам гармонии и развития дает нам осознание и понимание того что происходит и того что нужно делать. - Закончил Николай с акцентом на последнем предложении.    - Но как, как же получить в себе эту гармонию? - с грустью спросила девушка.    - Есть одна формула, - тихо проговорил Александр.    Девушка с удивлением на него посмотрела.    - Вы сказали формула?    - Да, образно можно сказать, что формула.    Мимо быстро прошел официант, должно быть какой-то важный клиент придал ускорения, ибо до сих пор в такой резвости он замечен не был.    - Я могу ее узнать? - настороженно произнесла Татьяна.    - Конечно, - Николай окинул взглядом кафе и проговорил, - она доступна каждому и даже где-то известна из добрых книг и высказываний мудрецов.    - И побыстрее! - раздалось из дальнего угла кафе, после чего мимо "пролетел" тот же официант.    - Она проста, но в то же время, невыносима трудна, - продолжал Николай, - но именно она позволяет разумному взрослому человеку прожигать панцирь глобального идиотизма, под который всех нас поместили.    Девушка суетливо взяла чашечку и отпила кофе.    - Вы назовете ее мне? - проговорила она с нетерпением.    - Конечно, состоит она в следующем: мысли, слова и действия должны совпадать, другими словами, то что вы думаете, говорите и делаете не должно различаться, вот так. - Николай смотрел на девушку и пытался понять насколько глубоко она прониклась в эти слова.    - Да, действительно просто, но почти невозможно в наше время, - тихо произнесла она.    - Возможно, Таня, возможно, только понимание необходимости отсутствует, зато присутствует другое понимание, что исходит от авторов и обслуживающего персонала этой дегенеративной системы. - Продолжал Николай. - Нужно создать собственное счастье, во что бы то ни стало, а условия для этого, правила вторичны, они типа совершенны и все дело в вас. Вот такая бурда в головах и позволяет оглупленным людям получать "благополучие" за счет обмана сограждан и, естественно, самой дегенеративной системы, которая как раз это и приветствует, ибо с таких потом куются кадры "смотрящих на местах". Тех, кто будет зорко бдеть за тем, чтобы люди чести и совести не проникали не в какие управляющие структуры и конечно не могли никак влиять на законотворчество и образование.    Из уже знакомого угла донесся громкий разговор мужчин, которые обвиняли друг друга в чем-то и, казалось, хотели привлечь внимание. Но скорее всего они просто выпили и на окружающих им было глубоко наплевать.    - Эгоизм рожденный узостью сознания, того, что позволяет считать себя отдельной клеткой в едином организме не может идти на пользу организму, понимаете? - продолжал Николай. - Если все построено на том, чтобы ты опередил окружающих в чем угодно и на фоне их выглядел успешным, то это формула духовного уродства, не позволяющая делиться полученным с собратьями и, более того, заставляющая воевать с ними. Ты становишься успешным, когда остальных не тянешь за собой, а строго индивидуально занимаешься накопительством и построением карьеры, это ли не декаданс - превращение здоровой клетки заботящейся об эгоизме в раковую индивидуальность, которая будет разбухать за счет общих ресурсов и жизней соплеменников. Такой организм обречен, что и происходит сейчас с нашей цивилизацией. - Николай допил свой кофе и аккуратно поставил чашечку.    - Эгоизм это плохо, так нас учили с детства, но везде одни эгоисты, - произнесла Татьяна задумчиво.    - Именно из-за того, что нарушается формула - говорить, думать и делать одно и то же, мы в такой, извиняюсь, заднице, - подхватил Александр, - в противном случае мы бы задавали вопросы, например, учителю, а не лицемерили и не подстраивались, причем, не только в вузах, но и на работе. Мы бы спрашивали - а почему вы говорите о честности, но, в то же время, тайно собираете поборы, почему ставите хорошие оценки за взятки, понимаете сколько проблем возникает в дегенеративной системе, когда ты хочешь настроиться на созвучие с вселенскими законами?    - Еще как понимаю, но сама активно нарушаю это правило, невозможно не обманывать бухгалтеру, не скрывать налоги, не давать взятки, а потом говорить..., что ты решил проблему по другому..., на каждом шагу порядочному человеку приходится поступаться чем-то во имя чего-то "большего". - С грустью произнесла Татьяна.    - О том и речь, чтобы вырвать человека из среды гармонии с вселенскими вечными законами, нужно создать извращенную систему, в которой бы искажение реальности, а не познание ее, давало бы мнимое счастье и звание так называемого "успешного", а на деле просто доказавшего свою приверженность дегенеративным правилам системы. Мы окунаемся в навязанный формат с детства и все наше счастье строится согласно его установкам на соответствие извращенным правилам, - оживленно говорил Николай.    В это время громкоговорящая компания оживилась, мужчина, который гонял официанта уже изрядно подвыпил и что-то говорил сидящему напротив. Доносились фразы:    - Ты уже достал, сколько можно, не нравится, вали отсюда!    Его сосед был гораздо спокойнее, что он отвечал, слышно не было.    - А я говорю, пошел на ..., - матерно ругался прежний.    Спокойный голос по-прежнему что-то вещал в ответ.    - Пошел на..., - совсем громко прокричал разбушевавшийся тип.    Все обернулись в их сторону.   Николай сосредоточенно смотрел на разыгравшуюся сцену.    - Не нужно этого делать! - неожиданно прокричал он, поднимаясь из-за стола.    Александр удивленно расширил глаза и, оглядываясь по сторонам, нервно проговорил:    - Коля ты что? Не вмешивайся!    Николай тем временем продолжал смотреть на шумный столик в углу зала и говорить достаточно твердо:    - Не смей это делать! Даже не думай, а то просто не выйдешь отсюда!    Теперь все смотрели на Николая.    Татьяна с растерянным лицом смотрела, то на столик в углу, то на Николая.    - Что происходит? - тихо спросила она.    Александр положил свою руку на ее и проговорил также тихо:    - Не волнуйся, все будет нормально...    Двое мужчин, которые были центром внимания последние несколько минут, застыли с удивленными лицами и смотрели на незнакомого мужчину, который что-то приказывал одному из них.    - Ты что, братан?! - нетрезвым голосом выдал скандалист.    - Я твоему соседу, он в курсе! - выкрикнул Николай, смотря на мужчину рядом с вопрошающим.    Тот неторопливо поднялся и серьезно глядя на своего нетрезвого соседа медленно повернулся к Николаю.    - Не нужно этого делать, просто уйдите! Планы изменились, вас тут же уберут, если вы это сделаете, - продолжал Николай.    Мужчина заметно напрягся, в проблесках света было видно его бледное лицо.    - Вы, должно быть, с кем-то меня путаете, - произнес он наигранно удивленным голосом.    - В таком случае, может покажете, что у вас в кармане? - угрожающе произнес Николай.    - Что происходит, а? - оживился пьяный сосед, он также попытался встать, но рухнул назад. - Что такое, а? - не унимался он, - ну-ка скажи мне, что хочет этот человек? - обратился он к вставшему соседу.    - Я не знаю, что он хочет, - бросил тот, не отводя взгляда от Николая.    - Я выразился достаточно ясно, ты все понял, надеюсь? - продолжал Николай.    Незнакомец пошел прямо на него.    - О чем вы любезный толкуете? - в его изменившейся интонации появились нотки угроз.    Некоторые из присутствующих поднялись со своих мест и поспешили к выходу.    - Ты куда пошел, эй?! - крикнул ему вдогонку подвыпивший сосед.    Александр также поднялся, незнакомец продолжал двигаться.    - Позовите охрану, - крикнул кто-то из посетителей.    После этих слов мужчина остановился и, окинув взглядом зал, поспешил к выходу.    - Вот и хорошо, - раздался тот же голос посетителя.    Товарищи оставались стоять какое-то время, они смотрели в сторону дверей, за которыми скрылся незнакомец.    - Ну, что теперь? - спросил Александр.    - Теперь и мы уходим, - ответил Николай, как ни в чем не бывало.    Девушка торопливо поднялась.    - Действительно, пора уже, - произнесла она суетливо.    Официант торопливо бегал по залу и принимал либо деньги, либо останавливался и начинал считать там, где этого требовали клиенты.    Николай оставил на столе купюру и они направились к выходу, пропуская вперед Татьяну. Но у дверей этикет был нарушен, вперед извиняясь, протиснулся Николай.    - Нет, тут надо быть осторожным, извините, - оповестил он девушку и первым вышел на улицу.    Народ с шумом расходился в разные стороны.    - Мне на автобус нужно, - произнесла Татьяна и показала в сторону дальней остановки.    - Хорошо, - произнес Александр, - мы вас проводим.    Они перешли перекресток и остановились в крытом павильончике, с боку висел перечень автобусов и расписание. К ним присоединилось еще несколько компаний из кафе.    - Таня, будьте осторожны, вы немного посвящены в наши дела и в свою роль, теперь вы знаете, что вас используют, - произнес Николай.    - Я все поняла, надеюсь..., - ответила та спокойно.    - Будьте осторожны с вашим покровителем, он должен знать только о двух интересных мужчинах, которые пригласили вас в кафе, где они пытались вам понравиться, - продолжал он серьезным тоном.    Татьяна улыбнулась, - насчет интересных мужчин правда, - произнесла она кокетливо.    Женщина остается женщиной в любых ситуациях, инстинкт продления рода не может быть заглушен повседневностью и пока мужчины "спасают мир" они присматривают тех, кто достоин оставить потомство. Как уже упоминалось, в идеале женщина, если она достойна внимания, то есть обладает внешней и внутренней красотой - является божественным фильтром, что так не нравится тем, кто решил паразитировать за счет обмана, то есть многочисленной армии духовно уродливых дегенератов. Поэтому они и корректируют воспитание подрастающего поколения в сторону своих извращенных "ценностей", ибо сами могут обладать только последними, что в свою очередь позволяет им быть привлекательными на фоне людей порядочных, лишенных этих привилегий. Хочешь уничтожить народ - изврати его ценности, ставь в пример и наделяй "символами успешности" все вырожденческое, что ведет к его исчезновению. Позволяй размножаться безнравственным и бездуховным уродам и создавай невыносимые условия жизни для людей чести и совести. И вскоре ты получишь аморфную и управляемую массу, которую с легкостью можно будет сбросить в пропасть, правда, вместе с собой любимыми, последнее понимание им недоступно.    Александр вопросительно посмотрел на Николая, потом на припаркованное такси.    - Пойдемте, - показал Николай в сторону машины.    - Нет, я на автобусе, он останавливается как раз возле моего дома, не надо лишних трат, - проговорила Татьяна. - Правда не нужно, на такси я не поеду...    Мужчины переглянулись в нерешительности.    - У нас есть деньги, нам это не обременительно, - произнес Александр.    - Спасибо, но нет, давайте закончим с этим, - отрезала девушка.    - Ну как знаете, - проговорил Николай.    - Скажите лучше, что же все это значит? - спросила Татьяна, кивая в сторону кафе, - что собирался сделать тот мужчина?    - О, позволь мне, - поспешил опередить товарища Александр, - я уже не первый раз являюсь свидетелем подобного, могу сказать, что Николай предотвратил преступление, а как он это почувствовал, это уже вопрос другой...    - Николай пожал плечами, - доказать я этого не могу, ибо ничего не произошло, но этот человек собирался дать яд своему нетрезвому товарищу. Яд был у него в кармане, должно быть в ампуле.    - Но как вы это поняли? - с расширенными глазами вопрошала девушка.    - Как что-то нисходит, спускается в виде информации, вроде как ясновидение в быту зовется, - проговорил Николай не совсем уверенно, - мне непонятны эти механизмы, но одно могу сказать точно, они перестают работать, как только ты подстраиваешься под правила системы - где-то скажешь неправду, где-то сделаешь или скажешь не то что думаешь и тому подобное.   Наступила пауза, казалось, все переваривают сказанное Николаем.   - То, как вел себя этот человек, вполне соответствует вашему видению, - произнесла Татьяна задумчиво.    Вскоре двое мужчин и девушка поспешили к передней двери остановившегося автобуса.    - Спасибо вам, - бросила Татьяна, исчезая в дверях. Уже из окошка она помахала им рукой.    Они договорились о встрече на завтра в том же кафе.    Мужчины молча шли по тротуару, их обгоняли запоздалые прохожие, не исключено что кто-то из них был свидетелем произошедшего в кафе. Некоторые оборачивались и как бы невзначай рассматривали товарищей.    - Ни дня без происшествий, - нарушил затянувшуюся паузу Александр.    - Разве это происшествие..., - выдал Николай, - это так, повседневность...    - Ну да, ты просто привык, для других это событие, - продолжал товарищ, - а еще меня волнует Татьяна, она оказалась невольно втянутой в наши дела, для нее это может быть опасно.    - Сам об этом думаю, но ее начали использовать до нас, мы лишь выполнили свою функцию, позволили состояться встрече и не дали волю чувствам...    - Вернее, нам кажется, что не дали, что все под контролем, - перебил Александр.    - Пусть так, но это наше "кажется" дорого стоит, ты не находишь?    - Твое да, мое не думаю, вся надежда на тебя, Коля.    - Ну-ну, не прибедняйся, ты не так уж прост.    Они перешли улицу, на которой был дом Татьяны, именно здесь они расстались днем.    - Получается, что они просто играют с нами, как кошка с мышкой, подсовывают нам варианты и следят что будет, - проговорил Александр в сердцах.    - Вот-вот, я и говорю, не так уж ты и прост, но тут ты ошибаешься. Они не играют, они исследуют, это жизненно необходимо, ведь чтобы держать под контролем массы, нужно знать их психологию, тех восьмидесяти процентов населения, что подвержены обработке, им мало. Им нужны все, чтобы без эксцессов, они постоянно работают с теми пятью процентами, что все понимают и видят больше других. Среди них мы и находимся, и если что-то не получается, то они не просто избавляются, они должны купировать прецедент на будущее, чтобы подобных личностей не возникало, понимаешь? На том и стоит система, чтобы создавались условия для деградации, то есть, некая форма образования и воспитания, которая бы не давала понимающих людей на выходе. Сейчас такая система позволяет контролировать до девяноста пяти процентов населения, но оставшиеся пять могут причинить много "бед" для нее, поэтому им так важно обуздать именно эту часть общества, что называется продвинутую, дабы убрать условия, способствующие их появлению. Поэтому они исследуют, а не тупо убирают. - Закончил Николай как раз перед калиткой дома.    - Все четко и вроде уже не раз говорено, но как в первый раз слышится, чувствуется, что ты черпаешь информацию с самых высот. - Поддержал Александр товарища. Он достал ключ и провернул его в замочной скважине, дверь со скрипом подалась вперед. - А что наш друг, не приходил за бабочкой? - с иронией обратился он к Николаю.    - Боюсь, бомж появиться только когда в него "вложат" новые инструкции, - ответил тот серьезно.    - Понятно.   Они поднялись по ступенькам и вскоре уже расположились в комнате перед столом с двумя чашками чая.    - Нам нельзя расслабляться, Саша, - произнес вдруг Николай.    Товарищ удивленно вскинул брови.    - Мы начинаем воспринимать происходящее, как увлекательное приключение, но в любую минуту может прийти реальная опасность, физическая, - он сделал несколько глотков чая, - это может быть более чем серьезно.    В наступившей паузе слышалось жужжание мухи, что летала вокруг лампы.    - Они могут потерять к нам интерес, как к исследовательскому материалу? - спросил Александр.    - Нет, не могут, но для кого-то рангом пониже будет гораздо спокойнее просто от нас избавиться и списать все на случайность. Тут на местах они получают лишние проблемы, им нужно следить за нами, опасаться разоблачений, эти, что внизу, воспринимают нас как угрозу своему положению, ибо мы можем вывести на свет их сущность, обнародовать чего доброго. Поэтому им проще отчитаться, что объект погиб при несчастном случае - пожаре например, закончил Николай с грустью.    - Я понимаю, и где-то тоже об этом думал, нам... нужно быть начеку.    Они допили чай, после чего Александр проверил замки и даже прибитую дощечку в заборе, через которую во двор проникал незваный гость. Когда все было сделано, друзья расположились на кроватях и вскоре заснули.       Что-то приятное, легкое и совершенно светлое витало в комнате, Николай лежал с закрытыми глазами, но как бы все видел. Вот оно остановилось над его кроватью и начало расти. Это не было страшно, в этом наоборот чувствовалась защита. Что-то светлое увеличивалось в размерах, скрывая окружающую мебель, вот оно уже заполнило всю комнату.    - Сейчас я что-то увижу, - подумал Николай.    Но нет, время шло, и вместе с ним росло спокойствие и уверенность в своей защите. Вскоре он уже перестал отделять себя от этого света и просто превратился в него, это была какая-то иная реальность без всяких мыслеформ, полное расслабление и отдых...    Когда он уже полностью прекратил внутренний диалог, послышался далекий настойчивый стук.    - Что это? - Николай как бы проснулся.    Теперь он мог думать и видеть белый свет вокруг себя.    Стук становился громче.    - Я должен как-то реагировать..., - решил Николай.    Но что надо делать, было совершенно непонятно.    Стук стал совсем близким и теперь слышалось явное содрогание стекла.    - Стучат в окно! - понял Николай. - Но кто может сейчас стучать?    Тем не менее, стуки продолжались, тук-тук - пауза, тук-тук - пауза, и так все время, с одинаковым интервалом - будто какой-то метроном.    Николай приподнялся с постели, но по-прежнему ничего не видел - вокруг сплошное белесое облако.    Стуки стали громче, теперь это был уже близкий звук, который действительно доносился от окна.    Николай на ощупь стал пробираться в его сторону, это было совсем необычно, темнота, которая обычно сопровождает слепоту, сейчас заменена белым туманом.    - Вот он, подоконник, - Николай нащупал деревянный выступ. - Что теперь?    Стуки стали звонкими и еще более настойчивыми, теперь это уже был не метроном, а хаотические удары.    - Вот она щеколда, - Николай потянул ее вверх и створка окна подалась на него. - Это может быть опасным, зачем я делаю это? - спросил он себя, но что-то заставляло его так поступать. Он доверял этому чувству, до сих пор оно его не подводило. Стук прекратился    Николай нащупал вторую щеколду, последнее окно также с легкостью подалось на него.    С улицы повеяло ночной свежестью.    - Кто тут? - спросил Николай шепотом.    - Я, Коля, - послышалось в ответ.    Голос был очень знаком.    Свет стал рассеиваться и первое, что проступило в открывающейся действительности, была фигура человека.    - Ты?! - изумился Николай.    За окном стоял Дмитрий, на его лице отражалось страдание.    - Я, - ответил тот.    - Ты же мертвый, почему ты здесь, - продолжал удивляться Николай.    - Тебе ли не знать, я мертвый в этом мире, но в другом я живой...    Лицо его было бледным, глаза же выглядели как при жизни.    - Это правда ты?    Дмитрий кивнул.    - Иди за мной, я покажу тебе кое-что...    - Куда? - испуганно спросил Николай.    Но фигура Дмитрия уже удалялась вглубь сада.    - Иди за мной, - вещал призрак и бесшумно скользил в воздухе сквозь кусты и деревья.    Довольно жуткая картина под стать фильмам ужасов, тем не менее, не вызвала страха у Николая. Осторожность боролась в нем с любопытством и доверием к своему третьему глазу. Все это вылилось в однозначное решения - Николай перемахнул через подоконник и отправился вслед за призраком.    - Дима? - спросил он громко, видя что тот продолжает двигаться, - подожди!    Призрак застыл.    Осторожно ступая на рыхлую землю и обходя кусты, он приблизился к Дмитрию.    - Ты спешишь, я не могу лететь, - проговорил Николай спокойно.    До забора оставалось метра три.    Силуэт, или что это было, обернулся и теперь безжизненное лицо покойного киллера стало неподвижным.    В голове у Николая зазвучал его голос:    - Посмотри вниз, видишь это место, где наперекрест лежат две ветки?    - Вижу.    - Копни под ними, разгреби руками, там увидишь пакет, возьми его и выброси подальше от людей. Это вещество, которое завтра уже проест пакет и выльется в почву. Это яд, блокирующий сознание, делающий человека безвольным...    Возникла пауза. Лицо Дмитрия не шевелилось, призрак начинал таять в воздухе.    - Мне не хватает энергии, я исчезаю, - прозвучало в голове Николая.    - Кто это сделал?    - Они, через бомжа...    - Бомж в курсе?    - Нет.    - Спасибо! - в сердцах проговорил Николай почти исчезнувшему призраку.    - Торопись, засыпь его содой, - раздалось в ответ.    - Содой? И все?    - Все...    Теперь, когда исчез Дмитрий и белый свет окончательно развеялся, повсюду царил мрак. Там, где он видел пару веточек наперекрест, сейчас также была темнота. Боясь потерять это место, Николай опустился на корточки и, помня визуально, где они располагались, стал ощупывать землю подальше от этого места. Когда он нашел ветку подлиннее, то аккуратно воткнул ее рядом с предположительным перекрестием. Затем поднялся и направился в дом.    - Не буду будить Александра, хотя почему нет, а если пакет уже разъеден.    Он хотел вернулся через окно, ибо дверь была закрыта, но потом передумал и вскоре дом огласился стуками в дверь.    - Не понял, - послышался сонный голос товарища.    - Саня, открывая, это я!    - Коля? Ты? - теперь голос был удивленным.    - Я, открывай!    - Что за черт, - за дверью послышались шаркающие шаги, на какой-то момент они прекратились, должно быть, товарищ изучал комнату, где спал Николай, затем вновь появились уже более бодрые. Вскоре раздался напряженный голос, - Коля? Ты?    - Да я же, я, через окно вылез во двор.    Щелкнул замок и дверь отворилась, на пороге, наполовину скрываясь, возник Александр.    - Коля, ты чего? - спросил он, рассматривая товарища.    - Так нужно было, ты же в курсе, бывает, - успокоил его Николай.    После этого Александр зажег свет и опустил что-то на пол.    - Заходи, - проговорил он.    Николай увидел в углу топор.    - Ну и правильно, - одобрительно кивнул он, - мало ли кто это мог быть.    - Что случилось? - нетерпеливо спросил Александр.    - Увидел кое-что, нужно проверить, фонарик есть?    - Найдем, - товарищ удалился в комнату и вернулся с массивным фонарем.    - Хорошо..., а сода?    - Сода? Какая сода, пищевая? - переспросил удивленно Александр.    - Думаю, любая пойдет, - произнес Николай, - а еще лопатка небольшая или савок?    - Найдем, - товарищ удалился.    Послышался звук открывающихся створок серванта, затем кухонного стола, дребезжание инструмента. Наконец Александр появился опять уже со всем необходимым в руках.    - Давай, - Николай взял у него металлический савок.   Они направились в сад к тому месту, где когда-то обосновался незваный гость.   Николай включил фонарь и посветил в нужном направлении.    - Что ищем то? - настороженно спросил Александр, - может мне за топором сбегать?    - Пакет, он в земле, о! - обрадовано произнес Николай, увидев воткнутую им ветку, - где-то здесь, - он освещал траву наполовину скрытую за опавшими листьями.    - Метка? Скажи какая, - предложил помощь товарищ.    - Крестом две ветки, я их видел, а вот теперь не вижу, почему-то, - немного взволнованно ответил Николай.    Они принялись искать на пару, осторожно ступая, чтобы случайно не смахнуть столь ненадежную метку.    - Что-то мы неосмотрительно легко оделись, - произнес Николай.    - В чем спали в том и вышли, если точнее...    На обоих были только футболки и спортивные штаны. Несмотря на отсутствие ветра ночь была довольно прохладной.    - Саня, принеси ка..., - Николай не закончил, - а ну-ка сойди с этой ветки, - обратился он к товарищу, освящая листья под его ногами. Одна из веток прогнулась и сбросила с себя листья, обнажая вторую ветку наперекрест.    Товарищ повиновался, Николай освободил от листьев ветки и понял, что это и есть то что нужно. Они лежали именно так, как он и наблюдал недавно, правда одна почему то успела скрыться за листьями, а может она и была за ними...    - Отлично, это оно, - произнес Николай, освещая ветки.    - Готовить соду?    - Развяжи, - коротко ответил он товарищу и принялся осторожно снимать рыхлую землю совком.    Александр стал возиться с полиэтиленовым пакетом, а Николай все больше углубляться в почву.    - Готово, - произнес товарищ, когда пакет был развязан.    - Положи его рядом.    Александр повиновался и открытый пакет с содой был водружен сантиметрах в двадцати от ямки.    - Немного неудобно....    - Дай мне фонарик, - предложил товарищ, тем более что его руки полностью освободились.    Теперь Николай бодрее отбрасывал землю, нужно было соблюдать осторожность, поэтому каждый раз он запускал пальцы в рыхлую почву перед тем как погрузить совок в землю. Ямка заметно углублялась, когда она стала уже сантиметров тридцать Николай настороженно замер. Его пальцы наткнулись на что-то гладкое. Он быстро стал разгребать и откидывать землю руками.    - Что? есть? - осведомился товарищ    - Да, есть что-то, готовь соду!    Николай уже видел светлый пакет, внутри которого подобно студню подрагивало какое-то желеобразное вещество.    - Осторожней, - услышал он со стороны какой-то далекий и незнакомый голос.    - Что? - удивленно спросил Николай и бросил взгляд на товарища.    Вместо Александра на него смотрело рогатое чудовище с горящими угольками вместо глаз. Это была морда какого-то дракона, уже виденного им где-то в фильмах или на картинке. Чудовище все было красно черным, казалось его огромная пасть застыла в улыбке...    Николай расширил глаза от изумления и почувствовал, что под руками возникла пустота. Он постарался удержать равновесие и приподнялся, но чудовище зарычало и толкнуло его к яме.    В следующее мгновенье он уже проваливался вниз, ощущая пустоту под ногами.    - О черт! - выкрикнул Николай, чувствуя как земля вокруг обволакивает тело.    Теперь он заметил, что полностью скрылся под землей, ощущение ужаса и какой-то безысходности охватили сознание. Николай попытался защититься, наполниться светом, но все было тщетно, его мысли были скованы ужасом. Неожиданно в кромешной мгле появились тусклые красные огоньки, то тут, то там они, подобно уголькам, окружали его со всех сторон. Он смог поворачивать голову и где-то в его мозгу это не осталось незамеченным, - значит я не в земле, - но успокоиться не получилось.    Угольки стремительно приближались, он ощутил сильное жжение в одном месте, как раз там, где вплотную приблизился огонек, боль была нестерпимая. Это напоминало укус осы, в следующее мгновенье буквально со всех сторон он почувствовал жжение.    - А...а! - закричал Николай, ощущая как горит все тело.    - Это только начало, - прозвучало у него в голове, теперь ты узнаешь как это больно, когда с тебя сдирают кожу....    - Нет!    - Да, это невыносимо, но отключиться ты не сможешь! Это вечная боль, ты заслужил ее! - продолжал вещать голос.    Перед Николаем возникло нечто округлое и зеленое, что-то, что напоминало лицо очень полного человека, огромный приплюснутый нос с большими ноздрями, большие мясистые губы, очень широкий рот, можно сказать до ушей, которых кстати не было. Но главное это глаза, они были как у ящерицы.    - Кто ты? - выдавил из себя Николай сквозь нестерпимую боль.    - Я хозяин этого мира, - чудовище обвело зеленой клешней окружающее.    - Я живу в другом, за что ты мучаешь меня? - спросил он сквозь зубы, после чего из его груди вырвался крик, ибо к жжению всего тела прибавилась еще одна острая боль в ногах.    - Это снимается твоя кожа, - вещал зеленый монстр.    Боль заглушила все мысли, она была адской и описать ее не представляется возможным, разве что, представить, что твое тело в огне и ты не можешь потерять сознание ты остро ощущаешь все ожоги.    - Беги к воде! - прозвучало в голове, - беги туда!    Николай увидел, как в кромешной тьме с множеством угольков стал вырисовываться колодец. Не думая, он бросился туда со всех ног, движения его не были скованы, но это сейчас не имело для него значения, ему хотелось лишь снять адскую боль, критическое мышление полностью отсутствовало. Все его мысли были о том, как быстрее бросится в холодную воду и получить облегчение.    Неожиданно возник забор, какой-то старый, деревянный, он преграждал путь к спасительному колодцу.    Не долго думая Николай стал карабкаться и уже перекинул ногу, как, о ужас! что-то не пускало его туда, какая-то сила удерживала и не давала возможности перелезть. Он попробовал вырваться, но почувствовал, как что-то тянет его обратно.    В следующее мгновенье он физически ощутил удар о землю, правда, только ногами, тело же удерживалось чем-то над поверхностью.    Его охватил ужас, - значит, они не дадут мне облегчения и я просто сгорю! - промелькнуло в голове.    Тем не менее, жгучая боль немного отступила, огоньки вокруг потускнели и превратились в бледно-розовые пятна.    - О господи! - воскликнул Николай, - помоги!    Он все больше приходил в себя и вскоре сквозь исчезающую мглу с угольками стал проступать иной мир.    Забор перед ним, руки, держащие его подмышки, свои ноги в джинсах, все это возвращало его обратно. Он повернул голову и увидел дом, вернее его угол...    - Коля, ты как? - раздался перепуганный голос товарища.    Он посмотрел на Александра, его глаза были широко раскрыты и выражали неподдельный страх.    - Уже ничего, - прошептал Николай.    - Фуф, слава богу, я так испугался...    - Что, что тут было? - Николай попытался встать на ноги, но пошатнулся и вновь повис на руках товарища.    - Давай, давай потихоньку, вот туда, - кивнул Александр в сторону крыльца и, перекинув руку товарища через плечо, повел его к дому.    Николай шел неуверенно, постоянно спотыкаясь. Почувствовав крепость в ногах, он вновь попробовал освободиться, но тщетно, сам он идти не мог, кружилась голова и ноги подкашивались.    Вдруг Николай остановился и посмотрел на товарища.    - Что? - спросил настороженно Александр.    - Саня, где пакет? - нервно спросил он.    - Там, в ямке, с ним порядок....    - Что значит порядок? - Николай попытался в очередной раз освободиться от помощи товарища.    - Я расскажу тебе все, давай присядем, - Александр показал на скамейку.    - Ты засыпал ее содой? - не унимался Николай.    - Да, засыпал, не волнуйся, - успокаивал товарищ.    Они прошли еще несколько шагов и опустились на скамейку.    - Ну, рассказывай, - подогнал Николай.    - Ты откопал пакет, вытянул его и положил с края ямки, жидкость вроде была на месте, но я увидел капельки сверху полиэтилена, она немного проступила сквозь него.    - Я коснулся ее? - спросил Николай нетерпеливо и стал осматривать грязные руки, они были в земле и чем-то белом.    - Не знаю, я сразу стал сыпать на пакет и тебе на руки соду.    - Она попала мне на руки, а может, это и не нужно было, я просто вдохнул ее пары, - произнес Николай утвердительно.    - Да, наверное, поэтому ты и обезумел - сильно замычал, застонал и пытался встать, но у тебя ничего не получалось. Я хлопал по щекам и тряс, пытался привести тебя в чувства, но ты с безумными глазами продолжал мычать.    Николай кивал головой, периодически проговаривая:    - Ну да, ну да...    - Потом ты неожиданно встал и начал метаться по саду, потом кинулся к забору и я буквально повис на тебе.    Александр замолчал и внимательно посмотрел на товарища.    - Ну да, - в очередной раз выдал тот.    - Остальное ты уже знаешь, - неуверенно продолжил он.    - Ну да...    - Коля, ты как себя чувствуешь? - настороженно спросил Александр.    - Нормально, уже нормально, просто стресс большой испытал, сейчас просто все вспомнил...    - Еще бы, это понятно...    - Саша, - неожиданно насторожился Николай, - ты хорошо присыпал пакет?    - Я высыпал всю, там просто белая горка на нем, - поспешил успокоить тот, - могу еще сходить за содой, у меня есть.    - Сходи, сходи, Саня, и присыпь еще сверху, сколько у тебя этой соды есть?    - Еще пару пакетов.    - Бери оба, и все высыпь, на всякий случай, давай, Саня, прямо сейчас, - с мольбой в голосе вещал Николай.    - Хорошо, зайдем в дом?    - Нет, потом, давай, засыпь это, давай, потом зайдем...    Александр повиновался и вскоре уже вышел из дома с двумя килограммовыми пакетами. Он внимательно посмотрел на товарища и после его слов, что нужно торопиться, пошел к злополучному месту.    - Набери воздух и не дыши над пакетом, - услышал он вслед голос товарища.    - Хорошо! - заверил он.   Александр без труда отыскал белую горочку соды. Остановившись в пару метрах, он продырявил пакеты, после чего набрал в легкие воздуха и высыпал содержимое куда надо. Горочка превратилась уже в заметную насыпь.    Он вернулся к товарищу, тот сидел в напряженном ожидании.    - Коля, порядок, - как можно непринужденней проговорил Александр.    - Хорошо, - улыбнулся Николай.    У Александра отлегло от сердца, улыбка дорогого стоит, - значит приходит в себя, - рассуждал он.    Они зашли в дом, Александр придерживал товарища под локоть. Затем усадил его на диван и пошел хлопотать на кухню, они решили выпить чая.    - Коля, ты только не кори себя, - раздался с кухни голос товарища, - это же химия, с ней не поборешься.    Николай сидел задумавшись, он понимал, что теперь это место, что называется, под контролем, более того, те кто организовал закладку пакета знают о провале...    - Что, Коля, вспоминаешь? - с участием спросил товарищ, составляя чашки с подноса.    - Такое сложно забыть...    - Расскажешь? - не унимался Александр.    Николай попытался кратко изложить ему свои видения, но не получилось, товарищ задавал много вопросов, приходилось вспоминать подробности. Николай подивился сколько мелочей было упущено из сознания.    Как бы там ни было, но жуткое повествование заставило Александра нервно заерзать в кресле.    - Да, вот он ужас то, - произнес он под конец.    - Сашка, нужно ретироваться отсюда, наверное, - произнес Николай.    Товарищ согласно закивал.    - Вот только вопрос куда? - продолжал он.    - А смысл то есть? - поинтересовался Александр, - они находят нас легко, мне так кажется. И не просто находят, а тут же организуют целые мероприятия, как с этим бомжем.    Николай окончательно пришел в себя и, допив чай, попросил еще. Товарищ с энтузиазмом поспешил на кухню.    Александр был прав, их действительно быстро найдут, куда бы они не исчезли. Возможно, его защита и могла бы помочь, но где взять столько энергии на ее поддержание?    Товарищ принес чай и они вновь заговорили.    - Коля, то что произошло, это важный сигнал, значит, нас решили убрать, ведь ты бы прыгнул в колодец...    - Даже не сомневайся, прыгнул бы, и это с учетом минимального количества этого зелья, которое я успел зацепить рукой или вдохнуть, а если бы оно было нормальным? - произнес Николай.    И тут его осенило - совсем упущен момент с Дмитрием, это ведь ему они обязаны своим спасением. Николай тут же рассказал все, что помнил о явлении киллера, о его предупреждении. После чего удивленный Александр долго не мог понять, как такая важная часть событий могла выпасть из поля зрения, причем их обоих, ведь он тоже знал - что-то явилось причиной внезапной ночной тревоги Николая.    - Тут что-то не то, нам пытаются блокировать все что связано с Дмитрием, возможно, он может еще что-то сделать для нас, - рассуждал Александр.    - Да, Саша, тут что-то не так, но нельзя исключать и просто стрессовое состояние. Главное вытеснило второстепенное, мы убрали причину, сосредоточились на ней, теперь возвращается к второстепенному, хотя оно, по сути, самое главное, - проговорил Николай, - мы обязаны Дмитрию нашими жизнями.    Товарищ согласно закивал.    - Возможно, мы сумеем, вернее ты, Коля, сможешь выйти с ним на контакт?    - Сейчас мне представляется это единственно правильным, но мне нужно подумать, как это сделать, вернее как попытаться это сделать...    - Конечно, Коля, конечно, мы можем сняться и уехать куда-нибудь, в любой момент, но хотелось бы получить совет, например, куда...    Товарищи задумались, молчание нарушил Николай, он стал рассуждать, кому было выгодно их исчезновение, причем таким странным способом, не при аварии, или другом несчастном случае, хотя кто его знает, что бы они стали делать если бы концентрация в воздухе этого дьявольского зелья достигла нужной величины.    Неожиданно в окно постучали, вернее не в окно, а металлический карниз.    Товарищи насторожились и переглянулись. Стук прекратился, затем вновь два - три раза и молчок.    Николай поднялся, но его остановил товарищ.    - Стой, я сам, ты подстрахуй отсюда, - произнес он шепотом.    Александр осторожно подошел к окну и посмотрел сбоку из-за шторки, в это время раздались еще два удара.    - Хм, - с облегчением выдал он, - птичка, стучит клювиком...    - Понятно, говорят к известиям..., или....    - Да брось, Коля, нам осталось только в приметы верить, не хватает информации, - с иронией произнес товарищ.    Они вновь расположились за столом.    - Саня, уже четыре утра, нам может отдохнуть нужно. Это я больше конечно из корысти, если можно так выразиться.    - Не понял, какой такой корысти? - удивился Александр.    - Дима приходил когда я заснул, а вдруг?    - Какая ж это корысть, это жизненно важная необходимость, не правильно выразился.   Товарищи расположились в одной комнате, Николай на своем диване, а Александр разложил кресло-кровать напротив у стены.    - Коля, расслабься, все твои силы при тебе, никуда ничего не делось, не мне тебе объяснять, что такое настрой, - проговорил Александр перед тем как погасить свет.    - Спасибо, Саня, я в порядке, ты тоже успокойся и постарайся заснуть.    Да, легко сказать, Александр был уверен, что не сомкнет глаз после всего услышанного, в его голове постоянно возникали образы мучений товарища. Он прислушивался ко всему вокруг, и когда услышал ровное дыхание Николая, то даже удивился, - вот это нервы!       Вокруг была кромешная темнота, где-то раздавалась капель. Николай широко раскрыл глаза, он хотел понять, что происходит.    Кап, кап, с паузой в секунду и больше ничего, воздух был достаточно сырой.    Николай почувствовал, что стоит на ногах, хотя это его совсем не взволновало, он руками изучал пространство вокруг себя, везде пустота. Капель раздавалась справа, поэтому следующие несколько шагов были сделаны в ее сторону - хоть какой-то ориентир.    Капли падали прямо перед ним, он не захотел изучить их состав, поэтому не подставил руку, но зато по эху от его шагов он понял, что рядом стена, или что там вместо нее.    Осторожно выставив руки, Николай стал медленно продвигаться в сторону препятствия. Вскоре он нащупал каменистую поверхность, она была холодна и рельефна, слегка влажная, на стену это не похоже, скорее всего, это просто скала.    - Наверное, я в пещере, - подумал Николай.    Как раз в этот момент послышались далекие шаги, кто-то уверенно продвигался по камням, это стало понятно по характерным рассыпчатым звукам, напоминающим гальку на морском берегу.    К шагам добавился разговор, люди общались вполголоса, разобрать что-либо было невозможно.    Николай замер, ему совсем не хотелось быть обнаруженным.    Шаги, а вместе с ними и голоса становились все отчетливее. Люди явно приближались и, наверное, скоро будут тут.   Николай занервничал, захотелось спрятаться, но как, если вообще ничего не видно? Проблеск света, должно быть от фонаря, осветил на секунду окружающее и вопрос разрешился сам собой.    Стало ясно, что он в пещере, подобно фотовспышке этот проникший свет выхватил из темноты огромную площадь вокруг Николая. Несколько ходов в скалистых стенах, валуны под ногами и сталактиты вверху, - все это отпечаталось в его глазах подобно фотоснимку.    - Может пробраться к одной из этих нор? - рассуждал Николай, держа в памяти пару ходов из "зала". Они были в противоположной от шагов стороне.    Следующий проблеск был уже более ярким и продолжительным. Он смог заметить, что с одной стороны стена и небольшая "лужа" перед ней, с другой огромный валун с его рост за которым также виднелась скалистая рельефная поверхность.    Голоса становились все громче, Николай решил не мешкать и осторожно направился к валуну, который раз за разом освещался проникающими бликами.    В его голове уже сложился маршрут этих "не пойми кого", - наверняка они пройдут это место и направятся далее в один из тех ходов, что он видел, - рассуждал Николай. Когда шаги стали громче, а свет от фонарей все чаще замерцал в пещере, он ускорил шаг, благо теперь было видно, что под ногами.    Люди молчали, это немного напрягало, возможно, они почуяли его присутствие.    Наконец он аккуратно обошел валун и тут в постоянно мерцающем свете от фонарей он увидел нечто, что смотрело на него зелеными глазами и имело вид чудовища из фильмов ужасов. Огромные зубы и впалый нос, спутавшиеся длинные волосы, все указывало на то, что это мертвец, только почему то живой.    Ужас охватил Николая, ему захотелось бежать к этим незнакомым людям, но..., что-то заставило его застыть на месте и не двигаться.    Страшный мертвец впился в него своими светящимися глазами и отрицательно покачал головой. Теперь было видно, что кроме головы с косматыми и спутавшимися волосами, или вернее сказать черепа с остатками плоти и горящими глазами, все остальное было скрыто под темной мантией. Из под нее возникло нечто вроде руки и палец, опять же наполовину из костей, погрозил ему как ребенку.    - Не стоит выходить отсюда, - раздался шипящий шепот.    Непонятное осознание, что перед тобой союзник обуяло Николая, это страшное чудовище за валуном, также как и он пряталось, вот что было главное! Оно пряталось от кого-то с фонариками, почему и зачем эти люди идут в пещеру оставалось совершенно непонятным и кто, на самом деле, является его союзником, также, но сейчас он решил согласиться с этим разложившимся и страшным мертвецом и остаться в тени валуна.    В это время в зал вошли и теперь свет позволял рассмотреть все вокруг, но главное, это конечно чудовище, которое и приковывало все внимание.    - Не смей выглядывать, - вновь раздался шепот, - тебя убьют.    Николай и не думал выглядывать, он изучал мертвеца, ибо живой не мог так выглядеть, и главное это глаза, они не имели ничего общего с глазами человека, это были просто светящиеся ядовито зеленым светом зрачки, вместо глазного яблока зияла чернота. Череп с остатками желтой мумифицированной плоти, полностью обнажившиеся зубы и дыра вместо носа, все это держалось на тонкой черной шее уходящей в некий плащ, напоминавший мантию судьи.    - Неважно выгляжу, да? - спросило чудовище.    Николай пожал плечами, его била мелкая дрожь.    - Да, в твоем мире таких нет, я знаю, такие только под землей или в фильмах ужасов, - продолжало шептать чудовище.    Группа с фонариками гулко ступала на гравий, они не могли слышать этот едва уловимый шепот, по крайней мере, хотелось верить, что мертвец обладал сверх способностями, ибо он сам являл собой пример сверх реальности, которой не было места в обычной жизни. А раз так, то он точно знал, что его шепот не будет услышан теми от кого он прячется.    Как бы там ни было, люди с фонариками шли уже посредине этого огромного расширения пещеры. Неожиданно они заговорили.    - Нам совсем не хочется причинять вам вред, но вы угрожаете нашему делу, сами того не зная, или зная, что еще хуже, вы вредите и нарушаете все наши планы. - Проговорил кто-то.    - Я думаю о людях в целом, цивилизация на краю пропасти, нас ждет неминуемая гибель, - отвечал другой голос.    - Если бы это было так, то наши верховные давно приняли бы меры, они не хотят исчезнуть в каком-то катаклизме, понимаете? Это не клуб самоубийц! - эмоционально произнес очередной голос.    - Назовите это клубом неосознанных самоубийц, суть не меняется, вы просто не можете осознать то, что выходит за рамки вашего иллюзорного мира. - Отвечал прежний голос.    Тон был вполне мирный, разговор интеллигентный, без оскорблений, становилось все более интересно - что все это значит?    Мертвец, казалось, тоже слушал, его зеленые зрачки были направлены куда-то в сторону. Чего нельзя было сказать о Николае, он не мог привыкнуть к такому соседству, поэтому все происходящее воспринималось сквозь присутствие страшного и непонятного существа.    Звук гравия под ногами стал более далекий, люди приближались к одному из проемов в другом конце зала.    - Ваш мир это и есть иллюзия, - проговорил кто-то из провожатых, - если вы называете иллюзией наши знания и систему, тогда почему ваши фантазии должны быть реальностью? Может потому, что они не воплощены в жизнь в отличие от наших? - закончил он раздраженно.    - От того что система самоуничтожения налажена и всех двигает в пропасть под сказки о будущем мировом господстве она не престает быть мифической, "заманухой" для соответствующего контингента аморальных личностей.    - Вы говорите так уверенно, будто сами участвовали в создании системы, - с усмешкой проговорил один из уже знакомых голосов.    - Хватит болтать, не видите это бесполезно, - властно проговорил очередной.    - Тебе не интересно так и молчи, или мы не для этого сюда пришли, чтобы понять его мир? - противоречил кто-то.    Голоса скрылись в одном из ходов и стали глухими с едва различимыми словами.    - Вам не страшно? - глухо донеслись из прохода.    - Вы будете меня пытать?    - Возможно...    Далее уже только звуки, разобрать слова не получалось.    Николай нетерпеливо заерзал, ему хотелось слышать продолжение разговора.    - Ты хочешь знать что происходит? - прошипело чудовище, - ты даже перестал меня бояться? Настолько сильно твое желание постичь происходящее? Это очень хорошо, мне нужен твой ясный ум...    - Мы можем пойти за ними? - спросил Николай с надеждой.    - Отлично, ты мне доверяешь, это правильно, твоя самозащита работает, но..., я не буду подвергать нас опасности, я и так могу рассказать тебе что будет. - Мертвец впился в него своими зелеными угольками и, оставаясь в сидячем положении, с помощью рук или вернее того, что от них осталось, немного переместился поближе.   Стало понятным, что ноги у него не функционируют, а возможно просто отсутствуют, что, в общем-то, совсем не удивляло.    - Ты ведь много знаешь в своем мире и умеешь кое-что, правда? - прошептало чудовище.    - Правда, - ответил Николай и выглянул из-за валуна.    Свет уже еле пробивался из дальнего прохода, в котором скрылась эта процессия.    Чудовище стало почти незаметным, если бы только не его глаза.    - Этот человек, которого повели в специальное место, так называемое место контакта. Там они выйдут на связь со своими верховными жрецами..., этого человека ведут на исследования. Его будут медленно подключать к их миру, к системе, пытаясь сохранить его связь с более высшими мирами, теми, куда доступ им закрыт.    Свет окончательно пропал и воцарилась тьма. Страшные глаза также исчезли, они все же не светили, а отражали, что было и хорошо, ибо пару зеленых глаз в темноте явно не способствовали хладнокровию.    - Они ведь не понимают, почему доступ закрыт? - вставил Николай.    - Конечно нет, они воспринимают это как защиту от их воздействия, они не могут понять что их система создала панцирь, за который не пробиваются излучения высших миров, но ты все это знаешь не хуже меня, твой вопрос скорее был проверкой, так? - шепот стал более отчетливым, на самом деле просто пропали все сторонние звуки.    Николай почувствовал, как его губы чуть растянулись в улыбке.    - Так, - подтвердил он.    - Подключают весьма своеобразно, - продолжало чудовище, его язык выдавал какого-то интеллигента в прошлом, если конечно это прошлое было на Земле. - Приковывают к камням, затем на его глазах начинают мучить знакомого ему человека, желательно друга. - Продолжал мертвец.    - Но зачем? - не выдержал Николай.    - Чтобы у того не оставалось сомнений в серьезности намерений, а также, чтобы вызвать панику и страх, вывести из равновесия и ввести в транс, - шептало чудовище.    - Они могут использовать и членов семьи?    - Нет, члены семьи должны служить тягой к возвращению, поэтому их не трогают, хотя..., они способны на все, краев у них нет. Но, убивая члена семьи на глазах они рискуют получить в ответ полную апатию и безысходность, то есть не желание жить, а, следовательно, и бороться, выделять так необходимую им энергию, понимаешь? - чудовище говорило с расстановкой, как бы давая время на осознание.    - Да, понимаю...    - Поэтому замучен будет друг или просто знакомый.    - А он что, уже там?    - Да, эффект неожиданности, испытуемый не должен знать наперед что его ждет, все рассчитано - нужно получить испуганного и жаждущего освобождения человека, который ждет своей очереди, вслед за жертвой.    В кромешной темноте слова мертвеца звучали наиболее убедительно, Николаю стало не по себе, он хотел понять, что же представляет из себя само чудовище.    После небольшой паузы, позволявшей ощутить тишину, вновь раздался шепот:    - В общем, после этих манипуляций, разрушающих защиту жертвы и делающих его податливым, они соединяются с ним и жрецами. Устанавливается связь - крепкий контроль с их стороны за действиями несчастного, и когда тот выходит в свои высшие сферы, а он непременно выходит, ища помощи, они пытаются считывать код этого выхода.    Чудовище вновь сделало паузу.    - Как они соединяются с человеком и жрецами? - спросил Николай взволновано.    - Это их методика, вытягивают одну руку и кладут ему на голову, другую на "алтарь", где только что была замучена жертва..., после чего пытаются получить доступ туда, куда их не пускают.    - Это всегда получается?    - Конечно нет, нельзя со знаниями начальных классов школы лезть к управлению ядерным реактором.... У них не получается, тем более не получается взять некий код выхода, но они могут видеть другие чудеса - неизведанные галактики и в общем-то реалии безграничной вселенной, это самих их зачастую вводит в транс.    - Когда не достигается желаемое, что делают они дальше? - с нетерпением спросил Николай.    - Они вводят в человека некую химию, которая фактически убивает его, делает просто живым проводником. Через его безвольное тело они пытаются выйти в те миры, где он черпает информацию и силу. Несчастный бьется в конвульсиях и не может контролировать сознание, он становится живым трупом. Да, действительно, связь с высшим миром настолько сильна, что им часто приходится убивать человека для того чтобы проделывать дальнейшие манипуляции без осознанных препятствий. Но это конечно мало что меняет, к тому же, их рогатый бог не позволяет выйти за пределы его мира, ему не нужно, чтобы его вассалы вдруг увидели свет...    От этих слов Николая передернуло, он даже сделал шаг в сторону. Что-то настолько не сошлось в его мозгу, что он перенес это на физический мир.    - Ты говоришь о сатане? - спросил он у мертвеца.    - Можно и так, этот рогатый "бог" также ограничен временем и пространством, ему не подвластны вечные законы безграничной вселенной, зато он подвластен им и, понимая это, он не хочет давать сие понимание своим верным вассалом, для которых он есть великий и могучий, конечный правитель их мира. - Шепот был медленный, но отчетливый.    - Тогда почему он допускает вообще подобное - эти манипуляции, цель которых вырваться за границы его царства? - Не унимался Николай.    - Он тоже хочет знать что там, но, вассалы должны видеть тот мир только в его интерпретации, понимаешь? Он блокирует выход, как только чувствует угрозу своему контролю, поэтому у них и не получается. Это может привести к пробуждению его зомби армии, которая обречена на забвение, которая трудится не совсем на то, что думает, не на свое будущее царство, а на глобальный суицид. Сатана не хочет допустить понимание этого, поэтому и препятствует проникновению в высшие миры, если чувствует, что теряет контроль над сознанием вассалов. А он теряет, как только они начинают достигать высот неподконтрольных ему...    В наступившей тишине по-прежнему не было ничего слышно, кроме уже приевшейся капели.    Николай вновь заерзал, он чувствовал, что информация очень важная, просто глобально важная и идет она от непонятного существа в непонятном месте, как относится ко всему этому. Он занервничал, ибо не мог для себя выработать отношение к происходящему - если это попытка ввести в заблуждение - это одно, если через мертвеца вещает истина - это совсем другое...    - Я понимаю твою реакцию, ничего удивительного, мой вид не способствует доверию, - как бы прочитав его мысли, проговорило чудовище.    Николай сделал пару шагов в сторону и вернулся, ему трудно было стоять на одном месте.    - Скажи мне, почему ты в таком виде? - задал он главный вопрос, который давно вертелся на языке.    - Когда в замученного человека вводят препарат вызывающий физическую смерть, то он находится полностью под контролем их черной энергетики. Она не позволяет ему вырваться в те миры, которые им нужны и которые они хотят постигнуть. Это знают их верховные жрецы, а возможно только сам сатана, неважно, оставляя эдакого зомби, они получают взамен декорации, созданные их псевдобогом, в которых им показывают то, что нужно.    Поэтому, когда жрецы чувствуют, что теряют контроль, то требуют применить вещество. Далее они подключают жертву к своей энергетике и мертвый человек продолжает "жить", но его сознание полностью контролируется.    Наступила пауза, услышанное вновь шокировало Николая, получается, что его собеседник заряжен самим дьяволом и только благодаря его энергетике не умирает.    - Скажи мне, - начал он осторожно, - ты и сейчас под контролем сатаны, раз не умер?    - Да, напрашивается именно такой вывод, но у меня есть секрет, который я раскрою только тебе и не спрашивай почему, приблизительно по той же причине, что и наша встреча.    - Я борюсь со страхом, мне совсем некомфортно в беседе с тобой..., - произнес Николай, желая разобраться в своих ощущениях. - Как я могу доверять тебе?    - Это не важно, ты просто слушай и делай выводы, твоя интуиция подскажет, что есть правда, а что ложь...    - Только на это и надеюсь. Но..., что происходит там? - спросил Николай, имея ввиду скрывшуюся в проеме процессию.    - Там сейчас приготовление и беседа, все та же бесконечная беседа, взывающая к практичному разуму и объясняющая ценность здорового физического тела, которое так необходимо для дальнейшей "борьбы за народ".... Но я должен закончить главное - дать тебе знания насчет себя, ибо без этого информация становится обрезанной.    - Я внимательно слушаю.    - Когда меня пытали, то я смог отключиться от боли и выйти в те миры, что неподвластны этим духовным амебам, это моя методика я как бы предвидел, что она пригодится, поэтому тренировался каждый день. И вот она пригодилась, я смог обмануть их. Главное уйти с физического уровня - с их контроля и попытаться управлять ситуацией. Мне это удалось, я увидел сверху что происходит, их жрецов и еще я увидел самого сатану, или что это было в виде черного облака. Там и скрывалось нечто, управляющее всем подлым и дегенеративным на планете, я увидел чего они хотят добиться и подыграл, дал им некие ложные посылы типа с высших уровней, недоступных для них, но которые они так жаждали познать.    - Ты смог обмануть их? - удивился Николай.    - Конечно, я действовал по их методике, я просто дал им информацию с их мира, будучи подключенным к своему, я дал им иерархию, где шла борьба за власть над планетой, которой уже владеет их верховный правитель. Я дал им ограниченные возможности, вернее информацию об ограниченных возможностях мира, в который они так пытаются проникнуть, мол другой правитель просто хочет заменить сатану и стать более хитрым и еще более двуликим, который под видом добра сделает рабами не только людей. но и самого сатану. - Шепот становился громче, казалось, пережитое вызывает у мертвеца сильные эмоции даже теперь. - Им настолько понравилась открывшаяся доктрина, что не было вмешательств даже их верховного, он не стал блокировать мне выход. А я, тем временем, забирался все выше и уже с тех уровней смог заставить их сделать еще кое-что, я заставил их сделать мне еще один укол, позволяющий не умирать моему физическому телу и питать его жизненной энергетикой. Теперь я хотел продолжать борьбу с этим отродьем уже имея информацию об их планах и методике.    - Ты смог взять под контроль их систему? - удивился Николай.    - Нет, это слишком, только на время и касаемо некоторых частностей, но они помогли исказить им представление об одном из недоступных высших миров.    - Но ты не умер, как все до тебя побывавшие в этой переделке? - спросил Николай.    - Я умер, как видишь, моя плоть усыхает и ты не ощущаешь запаха, потому что она не разлагается, а усыхает. Вначале я, как и положено, гнил и издавал зловонье, но потом я сосредоточился на этом и гниение перешло в мумификацию. Не забывай, что я сохранил связь с высшим миром, там есть информация обо всем, и методика остановки таких процессов тоже.    - Но как ты смог сбежать? Почему они тебя не ищут?    - Когда они делали укол и оставляли меня жить с помощью своей энергетики, ну типа ведомый чужой волей зомби, они надеялись повторить выход в недоступные им миры, я должен был стать постоянным проводником. Сам процесс контроля над испытуемым сильно изматывает и требует затрат энергии присутствующих. К тому же сошедшая на них информация требовала осмысления и переработки. Поэтому они оставили меня жить и поместили в некой нише, в этой же пещере, где приковали цепью к скале. - Мертвец остановился и прислушался, - еще не начали, - произнес он и продолжил, - Там меня оставили под охраной двоих адептов. Которые, кстати, постоянно пытались своими методами выйти через меня на какие-то уровни, как они считали, им недоступные и решить какие-то свои проблемы. Должно быть им это разрешили, ибо все это доводилось до сведения верховных жрецов, те просто чувствовали, что происходит.    - Ты сидел на цепи?    - Да и, в общем-то, чувствовал себя нормально, я смог удерживать связь с высшим миром и держать под контролем их представления обо мне и том мире, к которому им удалось прикоснуться. - Мертвец вновь прислушался.    - Ты смог бежать? - не удержался Николай, - ты просто сбежал, так?    - Нет, я понял, что держа под контролем и давая им информацию об иерархии, как об устройстве недоступного им мира, я не смогу освободится от физического контроля с их стороны, поэтому я претворился настоящим мертвым.    - Как это?    - Так, все та же связь помогла это сделать, все признаки живого зомби исчезли и появились признаки мертвого человека, они не могли меня оживить никакими дополнительными уколами, хотя я и чувствовал огромный приток их энергии, но он только помогал мне трансформировать ее в энергию нужных вибраций, для поддержки связи...    - С кем? - слегка спутался Николай.    - С высшими мирами, что позволяло мне в свою очередь контролировать ситуацию и сознание этих сатанистов, причем, вместе с их жречеством. Именно так я и смог убедить их, что уже не могу быть полезен.    - Тебя освободили?    - Можно и так сказать, меня закопали, тут же в этой пещере, у них есть место, где они хоронят своих жертв. Закапывают не очень глубоко, в любом случае я смог выбраться, так как почва там сухая и рыхлая...    Николай сделал несколько шагов, мелкие камни под ногами издали характерный хруст.    - Тут где-то есть почва?    - Да, ближе к выходу, вернее к одному из выходов, пещера огромна.    - Понятно, и теперь ты живешь в этой пещере? - спросил Николай.    Мертвец не ответил, он снова слушал тишину.    - Ты здесь все время? Сколько уже?    - Уже год, и являюсь свидетелем многой мерзости, но все что я могу, это контролировать процесс выхода в высшие миры, - ответил тот с сожалением. - Я не могу помочь несчастным, но я могу дать сатанистам информацию об их иерархии, которую они воспринимают как выход в высшие миры, я просто подменяю сатану чем-то другим.... И, уверяю тебя, я предотвратил уже не одну катастрофу, уготовленную людям.    - Катастрофу?    - Ну да, по типу Фокусимы, у них огромные планы по уничтожению человечества, для этого неугодные национальные элиты "ставятся на место" с помощью вот таких терактов. Многие уже чувствуют, что все это ведет человечество к исчезновению, что вся теория о золотом миллиарде или золотой сотне миллионов не более чем ширма, за которой сатана скрывает от вассалов истинные намерения - уничтожить неугодную цивилизацию. - Мертвец вновь остановился.    Все это было в унисон представлений Николая о происходящем на планете, он даже подивился насколько они в этом едины. Должно быть, знания с высших уровней не имеют разночтений. Искажения и неправильная трактовка - это удел нижних миров, удел этих несчастных, которые под легенду о будущем рае бегут вместе с обманутым человечеством в пропасть. - Рассуждал он про себя.    - Все верно, именно поэтому я и тут, вместе с тобой, - подтвердил мертвец.    - Ты можешь читать мысли?    - Да, нам нужно спешить, скоро начнется, ты можешь сам убедиться во всем, - произнесло чудовище загадочно и продолжило, - ступай на звук, я буду тебя корректировать.    - Хорошо, - Николай подивился столь мудреному слову - "корректировать", затем быстро сосредоточился на ходьбе, ему и самому хотелось предложить мертвецу пройти к основному месту действия.    Он ступал вслед за звуком гальки под ногами чудовища. Все же положительный образ этого героя никак не повлиял на его физическое отображение, и если он выглядел ужасно, то и синонимы в голове Николая были соответствующие, впрочем, совсем не влияющие на отношение к его духовной сути.    Николай никак не мог избавиться от хруста под ногами, чего нельзя было сказать о его поводыре.    - Так не пойдет, они нас услышат, - произнес Николай.    - Ничего, я в курсе - что они слышат, а что нет, пока еще далеко, и дальше щебня будет меньше. Иди спокойно, не паникуй, сейчас выйдем из этого зала и дело пойдет быстрее, будешь щупать стены. - Ответил мертвец.    - Почему ты не хрустишь? - поинтересовался Николай.    - Потому что я вешу раза в три меньше тебя, - резонно заметил провожатый.    Они проникли в один из проходов, какой именно - Николай не понял, и далее продвигались быстрее, щебня под ногами почти не было. Скалистые стены сейчас помогали сохранить равновесие и, в общем-то, служили отличным ориентиром, не нужно было прислушиваться к ходьбе мертвеца, путь тут один.    Далеко впереди блеснул свет.    - Что это? - прошептал Николай.    - Теперь тихо, приближаемся, - раздалось в ответ.    Они стали идти медленнее. Свет впереди, вернее его отблески, участились.    Вскоре скалистый тоннель разделился на двое, они взяли правее, затем в проходе возникло боковое ответвление, из которого проникал свет. Силуэт провожатого стал виден и от этого сердце Николая забилось учащенно. Маленькая фигура в черном балахоне, которую венчал лысый череп, передвигалась, переваливаясь из стороны в сторону.    Они минули светлый проход и пошли дальше.    - Тут совсем осторожно, - прошептала фигура впереди.    Надо отдать должное мертвецу, его передвижение было совсем без звука. Теперь проход был слабо освещен "задним светом", каменные стены вполне соответствовали многочисленным видам пещер, что знакомы из фильмов и фото. Сам Николай имел о них поверхностное представление, ибо был в нечто похожем пару раз в жизни и все это в рамках программы экскурсий по Крыму.    Откуда-то донеслись приглушенные голоса.    Мертвец повернулся к Николаю и в отблесках света засверкали его зеленые глаза. Николай только сейчас подумал, что мертвое тело все же имело столь странную особенность как цвет глаз, почему они стали столь неестественно яркими и зелеными?    - Мне не хотелось бы оставлять белые пятна, которые позволят тебе сомневаться в моей искренности. Тебя смущают глаза? - неожиданно прошептал он.    Николай кивнул.    - Доза вещества, что мне впрыснули, она позволяет устанавливать связь и через зрение, они видят мир таким, как вижу его я...    - Как видят? - испугался Николай.    - Должны были видеть по своим каналам, но я их отключил, ибо сохраняю связь с высшими уровнями, которые позволяют это контролировать. Обостренное зрение осталось, но оно не выходит за рамки этого тела, - пояснило чудовище, сверкая зелеными угольками из впалых глазниц.    Раздались более громкие голоса.    Мертвец повернулся и жестами увлек за собой Николая, стало понятно, что нужно торопиться,    Быстрым шагом, уже без особой опаски они продвигались вглубь пещеры, голоса, которые становились все более приглушенными, тем не менее, почти перешли на крик.    Они удалялись от места основного действа.    Провожатый пошел еще скорее уже особо не заботясь об аккуратности Николая, который то и дело шумно ступал на гравий.   Времени разбирать что под ногами не было, нужно было просто не потерять мертвеца из вида. Свет, идущий сзади, становился все более тусклым.    Вскоре они остановились, провожатый показал на боковое ответвление, которое, правда, было от силы метр высотой.    - Нам сюда, - прошептал голос, - и чуть согнутый силуэт провожатого исчез в проеме.    Николай присел на корточки и протиснулся вслед за чудовищем.    Полусогнутый мертвец был едва различим, Николай просто протискивался вперед, опираясь на стены. Идти гусиным шагом становилось все утомительней.    - Еще немного и ты сможешь выпрямиться, - раздался шепот впереди.    - Скорее бы, - ответил Николай, чувствуя как слабеют ноги.    Долго ждать не пришлось и вскоре он действительно понял, что геометрия этого лаза изменилась. Звуки стали более емкими да и стена с одной стороны исчезла, вернее он не доставал ее рукой.    Николай выпрямился и, почти ничего не видя, пошел вперед размахивая руками.    - Я правильно иду? - спросил он с надеждой.    В ответ тишина.    - Вы тут? - насторожился он.    Где-то вдалеке он услышал треск камней.    - Иди вперед, - еле раздалось в ответ, - нет времени, скоро будет свет...    Мертвец ушел далеко вперед, конечно по меркам пещеры, и Николаю ничего не оставалось, как повиноваться. Он ускорил шаг, придерживаясь направления звучащего голоса, но когда его левая рука нащупала стену, успокоился, это все же был тоннель, а не зал, значит и заблудиться невозможно...    Вскоре впереди вновь замаячил свет, вслед за ним появились и голоса. Стало понятно, что они сделали обход для выхода в каком-то потаенном месте, откуда можно было бы наблюдать происходящее.    Николай ускорился, теперь он различал габариты прохода и видел далекую фигуру провожатого, их разделяло метров тридцать.    Вскоре силуэт остановился и, помахав рукой, скрылся в боковом ответвлении.    Из прохода немного струился свет, поэтому Николай без труда нашел нужное место и уже не сгибаясь, повернул за провожатым.    Вдалеке замаячила фигура мертвеца, он спешил и даже не оглядывался.    Николай, оценив, что этот проход был таким же широким, как и предыдущий, заметно ускорился, благо щебенки под ногами было мало, да и звуки доносившихся голосов становились все громче и явно перекрывали треск камней под ногами. Еще пару минут и он уже шел вплотную к провожатому.    Чудовище повернулось и, сделав знак остановиться, прислушалось.    - Теперь ты будешь делать то, что мы скажем, и вся твоя спесь останется в прошлом! - донеслись злобные слова откуда-то спереди.    - Тихо, - предупредил мертвец и показал на очередное боковое ответвление, именно оттуда падал свет в их тоннель. - Давай осторожно, за мной.    Они прошли в этот проем и оказались в просторной пещере, из нескольких мест в нее падал яркий свет. К одному из таких источников они и пошли с провожатым.    Аккуратно приблизившись к "окошку" - в диаметре сантиметров пятьдесят, они осторожно заглянули внутрь.    Доносившаяся речь была все более резкой и громкой.    - Так что, нет?! - буквально выкрикнул кто-то.    Николай увидел освещенный искусственными фонарями стол, за которым сидело в креслах несколько человек, перед ними на каком-то металлическом приспособлении был прикованный мужчина. Вокруг него стояло еще трое, один из них что-то подкручивал в механизмах этого похожего на железный трон оборудования.    Откуда-то вывели под руки еще одного мужчину.    - Петька?! - воскликнул тот, увидев прикованного человека.    - Рома? Так это ты? - раздалось в ответ с болью.    Николай видел все это довольно отчетливо, ибо даже полумрак после темноты казался ярким.    - Не нужно! - вскричал прикованный мужчина.    - Что вы хотите от меня, наконец? - с опаской спросил Рома.    - А что не нужно? Задал вопрос один из стоящих рядом с металлическим троном. - Ты что, догадываешься о чем-то? Молодец, тогда давай просто выйдем на связь с твоими хозяевами, давай, и все закончится.    - Я не понимаю о чем вы, с какими хозяевами?    - Ой ли, ты за последние двадцать минут уже был с ними в контакте, правда защищенном. Поэтому не ломай дурака...    - Что они хотят, Петр? - спросил с ужасом Рома.    Товарищ в ответ молчал.    Тот, что беседовал с ним, подал знак и двое державших Романа заломили ему руки и подвели к трону, после чего приковали обе руки в растянутом положении, так что он мог стоять только на коленях.    - Что вы делаете? Зачем это? - испуганно вопрошал тот.    - Итак, выходим на связь, у нас уже нет времени на все эти танцы, - проговорил все тот же мужчина прикованному Петру.    Люди за столом уставились на стеклянную сферу. Сразу ее Николай не заметил, но теперь она излучала слегка голубоватый свет, как слабая лампочка. Сидящие мужчины согласно закивали друг другу, и один из них махнул рукой в сторону прикованных мужчин.    После этого к Роману подошел третий и, схватив за волосы, сделал надрез в запрокинутой голове повыше бровей. Удивленная жертва не сразу сообразила что происходит, глаза стали заливаться кровью.    - Что это? Зачем? - уже с нотками ужаса спросил Роман.    Садист с ножом ничего не ответил, он просто потянул волосы продолжая делать надрезы на голове.   Раздался душераздирающий крик.    Прикованный Роман забился в истерике.    - Прекратите! - кричал Петр.    Но его протест гаснул в пронизывающем реве товарища, которому все продолжали делать надрезы и поднимать за волосы кожу.    Николай расширил глаза, он отвернулся и посмотрел на своего нового знакомого. Но подобие лица вернее череп с остатками мумифицированной плоти не мог выражать эмоций, а два горящих зеленых уголька ничуть не изменились и по-прежнему созерцали картину в пещере.    - Ты можешь что-то сделать? - спросил Николай дрожащим голосом.    Мертвец кивнул и знаком показал молчать.    Николай превозмогая себя вновь заглянул в окошко.    Там, извиваясь от боли и пытаясь уклониться от ножа садиста, истерично кричал Роман.    Но его мучитель лишь тянул за волосы, обнажая кровавый череп.    - Перестаньте! - дико кричал прикованный Петр, видя мучения товарища.    - Мы перестанем только если ты сделаешь для нас это, - ответил ему кто-то из стоящих рядом. - Следующим сюда введут твою жену, потом дочь..., так что не тяни, не приноси в жертву друга, если знаешь, что все равно выполнишь нашу просьбу, когда на его месте будет твоя жена и дочь.    Он говорил это достаточно громко чтобы перекрыть стоны Романа, которого на время оставили в покое. Пол его черепа было обнажено и кровь заливала светлую рубашку, лицо же уже давно было монотонно кровавым.    - Сделай, что просят, - выдавил Роман сквозь боль, - умоляю, сделай...    - Вот, слышишь, сделаешь? или таки закончим с ним и перейдем к твоей семье? - продолжал вещать грозный голос.    - Я сделаю, - произнес Петр, - все что нужно сделаю, только скажите что...    Мужчины, сидящие за столом, все время смотрели на стеклянный шар перед ними, который из голубого превратился в сиреневый, потом в фиолетовый. Один из них махнул рукой в сторону мучителей, после чего все тот же садист вновь заговорил:    - Ты все еще пытаешься юлить, нехорошо, решил принести в жертву друга, типа потом на жене расколюсь, так вот я тебе обещаю, что когда сюда введут твою жену, или дочь, они будут оскальпированы на треть, только после этого мы остановимся, если пожелаем конечно! - закончил он, срываясь на крик.    Стоны Романа перешли вновь на крик, тот, что на время оставил его в покое, теперь продолжил свое дело, он медленно стягивал скальп с извивающегося Романа, который инстинктивно рвался в сторону садиста, как бы ослабляя тягу волос.    - А...а! он же все сделает! - кричал он, неистово вращая глазами.    Тем временем волосы все больше сползали уже без всяких надрезов, кроваво красное пятно под ними становилось все обширней.    - Я что нужно, все сделаю! - закричал Петр, отворачиваясь от страдающего Романа, - все сделаю!    Неожиданно кто-то из сидящих за столом махнул рукой и экзекуция прекратилась.    Садист бросил волосы и они повисли сбоку от обнаженного черепа.    Роман продолжал кричать.    - Прекрати, а то я продолжу, понял?! - прокричал ему в ухо его мучитель.    Сцепив зубы, жертва перешла на стоны.    Шар сейчас имел красноватый оттенок, должно быть это было хорошим знаком для сидящих вокруг него.    - Хорошо, делай, как и делал, - произнес один из них в сторону Петра, - только никаких защит, - добавил он многозначительно.    - Да, конечно, я согласен! - поспешил заверить Петр.    Николай, наблюдавший все это с комком в горле, не выдержал:    - Ты же обещал помочь! - прошептал он с возмущением.   - Ты, пожалуйста, не отвлекай меня сейчас, я делаю все что можно, - раздалось в ответ.    Люди за столом оживились, это было видно по их лицам. До этого крики страданий несчастного, как и все действо в целом, не имело для них особого значения, такой разительный контраст вызвал диссонанс в мозгу Николая.    - Как можно скучая наблюдать за мучением человека и настолько оживиться теперь перед этой стекляшкой?! - восклицал он внутренне. - Насколько нужно быть недалеким, чтобы пытаться постичь тайны неизмеримой вселенной, где царят законы гармонии, чтобы пытаться постичь их с помощью таких издевательств?! Воистину духовно тупы и ущербны эти дегенераты, если переносят свое уродство на тайны мироздания...    Тем временем в пещере не происходило ничего особенного, все внимание приковывали люди перед шаром.    По их сосредоточенным лицам стало понятно, что там происходит нечто глобальное, они внимательно смотрели на сферу, которая становилась все менее красной и уходила в белесый цвет.    Мертвец также сосредоточенно смотрел в их сторону, какие эмоции одолевали его, было совершенно непонятно. Николай почувствовал себя неуютно, осознавая, что происходит нечто важное, но в то же время совершенно для него закрытое.    - Уже можно, - неожиданно прошептал его сосед и полез костлявой рукой в карман.    Через мгновенье он извлек оттуда небольшую стеклянную пирамиду.    - Что это? - не удержался Николай.    - Возьми, - обтянутые мумифицированной кожей пальцы сжимали предмет.    Только теперь он заметил, что их было три, указательный и средний были без пары фаланг и слегка выступали открытой косточкой из костлявой кисти.    Николай принял пирамиду и поднес ближе к глазам. Она была твердой и тяжелой, совершенно прозрачной, сторона основания имела приблизительно сантиметров пять.    - Это..., для, - начал он, но его перебили.    - Сосредоточься на пирамиде, - проговорил мертвец, по-прежнему не отрываясь от происходящего в пещере, - просто смотри на нее и ни на что не отвлекайся.    - Хорошо, - прошептал Николай уже и так пристально изучающий пирамиду.    Его глаза затмил яркий свет, потом он сменился темнотой.    Он витал среди ярких точек, напоминающих звезды. Прямо перед ним возникло темное облако, оно имело ровные правильные очертания. Потом он заметил вокруг множество таких же темных образований. Все они имели нити, идущие куда-то.    Николай посмотрел в сторону и буквально сразу переместился к сплошной черноте, которая не позволяла ничего обозревать сквозь себя. Он оглянулся и увидел звезды позади, целый огромный мир звезд. Пытаясь понять, что это за преграда, он вернулся к одному из темных облаков и увидел, что нити ведут в одну точку - где-то в середине этого мира. Он понял, что может управлять своим перемещением силой мысли, поэтому просто сосредоточился на этой точке. Вот он уже видит свою родную планету так, как ее видят космонавты.    Нити исходили с Земли, они создавали эти темные образования далеко в космосе, которые в свою очередь поддерживали некую черную материю, обозначавшую предел некоего мира, или даже не мира.    Теперь структура этой части космоса ему стала ясна, некие силы с его планеты поддерживают темные образования в космосе, которые затем питают некий панцирь, являющийся границей этого странного мира.    Николай подумал, что хорошо бы выйти за пределы этого панциря. И тут же обнаружил белую нить, даже не нить, а луч света, который пробивался из-за этой темной преграды. Он устремился вперед по этому лучу и вскоре легко миновал панцирь.   Это была все та же вселенная, хорошо известная из учебников астрономии, везде мерцали звезды, кое-где просматривалось их скопление. Позади осталось темное образование, которое по мере удаления напоминало просто шар.    - То есть, я покинул пределы контроля - границы искусственного мира, создающего иллюзию для успешного паразитизма, - подумал Николай, созерцая бесконечную реальность. - Будет ли предел у этого мира?    Он всмотрелся в какой-то "просвет" между звездами и через мгновенье был уже там. Никаких изменений в глобальных видах космоса он не заметил. Николай вновь посмотрел вдаль, желая узнать, что там и резко устремился вперед, звезды пролетали мимо. Когда он оглянулся, то увидел позади себя галактику, впереди виднелись очередные множества звезд. Он, разбираемый любопытством, взглянул на одну из них и буквально сразу оказался перед огромным скоплением галактик, то, что было издалека звездой, оказалось огромным количеством скоплений звезд, именуемых у нас галактиками. От осознания масштабов этой реальности у Николая перехватило дух.    Он понял, что искать границы в этой бесконечности - неблагодарное занятие, их просто не существует. На всякий случай он посмотрел в сторону очередной далекой звезды и опять почти сразу его глазам открылся очередной мир - скопление, огромное скопление звезд, каждая из которых могла быть солнцем в своей системе, где среди множества планет могла найтись и похожая на нашу Землю...    Никаких границ - панцирей тут не существовало. Николай хотел продолжить свое путешествие, но вспомнил, что там, где-то позади остался его мир, помещенный в панцирь лжи и невежества, который создали сумасшедшие зомби управленцы. Он понял, что этими дегенератами управляют через энергетические образования в виде черных облаков, которые создают границы познания для своих адептов, и которые диктуют некие правила жизни в подконтрольной области.    Там сейчас мучают людей для выхода на некие уровни вне этого панциря? Но это же нонсенс, жречество никогда не выпустят за его пределы, они покажут лишь ту иллюзию, которая отвечает их дегенеративной философии существования. Их верховный жрец - тот, которого они называют своим богом, или сатаной, не позволит им выйти за пределы своего контроля. Значит, все чего они могут добиться, это познания очередной иллюзии, которую им придумает сатана.    - Но кто же помогает мне, где они - силы света?! - Николай стал озираться вокруг, он вдруг с ужасом представил, что найти ту незаметную черную точку в этой бесконечности он уже не сможет, даже куда смотреть - чтобы приблизить, он не знал.    В это время из разных мест появились белые лучики, исходили они из звезд, или что там было, и уходили в одну точку вселенной. Те, что были недалеко от него, имели более яркий вид, те, что подальше, представлялись светлыми ниточками.    Николай выбрал самую яркую из них - что была ближе всего и устремился по ней в сторону центра, где они сходились.    Через мгновенье он уже видел темную оболочку, за которой среди множества других находилась и его родная планета. Множество совсем тонких светлых нитей подходили к этому образованию со всех сторон, его нить была одной из них. Некоторые исчезали, некоторые рвались подобно паутинкам, но были и стабильные. Все это происходило прямо сейчас и довольно наглядно.    - Вот она реальность, опухоль, черная дыра, все что угодно, но в представлении этих духовных пигмеев, этих зомби дегенератов, они строят некое царство своего благополучия. - Думал он, созерцая черное образование перед ним. - Возможно, где-то в бескрайней вселенной существует нечто подобное, обязательно существует. Что происходит с ним с течением времени, ведь всегда можно найти тот же вариант, но спустя столетия? - С этими мыслями он вновь взглянул в бескрайнюю бездну.    Должно быть, что-то помогало ему найти ответ, поэтому очередная белая нить ушла куда-то вдаль, как бы приглашая следовать за собой.    Николай воспользовался и устремился вперед вдоль нее.    Вскоре перед ним зияла чернота, она была округлой формы и напоминала то, что он видел совсем недавно. Только на этот раз из нее выходило множество четких светлых линий, уходящих во все концы вселенной.    Вся эта темная масса немного колыхалась, было видно, что внутри, там под панцирем идут какие-то процессы. Николаю представилась картина лечения этой "опухоли". Некие силы пытались исцелить эту область и восстановить законы вечной и бесконечной вселенной.    Темная масса стала колыхаться и все больше менять свою форму - от овальной до круглой, и просто вытянутой в одну из сторон.    Наконец произошел разрыв черноты и в ее просветах замелькали такие же звезды, как и везде.   Николай понял, что он является очевидцем некоего процесса, который происходил прямо сейчас - в данный момент и именно поэтому он оказался здесь.    Постепенно чернота стала расходиться подобно облакам при сильном ветре. Все больше внутреннего содержимого попадало в обзор Николая. Теперь он смог рассмотреть некую точку, в которой сходились все эти светлые линии и приблизиться к ней.    Перед ним простиралась планета, очень напоминающая землю, но все же другая, стало понятно что атмосфера, структура и химический состав приближены к Земле. Только тут он увидел три спутника вместо одного и еще, тут было не одно светило, а два. То есть три "луны" вокруг планеты и два "солнца", планета вместе с несколькими другими вращалась вокруг одного, и затем вся эта система вращалась вокруг еще большего светила.    Николай четко представил, как люди на этой планете освободились от оков паразитизма посредством развития и тяги к миру света. Последнее дало возможность вселенским законам гармонии разрушить панцирь и спасти цивилизацию от уничтожения.    Просветленные выходили на уровень высших вибраций и тем самым позволяли силам света нейтрализовать паразитов. Чем больше духовно развитых людей выходили за границы панциря, тем больше он разрушался с помощью законов гармонии вселенной. Вот почему так важен контроль за теми, кто может выходить за пределы созданной иллюзии и видеть свет, кто за эмоциями и вечными бытовыми проблемами находит в себе силы сохранять равновесие и здравое отношение к происходящему. Благодаря им, те, кто задумал дегенеративную систему, разделяющую и оглупляющую людей, не могут прийти к своей сумасшедшей цели - уничтожению цивилизации под миф о своем будущем царствовании среди неосознанных рабов.    Теперь стало понятно, почему и зачем эти люди так рьяно исследуют тех, кто способен вырваться из оков, кто способен несмотря ни на что взглянуть на проблему с точки зрения вечности.    Николай увидел как множество тех, кто принял правила уничтожения себе подобных для своего будущего "счастья" свозятся на какой-то остров, хорошо охраняемый и достаточно просторный для того, чтобы там могло разместиться множество городов. На этой территории теперь будут жить и деградировать те, кто паразитировал и обманывал, кто посредством лжеучений и подлости тормозил естественные процессы развития людей и загонял их в тупик мракобесия и поклонения неким искусственным "ценностям", будь то фантики из целлюлозы или кусочки редкого металла.    Здесь на отведенной территории эта публика должна либо исчезнуть, либо измениться и принять здоровые правила гармонии и развития. Для последнего подчас нужна коррекция на уровне генетики.    Николай витал над планетой, которая совсем недавно погибала от сумасшествия местных выродков, Он понял, что быстрота процессов происходящих перед ним обусловлена другим измерением.    Вращения спутников планеты, а затем и всего вокруг местного светила было очевидным, они происходили на его глазах. Это означало, что оборот вокруг своей оси, вращение спутников вокруг планеты и вращение всей системы вокруг местного солнца были во много крат быстрее, а значит вдох и выдох "людей" на планете и все обменные процессы также. Тут можно увидеть за минуту то, что происходит на Земле за год.    Светлые нити, уходящие далеко во вселенную, становились все многочисленней и ярче, планета на глазах очищалась. Смок, мусор, озонные дыры, пустыни, высохшие реки, все восстанавливалось, экология менялась на глазах.    Было очевидно, что этот мир стал применять не то, что было подконтрольно "местным дегенератам" и служило целям паразитизма, а те энергоносители, которые безвредны и присутствуют везде - типа воды, воздуха и соответственно использовали множество технологий, позволяющих получать электричество из эфира.    Николай понял, что все это имеет место быть и на его родной планете, теперь стало совсем понятным, почему во вселенной выбрано именно это место для демонстрации неких процессов выздоровления.    Тот, кому поклонялись эти обманутые и мутирующие люди, которым нравилось врать и вести двойную, тройную жизнь - думать одно, делать другое, а говорить третье, тот, кто считался в их искаженном восприятии богом - это существо исчезло легко и быстро. Этот сгусток черной энергетики просто развеялся также, как и сама черная оболочка - панцирь. Ранее местный "сатана" также пытался взять под контроль те светлые нити, что пробивались за пределы этого дегенеративного новообразования, он хотел подчинить их своим правилам. Но, то что двигало людьми, увидевшими свет, оставалось ему недоступным. Несмотря на все усилия его адептов "выбить" у них тайну - "пароль" для прохода в высшие уровни, он не смог понять, что его "частота" не позволяет принимать высшие излучения.    Все это было настолько очевидно и настолько явно для Николая, что сомнений в подлинности произошедшего у него не возникало. Это один из возможных сценариев развития ситуации на его родной планете, он это понимал четко, но только в случае благополучного исхода, когда концентрация людей, увидевших свет и пробившихся за пределы этого темного новообразования, достигнет нужной величины. В противном случае их ждет участь исчезнувших цивилизаций, ибо те же силы гармонии и развития просто уничтожат мир, в котором все приняли правила деградации и строят некую раковую клетку на теле вселенной.    Николай уже хотел подумать о возвращении, когда заметил, как на орбите стали появляться некие точки - искусственные спутники. Он заметил, как "точки" вылетают из планеты и приближаются к другим, чтобы затем стать уже их искусственными спутниками. Все это говорило о скачке технического прогресса. Некоторые точки отправлялись в космос, минуя свою систему из двух светил.    Прогресс очевиден, люди, освободившись от лжеучений и лженауки, тут же скакнули далеко вперед в научно-техническом развитии. Николай вскоре увидел белые нити которые исходили не из далекой вселенной, а, напротив, из самой этой планеты уходили в космос. Одна из них прошла совсем рядом и Николай устремился вслед за ней. Почему это произошло, он не знал, но понимал, что так нужно.   Вскоре он оказался перед уже знакомым ему панцирем, темной оболочкой, которая скрывала за собой мир с его родной планетой. Николай отправился вслед за "нитью" сквозь панцирь и вскоре он уже витал над Землей.    Это была помощь извне, она пришла из мира только что освободившегося от пут паразитизма. Светлая нить распалась на множество "паутинок" перед тем, как скрыться в атмосфере.    Николаю не пришлось долго витать над планетой, буквально сразу он оказался над атлантическим океаном, где его внимание привлек небольшой остров, туда заходила одна из тонких нитей-паутинок. Потом его взору открылись скалистые берега, горы и вот он уже витает где-то посредине не такого уж и маленького острова.    Светлая ниточка заходила в одну из гор на скалистом склоне, в которой зиял вход в пещеру.    Все стало понятно, далее Николай увидел себя рядом с уже знакомым мертвецом, который и "принимал" светлую ниточку. Он пропускал через себя эту энергетику и пытался держать ситуацию под контролем, это было видно по сосредоточенному взгляду пусть и ужасного на вид, но все же прекрасного по сути "неживого человека".    Николай увидел, как нить распалась на несколько еще более тонких и одна из них подошла к его пирамиде в руках. Еще несколько распределились по жертвам в пещере и нескольким людям за столом.    - Теперь ты понял, что держит меня на "ногах", - прошептал мертвец и повернулся к Николаю, его зеленые угольки уже не пугали.    - Да, теперь все понял.    - Ты привел с собой еще часть энергии, так сейчас необходимой, - продолжал вещать мертвец.    - Я летал за этим?    - Конечно нет, ты был посвящен в то, что тебя так интересует, и стал еще просителем.    - Кем?    - Еще одним поводом для усиления помощи извне, из далекой вселенной, где царит гармония, ты привел сюда энергию от совсем недавно освободившегося мира. - Продолжал шептать его новый знакомый, наблюдая за происходящем в пещере.    Николай увидел, как за столом перед светящимся синеватым шаром продолжают сидеть мужчины. Мучители стояли, скрестив руки перед стонущим, обвисшем на цепях Романом и лежащим Петром, который сосредоточенно смотрел вверх широко раскрытыми глазами.    Николай почувствовал, как к нему приходит полное осознание происходящего, теперь те, кто пытался контролировать и сидели перед шаром, видели мир за пределами черного панциря как очередной, огромный черный панцирь. Там не было бесконечности в том неизмеримо огромном понимании, там была очередная иерархия черного мира, в которой они, как "посвященные" планеты Земля занимали далеко не высшие места.    Кто достигнет тут "успехов", тот будет отмечен там, в самых "верхах" - такая информация шла в их больное, извращенное сознание.    Получалось что, миновав защиту, созданную их великим мастером и его адептами, они выходили в мир еще более огромный, но совершенно такой же как и их, это вызывало у них растерянность. Значит там, куда они с таким трудом стремятся проникнуть существует все то же самое, но в еще больших масштабах и с еще большими возможностями. Но тогда почему тот мир помогает борцам с их миром тут на Земле? Неужели они не правы и делают что-то не так? Такие запросы посылались теми, кто смотрел на шар, и, возможно, самим сатаной, который все это тоже видел.    - Зачем вы помогаете тем, кто борется с нашими правилами, мы же поддерживаем ваш мир тут внизу? - посылали они запрос через привязанного к железному трону подопытного.    - Потому что вы нарушаете правила, вы увлеклись, и в погоне за глобальным контролем вы уничтожаете планету вместе с собой. - Пришел ответ.    - Почему вы позволяете нам понять это только через этих борцов, почему не даете нам нужную информацию напрямую? - задавали очередной вопрос сидящие за столом.    - Потому что вы слишком погрязли в ложных учениях и эгоистичных целях, вы не способны воспринять глобальное - то, что выходит за рамки интересов клана, ну, в крайнем случае, власти на планете. Мир совсем не такой, как в вашем суженном сознании. - Шел им ответ.    - Но разве мы не должны брать власть, разве не должны уничтожать тех, кто нам мешает, тех, кто разрушает нашу систему?    - Это ваши учителя, вы должны меняться, вы должны слушать, что они говорят и корректировать свое управление.    - Они множатся и могут просто разрушить нашу систему, если мы не будем жестко противостоять, они займут наше место, - продолжали посылаться запросы.    - Они просто прекратят глобальный суицид, они остановят исчезновение вашего мира, вы неправильными действиями способствуете уничтожению цивилизации, мы не хотим этого, нам нужны цивилизации живыми.    Все это было правдой, Николай это знал, его немного удивляло, как она доносится до извращенного и больного сознания адептов сатаны. Но, возможно, именно такая подача способна разбудить их спящий разум...    Они видели то, что хотели видеть, силам света не пришлось даже ничего выдумывать, несколько из сидящих перед шаром мужчин сами представили этот мир над их панцирем, как такой же, как и у них, так им было удобней. Поэтому, не трогая их иллюзию, им стала доводиться правда о положении на планете.    Мертвец согласно закивал, должно быть, он знал о мыслях Николая.    - Мы помогаем этим дегенератам выздороветь, хотя бы немного, - прошептал он, не отрываясь от созерцания происходящего в пещере. - Помогаем фокусировать энергию на их разуме, хотя это сильно сказано, на его остатках.    - Я понял, - так же шепотом ответил Николай. - Возможно, тут твориться история, возможно адепты скорректируют свою программу по уничтожению человечества.    Мертвец кивнул и поднял руку, призывая к тишине.    В голове Николая зазвучал очередной вопрос от мужчин перед шаром:    - Почему вы просто не поможете нам и не сделаете все как нужно? Мы же полностью в вашей власти?    - Процессы развития, становления - это отбор, он происходит везде во вселенной, мы можем лишь корректировать, ибо в противном случае мы не получим прогресса. Вы должны развиваться и нести что-то новое, как и все во вселенной, если мы будем загонять вас в свои формы, мы получим свою копию, зачем она нам, вы имеете все чтобы обогнать нас и представить что-то более прогрессивное. Но, если вы скатываетесь в пропасть и погружаетесь в иллюзии мы вмешиваемся, ибо вы обречены.    Мы вмешиваемся ровно настолько насколько вообще позволительно, мы показываем и объясняем через просветленных, но на этом вмешательство заканчивается, конечное решение за вами, ибо в противном случае мы нарушаем законы вселенной. Последнее означает деградацию, она не нужна никому, нужно здоровое развитие, но ваш формат настроен на деградацию, поэтому вы будете уничтожены как вредные бактерии на теле организма, как раковая опухоль - так вам будет понятней.    - Но так называют нас ярые враги, все наши достижения они называют деградацией! - буквально воскликнули адепты.    - Они ваши учителя, смиритесь! - последовал ответ.    - Это значит полностью отказаться от нашей доктрины глобального контроля над населением, сокращения недостойных? Вы предлагаете нам их размножать? - последовал очередной запрос, на этот раз без эмоций, эмоции тут просто не котировались, они отсекались, поэтому все прозвучало ровным спокойным тоном, напоминающим голос робота.    - Их размножение - это ответ на ваше безумие, на сокращение себе подобных под бредовый миф избранности. Как здоровый организм защищается от инфекции и бактерий? Он создает новые клетки - воины, которые здоровы и должны заместить своих больных собратьев и побороть инфекцию. В противном случае организм погибнет, также и ваша цивилизация. Чем больше вы проводите в жизнь идеи по разрушению организма во имя некоего бредового счастья, тем сильнее всплеск рождаемости, планета защищается от безумия, ресурсы ее безграничны, но выше безумие может привести к очередному исчезновению людей.    Мужчины за столом заерзали, они оторвались от шара, по-прежнему излучающему голубоватый свет и стали озираться по сторонам.    - Сомнений быть не может, мы вышли именно на те уровни, - произнес самый спокойный из них.    - Но это же полностью все меняет, - возбужденно проговорил его сосед.    В это время откуда то сбоку к шару подсоединилась темная нить, она была похожа на светлые, уже виденные Николаем, вот только цвет ее был черный.    Шар начал менять оттенки синего и серебристого на светло красный.    Мужчины вновь сосредоточились на сфере.    - Их хозяин вмешался, он решил прервать контакт. - Прошептал мертвец.    Если и можно было уловить хоть какие-то эмоции на его страшном лице с остатками плоти, то сейчас это было огромное напряжение. Сосредоточенный взгляд на действо в пещере, пара зеленых точек на месте глаз засветились ярче, тело, вернее его остатки сотрясала мелкая дрожь - все указывало на огромное сосредоточение.    Белая нить, которая подходила ранее к шару, стала стремительно таять, но сверху опустилась еще одна.    - Помогай, - произнес с напряжением страшный сосед.    Николая не пришлось просить дважды, он понял что происходит и уже сам пытался в воображении соединить одну из белых нитей с шаром.    Растворившаяся белая нить была замещена новой.    Николай почувствовал почти физическое сопротивление, его голова сама отворачивалась в сторону.    - Держись, сейчас идет борьба за правду, их верховный жрец хочет прервать диалог, - шептал страшный сосед.    Николай почувствовал дрожь во всем теле от напряжения.    Шар стал вновь окрашиваться в синеватый цвет.    - Мы не понимаем, почему до сих пор эта информация не была нам доступна, почему она скрывалась, - задал вопрос один из мужчин перед шаром.    - Потому что в вашем руководстве враг человечества, он разделяет вас искусственно и сталкивает в бессмысленной войне, цель которой ослабить и оглупить человечество, нет никаких избранных, есть доктрина уничтожения цивилизации под миф о будущем рае среди подконтрольных рабов. - Прозвучало в ответ.    В это время один из мужчин поднялся из-за стола и отбежал в сторону, после чего тряхнул головой несколько раз.    - Это ложь, это не оттуда! - вскричал он.    - Перестань! - выкрикнул кто-то из оставшихся за столом, - прекрати истерику!    Белая нить вновь стала растворяться, теперь черная ниточка стала жирнее и вскоре шар вновь окрасился в алый цвет.    - Ой, - простонал мертвец, - кажется мы сдаемся...    Истеричный мужчина из-за стола продолжал бегать по пещере и кричать:    - Это не они, это не оттуда, нас обманывают.    Теперь стала видна красная ниточка, которая подходила к его голове. Он подбежал к трону с прикованным Петром и истекающем кровью Романом.    - Ты лжешь нам! - с этими словами он потянул скальп и тот с треском стал отрываться от кровавой головы Романа.    Раздался истошный крик мужчины.    - Твой товарищ будет убит, а вслед за ним и твоя дочь, - зло шипел садист Петру в лицо.    - Я делаю все что нужно, я не знаю что вы увидели, я не знаю что там, я не бог! - кричал Петр в ответ.    Его товарищ истекал кровью и стонал, казалось, у него не было сил даже на крик.    Садист оставил Романа и подошел к Петру.    - Павел, вернись на место! - приказным тоном проговорил один из сидящих перед шаром.    Садист посмотрел на соратников перед шаром и кивнул.    - Я должен кое-что выяснить, - проговорил он спокойно.    Его вид был совсем не тот, что рисуют нам в кино, прическа напоминала модель семидесятых, это когда пышная, но не длинная копна волос ухожена и уложена. Правильный прямой нос, пара больших глаз и острый подбородок делали его похожим на киноактера мелодрамы, но никак не на убийцу.    - Ты все портишь! - вновь раздалось из-за стола.    - Мы пошли по ложному пути, я это чувствую. - С этими словами Павел вновь подошел к стонущему Роману, после чего поднял его голову за подбородок и посмотрел в лицо. Оно было залито кровью, но глаза моргали.    - Вот, видишь, - он направил его лицо в сторону прикованного Петра, - твой друг плюнул на тебя, он ни во что ни ставит твою жизнь, ему ты должен быть благодарен за все это.    Казалось, ему больше нет никакого дела до тех, кто за столом, он не прислушался к их просьбе.    - Мне очень больно, помогите, - выдавил из себя Роман.    - Мы можем ввести тебе обезболивающее, мы можем тебя перевязать, можем даже вернуть тебе волосы, да, имплантация..., но вот он, - его указательный палец был направлен на Петра, - не хочет этого, он даже решил принести в жертву свою дочь и жену...    - Перестаньте, я не хочу этого! - прокричал Петр, - дайте ему обезболивающее я делаю все что вам нужно, почему вы не видите этого!    - Ты опять лжешь!    - Лгать - это ваша привилегия, не судите по себе, я вывел вас в высшие сферы, я не виноват, что вам не понравилось, за что вы продолжаете мучить нас?! - раздраженно спросил Петр.    - Ах вон ты как заговорил, думаешь тут бараны, да?! Арнольд, - обратился он к одному из стоящих рядом мучителей, - сделай надрез на руке и начинай снимать кожу с его друга.    - Не делайте этого! - проговорил Роман отрешенно, я не вынесу...    - Конечно не вынесешь, только еще целый час будешь ощущать острую боль, пока сознание не покинет тебя, а в это время вот он, - палец опять показывал на Петра, - будет нам лгать.    - Я все сделаю, говорите что нужно, - отрешенно произнес Петр.    - Нам нужен выход за пределы, нам нужна реальность, а не эта фантазия! Так тебе понятно?!    - Понятно...    - Тогда используй свой последний шанс, нам совсем не хочется убивать твоих женщин, но если они сюда войдут, то живыми не выйдут, нам не нужны свидетели - бабы..., ты понял меня? - последнюю фразу он произнес внушительно и твердо.    Петр закивал.    Павел вернулся к товарищам и все вновь расположились перед синеватым шаром.    - Если вам не нравиться что-то, не спешите обвинять меня в этом, я не настолько силен, чтобы обманывать вас..., - взволнованно произнес Петр.    - А вот сейчас ты должен постараться, - неожиданно прошептал мертвец.    Николай, наблюдавший все эти сцены в пещере, отвлекся и посмотрел на страшного соседа.    - Сейчас очень важный момент и ты не должен растеряться, я не могу предусмотреть всего..., - продолжал он шептать.    Тем временем мужчины за столом сформировали новый вопрос:    - Как нам понять, что вы стоите над нашим миром, а не являетесь иллюзией во благо кого-то из врагов?    - Вы получили доступ к нам отнюдь не за свои преступления, вы мучаете достойного, того кто может помочь вам найти истину, и вы получаете ответы, которые не нравятся тем, кто решил уничтожить все население вашей планеты, вы - его часть. Просто примите это как факт, они теряют контроль и вас, они не хотят этого и готовы на все! - прозвучало в голове у Николая. Таков был ответ и он не нравился многим за столом, это было видно.    - Мы и наши верховные хотят выйти в высшие сферы, мы хотим узнать истину, иначе зачем все это? Если бы мы не хотели этого, то и не устраивали бы все..., - произнес один из мужчин за столом.    - Вас не пускает ваш хозяин, вы рабы и вам тяжело освобождаться от пут, они сладостны для вас, они греют ваше самолюбие, позволяя думать, что вы избранные, но это простая уловка - ловушка для эгоистов, вас воспитали такими, чтобы ваше тщеславие позволяло манипулировать вами.    В это время несколько черный нитей стали опускаться на шар, Николай видел их отчетливо.    Шар стал быстро окрашиваться в багряные тона. Мужчины поменялись в лицах.    - Что происходит? - спросил один из них.    - Все нормально, просто для нас закрывают лживый посыл. - Ответил другой.    - Я хочу продолжить диалог! - возмутился тот же человек.    - Ты требуешь от верховных..., предоставить тебе возможность..., - отвечал другой внушительно и с расстановкой, - уйти в иллюзию? - зло закончил он.    - Даже если так, то мы должны знать их методы, - спокойно отвечал тот.    - Не играй с огнем...    Все посмотрели на возмутившегося, как бы понимая, что стоит за этими словами.    Мертвец повернулся к Николаю.    - Коля, ты сможешь, нам это известно, - проговорил он загадочно. До сих пор он не называл его по имени.    Нить, идущая к пирамиде на руке Николая, вышла с другой ее стороны гораздо более широкой. Она протянулась до его головы, после чего белый свет затмил глаза.    Николай крутил головой и пытался понять что происходит. Еще через мгновенье пелена стала замещаться прежней картинкой, только теперь рядом с ним был не мертвец, а сгусток яркого света по очертаниям его фигуры.    Николай посмотрел в пещеру и увидел, как красный шар продолжал темнеть, он уже напоминал по цвету кровь.    - Арнольд, - выкрикнул один из сидящих мужчин, - начинай!    Тот взял со стола нож и уже привычным жестом провел им вокруг запястья. Покапала кровь, Роман закричал, он попытался выдернуть руку из цепкой хватки мучителя, чем, похоже, только причинил себе еще большие страдания.    - Не делайте этого! - взмолился Петр.    Мужчины за столом сидели перед багровым шаром, к каждому из них сверху сходила черная нить. Они уже не формировали вопросы, а просто наблюдали за происходящим, такое чувство, что все уже было решено.    Николай посмотрел на соседа, но тот стал только еще более ярким и очертания его фигуры окончательно потонули в облаке света.    Роман извивался и кричал, его друг, прикованный тут же в паре метрах умолял о пощаде. Все происходило как в каком-то фильме ужасов, кожа с руки жертвы сползала и вот уже кровавая перчатка болталась в руках палача. Он передал ее своему напарнику, который положил это на лицо Петра. Тот резко замотал головой и кожа слетела на каменный пол. На лице Петра осталась кровь товарища.    Никакие мольбы о пощаде и крики не действовали, все просто ждали, мужчины за столом молча внимали происходящее, а палач пригласил к себе помощника, ибо неистовая боль вызывала такое же сопротивление Романа, которое уже сложно было контролировать.    Следующее, что видел Николай в проем пещеры, это как с руки жертвы сползала кожа и уже у самого плеча она была отрезана. Рука зияла кроваво красным мясом наводя ужас и нестерпимое желание прервать весь этот ад.    Очередной кусок снятой кожи был передан напарнику и затем вновь брошен на лицо Петра. В этот раз его вращение головой не привели к "освобождению", кожа лишь медленно сползала с крутящегося лица. Когда она вновь оказалась на полу, то на кровавом лице Петра выделились широко раскрытые и совершенно безумные глаза. Из его груди вырывался крик, не менее сильный, а может даже и более его истерзанного товарища.    Черные нити, подходящие к головам сидящих мужчин стали уменьшаться, зато у двух палачей, что принимали участие в истязаниях, напротив они становились более толстыми.    Тот, что сомневался и задавал вопросы, поднялся и произнес достаточно громко:    - Прекратите!    Его черная нить совершенно исчезла.    Все с удивлением уставились на него.    - Александр? Ты не должен вмешиваться! - произнес тот же внушительный голос.    - Мы хотим познать истину! - ответил тот, - но сейчас нам ее закрывают!    Нити у некоторых мужчин стали таять. Лишь у одного она оставалась по-прежнему четкой и еще даже более широкой. Ее обладатель окинул взглядом товарищей и, заглушая жертв, выкрикнул со злобой:    - Александр! Ты рискуешь присоединиться к палачам, иначе мы не сможем тебе доверять!    Садисты на время оставили в покое истекающего кровью Романа и сосредоточились на Александре.    - Я хочу призвать к благоразумию, мы действительно поддерживаем самоубийство, - взволнованно проговорил Александр.    Теперь к его голове опускалась светлая ниточка. Николай, измученный ужасом пыток радовался этой передышке, в то же время его удивляла смелость одного из адептов, посмевших перечить линии хозяев.    Светлое облако рядом, то что было раньше мертвецом, слегка колыхалось. Николай понял, что помощь осознания идет от него, должно быть это требовало максимальных усилий, ибо склонить к сомнению одного или даже нескольких адептов, вызвать разброд и шатания в рядах сатанистов - это не мало.    В нашем случае противоречия вызывались ничем иным, как доведением истины до зомби-представителей секты сатаны. Никто из них не жаждал покончить с собой под миф о будущем рае, поэтому сомнения и стали вообще возможны, тут была прямая угроза их эго, тому, что в них развивали и лелеяли так долго. Речь шла о скрытом жертвоприношении, только в роли бычков на заклание выступали и они, те, что все контролировали и считали себя поводырями. Конечно, это не могло их устроить.    - Помогай мне удерживать этого человека, - раздался уже знакомый шепот мертвеца, - теперь все дело за тобой, будь готов к неожиданностям.    Николай и так усилием воли пытался провести к мужчинам нити из его пирамиды. Помимо широкой нити, он смог создать на выходе еще несколько. Эта пирамида была своего рода усилителем, а он оператором, который мог направлять энергию в нужное место.    Александр помимо ниточки Николая получил еще одну - широкую, ту, что и выделяла его над остальными, должно быть именно здесь возникло самое большое зерно здравомыслия, и именно поэтому он "восстал" против своих. Последнее было крайне опасно, но даже это не остановило его при созерцании пропасти, уготованной для всех.    - Если мы мучаем человека за правду, то значит, кто-то хочет навязать нам ложь, - произнес Александр, поднимаясь из-за стола.    - Саша, ты в своем уме? - с испугом спросил сосед.    Ко всем мужчинам подходили светлые нити, кроме одного. Этот последний имея толстую черную проводку от головы, должно быть, в самый ад, произнес с нескрываемой ненавистью:    - Ты хочешь прослыть благодетелем? Ты решил сжалиться, эдакий праведник в тылу у заблудших? Ты хочешь получить от этого дивиденды? Ах ты подлая хитрюга! Ты получишь свои дивиденды прямо сейчас!    Все посмотрели на говорившего с нескрываемым удивлением, должно быть роль этого человека сейчас совсем не вязалась с его прежним образом. Стало понятно, что это и есть их скрытый смотрящий.    - Господа, перед нами предатель, он взял в союзники жалось, то, что присуще каждому на Земле хоть в какой-то степени, но он тем самым вводит нас в заблуждение и разрушает изнутри нашу организацию, а это уже преступление, - продолжал скрытый смотрящий. - Арнольд, закончи!    Садист, что стоял рядом со стонущим и совсем ослабшим Романом, схватил окровавленную оскальпированную голову жертвы и, потянув на себя, перерезал горло. Кровь, которой и без того было много, хлынула на пол. Дернувшись несколько раз Роман замер, мучения его прекратились.    Петр неистово забился на своем стальном ложе.    Шар светлел, его уже нельзя было назвать кровавым. Смотрящий подошел к убитому и протянул к нему руки, он сложил их так, будто боялся что-то выронить. Вскоре на его ладонях стала проявляться красная сфера, она наполнялась красками с помощью множества лучей идущих от кровавой жертвы.    Все с удивлением наблюдали за происходящим, должно быть сейчас для них открывались некие скрытые возможности одного из сотоварищей.    - Почему ты допускаешь это? - прошептал Николай своему соседу.    - Есть вещи, которых не избежать, этот человек был не жилец, - ответило "светлое облако".    - А что теперь, следующая жертва? - не унимался Николай.    - Когда есть выбор между несколькими и миллионами, то сам понимаешь.... Сейчас все ложиться на тебя, будь готов к неожиданностям, - закончил он загадочно.    В это время в руках "смотрящего" проявилась кроваво красная сфера, он отошел от покойника и стал двигаться к столу.    Из сферы выходили красные трубочки, которые подсоединялись к головам мужчин, но одна из них застыла в метре от Александра. Было видно сопротивление, в итоге эта трубочка растворилась в воздухе.    Смотрящий снова занервничал.    - Это предатель, - повторил он, указывая на недавнего товарища.    После этих слов к голове "смотрящего" подошла трубочка гораздо больших размеров и он сам стал наполняться чернотой, это напоминало фокус. Он скрывался в облаке черного цвета, а шар в его руках вначале уменьшился, затем просто скрылся в этой черноте.    Множество красных ниточек превратились в черные, шар на столе вновь окрасился в кровавый цвет.    - На что ты надеешься Саша? - спросил один из сидящих за столом, - это безумие, ты сошел с ума, это работа наших врагов...    - Я не могу спокойно созерцать пропасть, куда мы все полетим, я против, и вы тоже, просто еще не поняли..., - ответил тот спокойно.    Черное облако стало приближаться к Александру.   Второй садист, который стоял возле Петра и являлся помощником Арнольда, в этот раз поспешил к мужчинам за столом. В его руке блеснул пистолет. Остановившись в паре метрах от Александра, рядом с черным облаком он направил оружие в сторону мужчин за столом, что было даже странно, ведь жертвой выбран Александр.    - Уберите пистолет, юноша, - произнес один из сидящих, это был седовласый мужчина в очках лет шестидесяти. - Уберите сейчас же, - повторил он более требовательно.    Николай посмотрел на соседа, тот по-прежнему был облаком, таким же, как в пещере вокруг "смотрящего", только белым и немного большего размера. Но сейчас с ним что-то происходило, оно начало колыхаться и разбухать. Кроме этого, его белый цвет стал нестерпимо ярким, он слепил глаза подобно солнцу и застилал все вокруг. И вдруг, как бы взорвавшись, все исчезло, зато пещера осветилась изнутри. В проем ударил яркий свет, скрывая все за собой.    Николай услышал резкий крик кого-то и звук падающих стульев.    - Что происходит? - прошептал Николай.    Но ответа в этот раз не было.    Когда свет в пещере померк, то его глазам предстала следующая картина: "смотрящий" лежал на полу, недалеко от него распластался его помощник с пистолетом в руке. Мужчины стояли возле стола, шар на нем был ярко белым, несколько стульев валялось на полу. Ко всем присутствующим подходили белые трубочки, кроме одного из садистов, того, что непосредственно снимал кожу. Он озирался по сторонам, как бы опасаясь чего-то.    - Арнольд, положи нож, - властно проговорил кто-то.    Тот выронил его из рук и подошел к лежащему "смотрящему".    - Ты ему уже не поможешь, - проговорил другой.    Арнольд прикоснулся к его шеи и, подержав какое-то время, резко одернул руку. После чего поднялся и, посмотрев на напарника с пистолетом, бросился к выходу.    - Стой! - раздался тот же голос.    Он остановился, посмотрел на мужчин и медленно пошел обратно.    - Освободи его, - сказал Александр, указывая на Петра. В его руках блестел пистолет, тот, что был у лежащего.    Мужчины продолжали находиться возле стола с шаром, складывалось впечатление что нити, идущие от него к их головам, могли порваться при удалении. Как еще объяснить их поведение, смотрящий лежал на полу, Арнольд непредсказуем и чего от него ждать - непонятно, Петр прикован, но нет, они оставались возле стола.    Николай сосредоточился на Арнольде, во всем его поведении чувствовался диссонанс, он явно был растерян и не знал что делать, его тайный куратор был мертв, теперь приходилось подчиняться тем, за кем приказано было следить.    Все это промелькнуло в голове Николая, информация шла извне, не доверять ей не было причин.    - Арнольд, освободи его, ты что не слышал? - повторил другой мужчина.    Тот подчинился и направился к тому, кого они собирались уничтожить и из-за кого мучили и убили человека...    Петр, к которому также подходила светлая нить, спокойно созерцал происходящее.    Николай заметил, как к Арнольду подсоединилась черная трубочка, она стала резко увеличиваться и вот уже достигла размеров в пол головы.   Усилием воли Николай направил нить из своего шара к Арнольду, но тщетно, она просто уперлась в "черный столб".    Через мгновенье Арнольд превратился в черное облако.    Александр быстро сориентировался и выстрелил, ничего не произошло. Облако увеличивалось, тогда он выстрелил в него еще и еще раз. Облако росло в такт выстрелам.    Прекрати! Поздно! - крикнул седой мужчина.   Александр выкинул пистолет.    Черное облако продолжало увеличиваться, щупальца из его чрева протянулись ко всем, кто оставался на ногах. Один из мужчин схватился за голову и его белая нить превратилась в красную, через секунду он рухнул на пол и забился в судорогах.    Следующая нить потянулась к Александру, но в этот момент все вытянули руки в направлении темного образования и множество белых трубочек вошли в черноту. Облако перестало разбухать, но черная нить по-прежнему тянулась к Александру, правда, совсем медленно.    В следующий момент из этой черноты отделился небольшой шар и влетел в голову одного из адептов, тот пошатнулся, нить его покраснела и он рухнул на каменный пол. Осталось четверо у стола и прикованный Петр, который на это время как бы выпал из фокуса сатанинского орудия.    Николай понял, что все засомневавшиеся и поддержавшие сторону света будут уничтожены, а это была "элита" управленческого корпуса сатанистов.    Облако приближалось и вместе с ним увеличивалась черная трубочка по направлению к Александру. Мужчины продолжали стоять с вытянутыми руками, в их лицах чувствовалось напряжение, тела содрогались от дрожи, Петр также испускал из себя белую нить и вонзал ее в облако.    Все ждали очередного подвоха, не давая убить Александра они не могли контролировать защиту остальных.    Облако, несмотря на противодействие, продолжало увеличиваться, в его середине опять зарождался очередной шар - удар по кому-то из адептов, Николай это понял по красным проблескам, что напоминали молнии в грозовой туче - все как в прошлый раз.    Время действовать, Николай откуда-то это знал. Он сжал пирамиду в своей руке, белый шар вокруг нее увеличился, и что есть силы запустил в проем, он целился туда, где находилось облако. Попал он в него или нет, да и было ли это важно, неизвестно. Пещера вновь осветилась ярким светом, все как при исчезновении его мертвого наставника.    Громкий гул, то ли рев раздавался какое-то время, потом яркое свечение постепенно рассеялось и сменилось прежней картинкой.    Арнольд лежал бездыханный, седовласый мужчина также не подавал признаков жизни. Шар, что был за столом, исчез, должно быть, он также поучаствовал в нанесении удара. Оставались трое адептов, они осмотрелись, и один из них направился к Петру, который также был в порядке.    - Быстрее, - произнес Александр.    Его напарник отстегнул Петра и тот резко поднялся, после чего сел обратно, должно быть закружилась голова.    - Нам нужно торопиться, надеюсь, вы также получили всю информацию? - спросил тот, кто до сих пор молчал, на вид ему было лет пятьдесят, усы и гладко зачесанные волосы были тронуты сединой. - Наша защита требует подпитки, здесь мы в опасности, - попытался он продолжить, но его остановил Александр.    - Гена, мы в курсе, не знаю как Петр, но мы знаем и этого достаточно, у нас будет помощник, надеюсь, все вместе мы продержимся, - проговорил он.    Геннадий закивал.    Мужчины встали рядом, после чего трое адептов подняли головы и посмотрели прямо в то место, где была еле заметная расщелина - проем, из которого на них смотрел Николай.    Петр, видимо не понимая, что происходит, начал глядеть туда же.    Они подняли руки в приветствии, все трое, Петр же продолжал просто наблюдать.    Николай был уверен, что он не виден глазу, он был в темноте, но зато виден их, что называется, "третьему глазу". Он также ответил приветствием, подняв руку.    Несколько черных нитей спустились к их головам. В это время Николай сделал то, что и должен был, усилием воли он, как и мужчины, создал защитный купол.    Вокруг недавних адептов сатаны и их жертвы Петра появилась белая полусфера, она питалась множеством белых ниточек, идущих отовсюду, одна из них более широкая исходила от Николая.    Мужчины повернулись и стали быстро удаляться в сторону одного из проемов, прочь от этого места. Купол вокруг них рос и вскоре застилал все вокруг. Николай погрузился в ярко белый свет...       Он открыл глаза и увидел ветви деревьев, что покачивались за окном. Рядом посапывал Александр, на часах десять утра.    Он помнил все отлично и удивлений по поводу сна не испытывал, он был в некой реальности, причем совершенно закрытой от простых смертных, он узнал многое и теперь был полон сил и уверенности.    Николай подошел к окну, на улице было ветрено и облачно. Но погода и раньше мало влияла на него, а теперь это было совершенно несущественным.    Николай прошел на кухню, осторожно, чтобы не разбудить товарища, поставил чайник на газ. После чего умылся, почистил зубы и расчесался. Не мешало бы и побриться, но это на его взгляд было лишнее.    Вокруг царила обыденность, ветки били в стекло на ветру, чайник чуть потрескивал на газе, а перед ним стояли тарелки и чашки. Можно узнать многое и буквально окунуться в тайны бытия, но в материальном мире это никак не отразится, тем более, этот мир полностью в руках сатанистов, которые только и могут управлять временным и преходящим, наделяя его свойствами вечности. Сплошной обман, без которого не могут существовать паразиты.    Чайник закипел и Николай залил заварник, ему почему-то не хотелось кофе.    В это время раздался скрип кресла-кровати.    - Коля? - проговорил товарищ.    - Доброе утро!    - Доброе утро, - скрип прекратился и раздались шаги, - о, это правильно, чаек? - заспанное лицо товарища не выражало эмоций.    - Может, кофе? - предложил Николай.    - Можно, - тут же согласился тот.    Товарищ также умылся и вскоре уже сидел с бодрым лицом за столом и потягивал кофе.    Николай немного поухаживал за товарищем - намазал батон маслом и открыл кильку. Тот с удовольствием съел свою часть банки, после чего приступил к бутерброду.    - Жаль варенья нет, - проговорил Александр.    - Варенья? Ну, для разнообразия нужно конфет купить, - предложил Николай.    Александр закивал, он присыпал сахаром батон с маслом и произнес:    - Почти пирожное.    Друзья позавтракали и только теперь Александр спросил:    - Ну, было что во сне?    - Было Саша, очень даже было, - ответил Николай спокойно.    - Я знал, я был просто уверен в этом.    - Знаешь, теперь могут происходить очень странные вещи. Причем на уровне материального мира, ничему не удивляйся, - продолжал Николай.    - Договорились, ну заинтриговал, расскажешь что?   Николай посмотрел на часы, - что успею, попробую.   Он пересказал бегло до того момента, когда мертвец испарился в виде белого облака. В этот момент в калитку раздался стук. Товарищи быстро накинули куртки и направились во двор.    - Кто это может быть? - настороженно вопрошал Александр, он явно находился под впечатлением повествования товарища.    - Нам подарок, - коротко ответил Николай, - не волнуйся.    Они открыли калитку, перед ними стоял незнакомец, в глаза сразу бросилась роскошная иномарка на заднем фоне. Темное пальто с поднятым воротником выделяло седую бородку, и такую же шевелюру, густые волосы на голове зачесанные назад распушились на ветру. Очки скрывали глубокие серые глаза, правильный нос и треугольный подбородок выдавали в нем интеллигента.    Туфли с длинным носком блестели лаком, было видно, что одевается этот человек в дорогих бутиках.    - Здравствуйте, - произнес он.    - Здравствуйте, - ответили товарищи почти одновременно.    - Меня зовут Алексей, я выполняю просьбу Валерий Павловича, вы Николай? - правильно обратился он.    - Верно, - ответил тот.    - Примите вот это. - Алексей протянул сверток.    - Что там? - поинтересовался Николай, принимая подарок.    - Я не знаю, но лучше откройте дома. - Вежливо ответил Алексей.    - Не пройдете, - Николай жестом пригласил незнакомца.    - Нет, спасибо, дела. Всего доброго. - Откланялся Алексей и направился к машине.    Незнакомец сел за руль и вскоре скрылся за поворотом, оставляя позади озадаченных товарищей.    Но, сомнений относительно свертка у Николая не было. Когда они закрыли калитку, он с уверенностью стал распаковывать обертку.    - Подожди, - настороженно произнес товарищ, а вдруг там бомба?    - Для бомбы легковата, Саша, на всякий случай зайди в дом. - Проговорил он спокойно.    - Нет уж, дай-ка мне, а сам давай в дом, - решительно произнес Александр и выхватил сверток.    - Перестань, я знаю, что там не бомба, но ты умудрился внести сомнения, все же один процент из ста я выделяю и на это, отдай сверток, - Николай протянул руку.    - Нет, - товарищ буквально отпрыгнул от него, - не стоит, я просто убегу, а это будет выглядеть странным, убегу и в безлюдном месте на улице открою. Не подходи! - выкрикнул он, когда Николай приблизился на шаг.    - Тьфу ты, не хватало, давай разворачивай! - произнес Николай деланно раздраженно, на самом деле у него не было негативных эмоций, он понимал, что товарищ переживает за него.    - Нет, Коля. В дом, - показал он рукой, я прошу, давай по быстрому все это сделаем, или я убегу на улицу.    - Ладно, Саша, я в дом.    Николай поднялся на крыльцо и скрылся за дверью.    Александр, повернулся к нему спиной, он хотел исключить всякую возможность угрозы для товарища, поэтому поместил себя между свертком и местом где находился Николай.    - Ну что, с Богом, - прошептал Александр и принялся разворачивать подарок.    Когда упаковочная бумага упала ему под ноги, в его руках осталась картонная коробочка. Не мешкая, он содрал пальцем узкий скотч и поднял крышку. Внутри находилась прозрачная пирамида, из стекла или хрусталя, а может и чего другого. Он приподнял ее и пометил на ладонь, основание пирамиды было как раз с ее размер. После чего вновь поместил в коробочку.    - Ага ну вот и все, - прошептал он, глядя на пирамиду, неожиданно голова немного закружилась, в глазах появилась пелена.    Николай открыл дверь и спустился.    Товарищ молча протянул ему коробочку.    - Отлично, - произнес тот и посмотрел на Александра.    После чего спрятал пирамиду и обхватил товарища за пояс.    - Ну-ка давай сюда, - повел он его к лавочке.    Усадив товарища, он похлопал его по щекам.    - Ну как?    - Нормально, уже нормально...    - Хорошо, посиди.    Николай отошел на пару метров от лавочки и, повернувшись спиной, открыл коробочку. Это была та самая пирамида, по крайней мере, точно таких размеров. Именно ее он держал в пещере рядом с мертвецом, эта уверенность пришла сама собой.    Он повернулся к товарищу, тот продолжал сидеть, наблюдая за ним.    - Как самочувствие?    - Не пойму.    Николай кивнул и мысленно направил луч из пирамиды в голову Александра. Он не знал почему решил так сделать, но доверился тем скрытым силам, что ему подсказывали.    Он заметил как еще одна трубочка протянулась из пирамиды далеко в небо.    Глаза Александра прояснились, он заворочал головой, как бы разминая шею.    - Вроде попустило, - произнес он.    Николай кивнул.    Он посмотрел на пирамиду и подумал, что этот подарок уже начал помогать, не терпелось попробовать весь спектр его возможностей.    Неожиданно в сознании Николая всплыла Татьяна, он узнал, что она собирается сегодня к шести приехать на встречу. С ней этой ночью приключились некие неприятности. Ее босс попытался вернуть ее под свое влияние и наслал целый ворох проблем. Но, надо отдать должное, она смогла с ними справиться, ибо получила некое укрепление и защиту после встречи с товарищами. Теперь помимо симпатии ей еще руководил и духовный интерес, она твердо решила приехать на место встречи, как договаривались.    - Вон оно что, неплохо, - прошептал Николай.    Товарищ поднялся.    - Совсем нормально, - проговорил он.    - Вот и отлично.    Только теперь Николай заметил нить и к своей голове, она была менее заметной из-за близости. Он поднес пирамиду к глазам и подтвердил сей эффект, чем ближе, тем прозрачней выглядели трубочки.    - Это она? - спросил Александр, кивая на коробочку.    - Да, или очень похожая...    - А этот человек, знаком?    Николай пожал плечами, незнакомец передавший сверток нигде ранее не мелькал. Он мысленно представил этого человека, в его воображении возникла картина, где незнакомец принимал металлический ящичек от какого-то человека. Он не знал, что там и получил распоряжение закопать это в огороде Александра. Потом он увидел уже знакомого бомжа, который брал деньги и принимал ящичек у незнакомца с инструкцией - закопать это в развернутом виде, то есть без металлического контейнера, в целлофане.    - Ого, вот так бывает, - прошептал Николай.    На вопросительный взгляд товарища он произнес:    - Этот человек передавал бомжу тот самый пакет с ядом.    - Что? Как так? - изумился Александр.    - Он не знал о содержимом, просто выполнял распоряжение старшего.    Товарищ пожал плечами.    - А какое распоряжение он получит завтра? - произнес он.    - Ничего не поделаешь, пока они на нашей стороне, - ответил Николай и добавил, - я надеюсь...    Он закрыл коробочку и они поднялись в дом.    - Эта штука должна быть постоянно открытой, а то, как мы узнаем опасность? - предположил Александр.    - Нет, при опасности она активируется сама, а для ответа на вопросы мы активируем когда надо.    Товарищ замотал головой.    - Только не мы, а ты, - поправил он.    - Пока да, пока...    Они сели на диван перед телевизором.    - Сегодня в шесть нам нужно быть на углу, придет Татьяна. - Проговорил Николай задумчиво.    - Отлично, - без особого энтузиазма поддержал товарищ.    - Что так?    - Просто, мы что, получили ответы на все вопросы? - произнес он, указывая на коробку.    Николай улыбнулся, нетерпение товарища ему было понятно, но и ощущения, которые теперь стали особого рода, говорили о том, что его организм требует паузы, что-то происходит и он это чувствовал. Как представлялось Николаю, сейчас идет некая настройка, притирка его с этим прибором. Новая энергетика достаточно сильная для того чтобы просто получать уведомления, от него тоже требовался определенный настрой дабы не возникало преград в его сознании, которые бы препятствовали информации.    Это было сродни сообщению о заложенной бомбе. Человек может не верить, не настроен воспринимать в данный момент подобное, но от этого зависит его жизнь. Поэтому ему можно нахлопать по щекам, скрутить и вывести в безопасное место, также происходит и с защитами, когда передается важная информация нужно быть настроенным и не блокировать этот "канал".    Все это возникло сейчас в его сознании, как бы объясняя некую дисгармонию и желание передохнуть.    - Саня, мне необходимо некое время для настройки, слишком сильная энергетика, нужно грамотно ее воспринимать.    - Ясно, просто я думал, что тебе просто помогут настроиться на нужную волну, - проговорил товарищ.    - Конечно помогут, тут речь о моей физической части, чтобы она также была в комфорте и не разболелась, понимаешь?    - Угу.    Они включили телевизор и уставились в экран.   Как раз новости, сообщение об очередном принятии в парламенте какого-то закона.    - Переключи, эта мура для фона не годиться, - попросил Николай.    - Да уж, а мне всегда интересны новые методики оболванивания, какой закон разрешили принять, чтобы незаметно ухудшить жизнь под лозунги об улучшении, - произнес товарищ и переключил на какой-то концерт.    - Методики основываются на степени опускания общества, чем больше люди заняты выживанием, чем ниже качество образования, выше эгоизм и жажда наживы, тем смелее и откровеннее законы ухудшающие положение масс. - Произнес Николай.    - Сейчас народ доведен до нужной степени кондиции, разве нет? - не унимался Александр.    - Нет, он будет доведен до нужного уровня, когда не придется утруждать себя обманом, а действовать откровенно, то есть, просто собираться и решать какой закон позволит сократить рождаемость и ухудшит жизнь населения, которое все еще достаточно многочисленно и может представлять опасность для управленцев. Конечно, это уже не будут вещать по ТВ, объяснять что-то - обманывать будет незачем, ну и правда эта населению не нужна, просто будут приниматься соответствующие законы, а по ТВ будут идти сплошные развлекательные передачи - фильмы, концерты и т.д. Пока же они вынуждены устраивать клоунады, дабы показать, как политики борются за справедливость, обличают плохое и приветствуют хорошее. Иногда в этом участвуют и адепты высокого уровня посвящения. - Николай пожал плечами, - да ты и сам это знаешь.    - Они вынуждены извиваться, как уж на сковородке, в том числе и благодаря таким как мы, им не нравится говорить одно, думать другое, а делать третье, по крайней мере, тем, кто уже понимает, что это расслоение сознания устанавливает барьер в развитии. - Поддержал Александр. - Такие точно есть, и они если говорят, то стараются говорить, то, что думают, поэтому и посылают на ток шоу и в политику подконтрольных клоунов. Хотя еще совсем недавно сами были такими, согласен?    - Все верно, только чувство что ложь это непременный атрибут раба, пусть и высшего ранга приходит уже к просветленному, когда он начинает это понимать, он выходит из системы, в которой невозможно не врать, понимаешь? - Николай посмотрел на товарища,    - Это не нравится авторам декаданса, им хочется оставлять людей под контролем, а это пробуждение совсем не входит в их планы, тем более в среде своих адептов, - произнес Александр.    - Да у них вообще отсутствует понимание, что ложь тормозит развитие, напротив вся их система построена на лжи, и только благодаря ей они могут держать ее под контролем и "развиваться". Все их посвящения никак не обходятся без этого, вначале их просто обманывают, называя некие иллюзорные цели главными, потом их меняют, но на такие же лживые, и так далее, все зависит от того, к какой из целей готов пойти адепт на данный момент. Царство сатаны провозглашается, как очередная цель уже проверенным кадрам, способным воспринять это без всякого колебания. Но и это ни есть правда, это очередная ложь и тот сатана, которого они знают, всего лишь очередная иллюзия для того чтобы просто уничтожить человечество, то есть, призывая его царство и мечтая о мировом господстве, они ведут человечество в пропасть, вместе с собой. - Поговорил Николай и заметил что из коробочки, хоть и закрытой, к ним подходят светлые нити.    - Все же избавиться от расслоения сознания им не удается никогда? - спросил Александр.    - Ну почему, они начинают верить вполне искренне в бред мирового господства над неосознанными рабами и общаться только с высшим звеном пирамиды, там не надо врать, они не ходят в народ, они от него огорожены охраной и заборами. Они позволяют себе говорить то что думают и это для них достижение и награда за верную службу, только где-то в глубине всегда таится неуверенность, это остатки человеческого, того, что есть пока они живы. Ибо человек даже полностью обманутый и зомбированный не выпадает из мира бесконечной вселенной, он по-прежнему связан с ней невидимыми нитями, и пусть нити сатаны похожи на стальные толстые канаты, а связи с законами гармонии - паутинками, это все равно влияет и человек всегда остается немного сомневающимся. Даже те из фанатиков, о которых никогда не подумаешь, которые решительны и последовательны во всех своих зомби программах, в итоге не могут избавиться от этих паутинок, которые пронизывают все во вселенной. Вот почему необходима диктатура контроля, глобального, ибо эти ниточки могут вырасти до размеров каната и оборвать связи с лживым искусственным миром верховных дегенератов. - Николай закончил и посмотрел на товарища.    Тот согласно кивал.    На экране выступали современные кумиры публики - слова песен глупые, их лучше вообще не слушать, ритмичная музыка подобно шаманскому бубну будила "нижнюю" энергетику и хотелось просто скакать. Певицы плюс ко всему непременно задействовали либидо публики и выступали оголенными. Все это в скопе давало на выходе так называемое современное искусство, которое почему то на порядок ниже того, что было век назад. Хотя, оно вполне отображает степень захвата и контроля дегенератами жизнедеятельности населения.    - Остается только догадываться, как они поступят с теми, кто покусится на их крепость в виде выстроенной системы, - произнес Александр.    Ясность ума и мудреные словосочетания пришли как обычно из неоткуда, просто товарищи их почувствовали и не обращали уже никакого внимания на официальный тон и канцелярский язык в их беседах. Так было и теперь, только в этот раз Николаю было четко видно, как к ним от пирамиды подходят белые ниточки.    - У них задача контролировать - значит создать противоядие, если где-то в их вотчине вырастает осознающий человек, независимый от навязанных ими ценностей, то они не будут искать легкого выхода, ибо подобное может приобрести массовость и таких людей будет миллионы, с чем они просто не справятся. Да мы обсуждали это уже, - напомнил Николай.    - Конечно обсуждали, они будут изучать прецедент, дабы он не повторился, будут сканировать ситуацию - что привела к подобному, почему этот человек выбился из под панциря и стал видеть больше положенного? - Продолжил тему Александр. - Они постараются загнать его обратно, и вот это, - он кивнул на телевизор, - тоже работает на возврат в лоно дегенеративной системы, с ее липовыми ценностями и глобальным обманом.    - Все верно, но участились случаи неподчинения, выхода за пределы, туда, где нет их влияния, - проговорил Николай. - Это невозможно исследовать, можно конечно понять причины, исходя из быта, но это не дает эффекта, такого человека невозможно контролировать и вернуть в болото.    - Именно для таких и существует то место, где ты был ночью, да? - вставил товарищ.    - Да, и я думаю, оно не одно.    То, как звучали эти беседы, напоминало трибуну, то есть, не совсем товарищеский разговор, этот стиль общения предполагал наличие слушателей, которых не было. Так не было принято в быту, где друзья расслаблялись и не старались произвести впечатление друг на друга, а просто вели себя так, как хочется. Именно поэтому остатки социального "воспитания" внутри товарищей сейчас пытались пробиться и прокричать, - Вы чего? Почему так общаетесь?    Но в том то и дело, что друзья не напрягались и вели себя совершенно естественно, им не хотелось материться, им не хотелось "тужиться", чтобы говорить по простому, как когда-то с друзьями после рюмки или просто, показывая свою принадлежность к некоему социальному статусу "крутых пацанов". Все это делегировалось "черным эгрегором", который и воспитывал людей в рамках осознанного примитивизма, когда простота и узколобость преподносились как достижение и единственно что требовалось - это оставаться верным кругу некого сообщества, которое и наделялось свойствами "дворовой элиты". Поэтому, покидать сей круг считалось предательством и подлежало осуждению, ибо покидать круг неосознанных рабов со своими "ценностями" не приветствовалось системой. Она взращивала во дворах воров - которых уважали, последнего система добилась путем деградации и изменения сознания, когда контроль за культурой и воспитанием был забран у старейшин, то есть, у более менее национальной элиты. Как только это произошло, верховные дегенераты смогли насаживать свои "ценности и культуру" в которых падшие и хитрые, подлые и лживые нарекались "элитой" и вели все общество во главе с собой в пропасть. Правда в пути им позволили шиковать, все виды земных удовольствий, которые мог дать материальный мир - они получали, при этом вызывая зависть у своих недоразвитых соплеменников, также принявших правила "успешной жизни".    Сейчас у товарищей, вставших на путь духовного развития прорывался периодически рудимент их прошлой жизни, когда произвести впечатление на окружающих опережало по важности отражение истины, то есть, последняя могла искажаться и даже подменяться, если того требовало уважение со стороны окружающих. Вот откуда растут ноги у артистичных натур, и вот почему духовные люди причисляли лицедеев, то есть тех, кто изображал что-то не свое и не себе присущее к слугам сатаны. Их не отпевали и хоронили за оградой кладбища, подсказывая людям - как нужно правильно вести себя и к чему стремиться. Но все это было искажено тут же, как только контроль над образованием и воспитанием попал в руки к дегенератам, то есть к тем, кто вследствие генетического или приобретенного духовного и психического уродства получал удовольствие от искажения действительности, если последнее вело его к власти и материальному достатку.    Нужно ли говорить насколько важны эти составляющие в извращенной и суженной картинке мира дегенерата, что может быть для него важнее чем власть над себе подобными и наличие нарезки бумаги со станков хозяев, кои названы деньгами. Что может быть важнее для однодневного насекомого, только живущего в другом измерении - его день это его жизнь, за которой он не видит ничего кроме пустоты. С таким походом хочется, чтобы эта жизнь удалась, это и есть ключевое слово дегенератов отрезанных от вселенской гармонии. Оно включает в себя, как самое главное что может быть, и что предварительно взято под контроль верховными сумасшедшими - это деньги, комфорт и власть. Все остальное для них уже не существует, как и бесконечная вселенная, которая лишь иногда немного приоткрывает для них свою безграничную сущность, это происходит в моменты потери контроля - алкогольного, наркотического опьянения, или долгих размышлений о смысле жизни, последнее абсолютно им не свойственно. А картины под кайфом имеют часто жуткий вид и требуют скорее вернуться в привычный мир быта, где все для них понятно.    Все это мельком пронеслось в сознании Николая во время небольшой паузы.    - У нас появилась защита, но это бунт среди адептов, ведь так? - произнес Александр.    - Об этом не стоит думать однозначно, это может быть начало пробуждения, а может и очередным хитрым ходом для познания неких недоступных им уровней. Не стоит забывать, что пирамида всего лишь усилитель, она пропускает через себя лишь то, что мы притягиваем, те миры и ту энергетику, которая наиболее свойственна ее обладателю.    - Ты хочешь сказать, что в руках сатанистов это грозное оружие, ибо увеличивает их энергетику? - насторожился товарищ.    - Да, именно так, она выполнена согласно чертежей посвященных, как они к ним попали это уже другой вопрос, вся их система строится на чужих знаниях и достижениях, адаптированных под свои дегенеративные потребности. - Ответил Николай. После чего приоткрыл коробочку и глядя на пирамиду, продолжил:    - Это пришло из древних цивилизаций, гораздо развитей нашей, но, к сожалению, также погубленной извне с помощью тех своих дегенератов принявших разрушительную доктрину отмежевания себя из единого организма и наделения себя свойствами "хозяев". Теория раковой опухоли, которая вот уже который раз внедряется в организм цивилизации для ее уничтожения.    - Кто же так ненавидит человечество, или что там было до нас, ненавидит любую разумную жизнь на планете? - возмутился Александр.    - Наш мир может пойти по пути света и пополнить разумную жизнь вселенной в этой ее части, но кто-то очень не хочет, чтобы это произошло, и этот кто-то вот уже который раз внедряет разрушительные механизмы в возродившуюся цивилизацию, чтобы вновь получить пополнение в свой мир, либо уничтожить.    - Разве уничтожить не значит пополнить их черный мир? - уточнил Александр.    - В общем-то, значит, и падшие души неустанно летят на их "планеты", возможно они хотят и это место сделать своим, чтобы не забирать в иные миры, а оставлять здесь. Возможно, это и есть главная доктрина сатаны. Его терпят как необходимый вирус, который показывает уровень зрелости и здоровья организма, в данном случае нашей цивилизации, которая может пойти наверх в место просветленных, если минует все его подлые уловки и докажет свою состоятельность и мудрость. - Произнес Николай, не отрываясь от пирамиды.    - Значит наша жизнь это экзамен, это прохождение испытаний, которые поощряются законами вселенной? - спросил товарищ.    - Эти законы не препятствуют естественному процессу роста, как не препятствуют и деградации, ибо мы сами взрастаем и вливаемся в высшие миры, либо же исчезаем как брак, как вирус или раковая опухоль. Есть силы, которым необходим рак и вирус, это их питательная среда, они пожирают слабых и не готовых к развитию и, в общем-то, борются за свою пищу.    Наступила пауза.    Александр услышал музыку из телевизора, до сих пор он был полностью поглощен диалогом с Николаем. Слова песни были совершенно глупыми, особенно на фоне их разговора, но, наверное, именно так и можно обратить внимание на содержимое, которым пичкают обывателя. В кафе и под градусом, когда такое звучит, то все довольны и просто пускаются в пляс, но в моменты просветлений хочется плеваться.    - Вот это звучит в каждом доме, - Александр кивнул на телевизор, - это проникновение в наш быт и сознание, и даже когда мы не обращаем на него внимания, оно все равно грузит нас нужной информацией, забивает наши мозги шелухой, чтобы там не оставалось уже места на принятие вселенских истин. - Закончил он немного взволнованно.    - Только не нужно терять контроль и впускать эмоции, я понимаю все мы люди, но эмоции - это потеря разума и переход на чувства, которые в этом мире в большей степени контролируются черными эгрегорами. Надеюсь, ты понимаешь, что они будут делать с неустойчивым и оступившимся, восходящим к свету человеком? На него обрушится целый воз бытовых проблем, а близкие - включая друзей и родню будут полностью на стороне системы - значит раздувать пожар в душе споткнувшегося. Они неосознанно сделают все для того чтобы он не поднялся, а мир быта подбросит ему занятие за их "бумагу", которое будет забирать время и приносить "фантики", так ценимые всем его окружением. Близкие помогут системе поставить такого человека на путь истины, на самом деле, просто втянуть его в поток по направлению в бездну. То есть туда, откуда он выбрался и начал помогать другим, показывая им пропасть...    Наступила пауза, Александр удалился на кухню.    - Тебе чаю или кофе? - выкрикнул он минуту спустя.    - Мне чаю.    - Отлично.    Погремев посудой он вскоре появился с подносом. Две чашки чая были составлены на стол.    - Что мы будем делать до шести вечера, - Александр посмотрел на часы.    - Готовиться, - коротко ответил Николай.    - Мы не готовы разве?    - К встрече с Татьяной мы готовы, а вот с силами, что держат ее под контролем...    Николай пригубил чай.    - Вообще столько событий за столь короткий период не каждый осилит. Мы беседуем на пространные темы, рассуждаем о смысле бытия, в то время как недавно нас пытались убить, мы находимся, конечно, под влиянием высших сил и надеюсь защитой, - проговорил Александр.    Николай кивнул.    Они молча пили чай, сказано было достаточно для того чтобы просто подумать. Но общность взглядов, нить, которая держала их присоединенными к миру света, требовала гармонии и единомыслия. Именно поэтому велись постоянные беседы между товарищами, таким образом, они неосознанно приходили к общему знаменателю, молчание в этом случае давало возможность сторонним силам вмешаться и вызвать противоречия между друзьями, чтобы затем использовать это ослабление для захвата в сети дегенеративного мира.    Поэтому вскоре диалог возобновился, этого неосознанно требовала "техника безопасности".    - Ты прав Саша, мы сейчас получаем в единицу времени множество событий и нам надо превратиться в сторонних беспристрастных наблюдателей. Нам нужно ясное сознание для принятия помощи извне.    - А разве пирамида не будет нам помогать в этом? - усомнился товарищ.    - Конечно будет, только мы должны быть к этому готовы, принимать помощь можно в состоянии здравомыслия, в противном случае будет вмешательство чернокнижников, которые подкорректируют наши действия и мысли. - Ответил Николай.    Они допили чай, выключили телевизор и вышли во двор. Немного распогодилось, желто-красные листья сверкали в лучах солнца. Ветер создавал приятный шелест.    - Что нам в подарок дал всевышний, не ценим мы его щедрот! - проговорил Николай, глубоко вдохнув осенний воздух.    - Мы не используем во благо что..., - Александр задумался, - счастье призвано нести.    - Нас захватили подлые глупцы, что жизнь комфортом измеряют.    - Причем сугубо для себя.    Товарищи переглянулись, после чего Николай махнул рукой и проговорил:    - Не будем ласкать свои уши рифмой, суровая проза жизни не требует прикрас там, где и так восприятие нормальное, нам не нужно подчеркивать красотой формы то, что и так пронизывает насквозь, это обывателю для восприятия красот необходимо из слов создать конфетку, нам это ни к чему.    - Я бы сказал, у нас это особо и не получается, - произнес товарищ.    - Но в задаче у нас не облечь в красивую форму важную информацию, нам просто нужно подчеркнуть ее важность, тогда даже нечленораздельное мычание будет восприниматься народом остро. Например, сказать, где закопан миллион можно совершенно бессвязно, но зато какой интерес и внимание у народа будет к этой информации. Тут не нужно красоты слога и созвучия, рифмы, тут нужна только информация в любом виде хоть бы и на пальцах. - Николай осмотрел сад и поднял голову кверху. - Красота, этот мир не замечается, он не воспринимается всерьез, поэтому мысли о том, что все это может исчезнуть отодвинуты куда-то за кладом в миллион. А ведь информация о движении в пропасть не может не привлекать внимание, она должна восприниматься также как и клад в миллион, но не воспринимается, вот он тест на понимание. - Закончил Николай с грустью.    Товарищи прошли в сад, к месту, где был когда-то бомж, а затем пакет с ядом.    Ногой Александр разгреб листья, свежая земля возвышалась небольшим холмиком.    - Все тут нормально, - произнес Николай, приоткрыв коробочку с пирамидой.    - Вот и хорошо, только нам все равно придется уезжать отсюда, правда?    - Похоже на то, сейчас нам нужно включить мобильники и поговорить с родными, - неожиданно выдал Николай.    - Ты уверен? - удивился товарищ.    Николай кивнул.    Александр мигом помчался в дом, через минуту он уже возник на пороге, в его руке были два телефона. Он вставил аккумулятор в один, затем во второй и передал его Николаю.   Они разошлись по разным сторонам двора и вначале Александр, а затем и Николай начали общение.    - Конечно я! Не волнуйся, все в порядке, сейчас могу говорить, поэтому решил позвонить, ну да, пришлось срочно выехать, есть дела, - доносилось с одной стороны.    - Конечно, прости, ну прости, пожалуйста, - доносилось с другой, - я понимаю, так вышло, ну нельзя по-другому, никак нельзя. Теперь да, сообщу как смогу, да, не волнуйся.    Товарищи успокаивали родных, как могли.    Получалось у них плохо, это чувствовалось по многократным извинениям, но все же через какое-то время произошло изменение тональности, значит все уладилось.    Через какое-то время они, вначале Николай, затем Александр простились. Трубки вновь были разобраны и спрятаны.    Когда они присели у крыльца на лавочку лица обоих были озабоченными, они явно окунулись в тот мир, из которого выпали на время, туда, где были их родные, где было тепло семейного уюта и спокойствие. Как легко все это затерлось глобальной проблемой, нельзя было допустить слабость и ошибиться, подумать о семье, позвонить и обнаружить себя раньше времени. Все мысли о доме были вытеснены тем, что может повредить многим, очень многим семьям, и когда от тебя что-то зависит, ты активизируешься и спасаешь "корабль" на котором находится твоя семья, вместе с остальными. Это все та же аналогия "бомбы в трюме", когда множество семей беззаботно живут в каютах, не ведая угрозы. Ты получил информацию, ты понимаешь, что взрыв это конец всем, в такие моменты ты сделаешь все для обнаружения и доведения этого знания до других, ибо от этого зависит само существование корабля, конечно вместе со всеми семьями и твоими родными и близкими.    Эта информация глобальна и не требует много объяснений - достаточно сказать, что в трюме бомба, как тут же весь корабль, все его "население" поднимается в поисках опасности и будет принимать все возможные меры.    Потому что это понятно, эта угроза не оставляет выбора - типа меня это не коснется, здесь теряется всякое эго, ибо путь у всех один - в бездну. В такие моменты каждый делает то, на что он способен, саперы ищут с приборами и собаками, психологи следят за отсутствием паники, люди пытаются вспомнить - кто что видел, другие просто осматривают закоулки. Все в одной упряжке и все задействованы.    Сейчас под цивилизацию заложена бомба, но эта информация скрыта, она неосознанна, она легко закрывается воспитанным в людях эгоизмом, каждый в большинстве своем способен раздуть эго максимум до размеров семьи и родственников. И каждому кажется, что его отдельное счастье строится только на его отдельном благополучии - в отрыве от самого корабля под названием "цивилизация", - вот она духовная олигофрения призванная отупить и сделать из населения быдло.    Опущенные до животного уровня люди уже живут одним днем, когда есть что покушать и комфорт, а еще чтобы хватило на завтра тебе и детям, все, ты счастлив в своем измерении и не хочешь ничего делать для устойчивости самого корабля, в котором находится твоя каюта. Очевидный идиотизм делегирован в массы для легкой управляемости обществом. Идиотизм присутствует и у посвященных в извращение, названное тайной идеологией, ибо корабль под названием цивилизация тонет под их чутким руководством, тонет вместе с ними, смотрящими за поведением населения.    Что делать человеку, который знает что в трюме бомба, когда все остальные пассажиры находятся в наркотическом опьянении. Куда не постучишься тебе открывают радостные люди с мутными глазами, кто-то с бутылкой в руке, кто-то с сигаретой или кальяном, кто-то, оторвавшись от секса. А кто-то от изнурительной работы за станком и смотрит на тебя ненавидящим взглядом, ибо он хочет пополнить ряды "успешных", поэтому трудится с утра до вечера на хозяина за станком, чтобы позволить себе и своей семье пребывать в анабиозе более высшего ранга.    Ты говоришь им, что мы все погибнем, что в трюме бомба, а они отмахиваются и говорят - это вы неудачники навыдумывали, делать нечего, вот и мутите. Другой просто говорит - работать надо, весь бардак от того, что не хотят работать!    Ты им:    - В трюме заложена бомба, всем конец, если не уберем! Какая работа?! нужно искать и обезвреживать!    А они знай себе - хватит чушь нести и, затянувшись сладко из кальяна, закрывают дверь.    Вот так выглядит посвященный в наше время, пытающийся донести до собратьев информацию о том, что в корабле под названием "цивилизация" заложена бомба.    Ты уже идешь в "рубку корабля", к зомби высшего уровня, которые не курят и не пьют особо, не употребляют наркотики, но их голова с мозгами принадлежит не им. Их с детства сделали рабами сатаны или злых инопланетян, поэтому все у них обосновано и подкреплено бредовой идеологией, позволяющей уничтожать собратьев в угоду хозяевам. Они выполняют программу по глобальному суициду, возглавляя сей процесс и следя за "правильностью" курса. Много там дегенератов просто кайфующих от чувства собственной важности, подкрепленного фантиками с собственных станков. Они создали бредовую иллюзию вершителей судеб, на деле являясь духовными амебами, микробами на теле отравленного организма, который не способен в предсмертной агонии к сопротивлению, и приписывают себе великие деяния.    Вы, стоящие в "рубке корабля", стукнитесь головой о стену, стукнитесь столько раз сколько нужно, чтобы ваше тупое мировоззрение изменилось, и вы наконец видели не только палубу корабля, на которой не должно быть беспорядков в вашем дегенеративном формате, но и пропасть впереди. Ее видят все просветленные, они кричат или сдаются, сходят с ума и превращаются в подконтрольный электорат, но ее не видите вы, те, у кого сейчас руль корабля и кто полностью работает на доктрину уничтожения цивилизации.    Эти, что в рубке, и есть бомба, этот зомби механизм, заложенный под цивилизацию самим сатаной или подлыми неземными тварями. Они роботы, которые заклинили руль строго по направлению в пропасть, об этом и кричат в трюмах те, кто проснулся, и их становится все больше, это обнадеживает.    Товарищи продолжали сидеть на лавочке, они посмотрели друг на друга и кивнули. Им не нужно было спрашивать друг у друга - кто о чем думал, они поняли, что вся эта информация пришла к ним в сознание одновременно, тонкие ниточки от пирамиды шли к их головам.    - Все верно, мы должны или выкинуть этих зомби от руля цивилизации, или взорвать рубку, - произнес Александр.    - Выйти на некий уровень осознания, причем не без помощи "смотрящих за деградацией" это еще далеко не все, тут нужно держать ухо востро, они испугались и поверили нашему всесилию, нашим возможностям, они помогают потому что почувствовали силу, их босс не справился с нами, а мы смогли кое-чего, - пространно рассуждал Николай.    - Не приписывай свои достижения мне, я не нуждаюсь в удовлетворении эго, - произнес товарищ.    - Ты рядом со мной и многое понимаешь ничуть не меньше меня, так что я вполне искренне говорю о нас, именно о нас и не спорь со мной, один я бы не справился, - отрезал Николай.    Александр пожал плечами, было видно, что он засомневался.    - Вернемся к главному, нам нужно посетить местного чиновника для беседы, мы имеем индульгенцию и он в курсе.    - Беседовать в качестве кого?    - Представителей концептуальной власти, он не будет возражать, надеюсь, - твердо ответил Николай.    - Но зачем, о чем с ним говорить? - удивленно вопрошал товарищ.    - Он из тех, кто способен понять, а это уже немало, нам нужно к нему зайти и мы это сделаем, если не хочешь, можешь не идти.    - Перестань, ты только что убеждал меня в моей значимости, я почти поверил, - улыбнулся Александр.    Ниточки из пирамиды немного изменили свой вид, они стали более "толстыми" и поэтому заметными, особенно та, что шла к Александру.    - Главное, чтобы это не было хитрой подставой, - проговорил он.    - Мы не в том положении, чтобы сомневаться в информации, пришедшей от наших друзей, - Николай поднял глаза к небу, - если это нужно сделать, то мы сделаем.    Он посмотрел на часы, время одиннадцать, потом встал и прошелся по саду.    Александр оставался сидеть на лавочке, небольшая белая трубочка тянулась к нему из коробочки, которую носил Николай.    Неожиданно раздался стук в калитку, человек, должно быть, жал звонок, но товарищи были на улице и не слышали, теперь он аккуратно стучал по дереву.    Александр резко поднялся и, опережая товарища, направился к двери.    Николай не отставал, когда калитка растворилась, перед ними возник незнакомый мужчина, на вид лет сорока, светлые волосы, аккуратная бородка, лицо было довольно располагающее. Кожаная куртка, джинсы и темная спортивная обувь немного не вязались с образом, ему хотелось набросить классический костюм.    Он поздоровался и передал конверт, довольно увесистый и пухлый.    - Это вам от друзей, - промолвил незнакомец.    - Что там? - поинтересовался Николай, принимая подарок.    - Откройте и сами увидите, только не тут, - вежливо ответил мужчина.    - Позвольте, чтобы убрать сомнения, не могли бы вы сами его открыть, - вмешался Александр.    - Конечно, - он взял протягиваемый конверт и аккуратно вскрыл, после чего отдал его обратно.    - От кого это? - поинтересовался Александр.    - Это не важно, всего доброго. - Откланялся незнакомец.    - Спасибо, до свиданья.    Его фигура неторопливо удалялась в сторону центра, туда, где были магазины и транспортная развязка.   Друзья зашли во двор и вытянули содержимое. Пачка денег, различными купюрами, довольно значительная сумма.    Николай перебрал ворох купюр, прикидывая цифру.    - Тут моя годовая зарплата, - выдал товарищ.    - А моя может и двухгодовая, - произнес Николай.    - Возможно и двухгодовая, - поддержал Александр, я ж на вид прикинул.    Друзья посмотрели друг на друга.    - Что это значит? - спросил Александр.    - Какая разница, деньги нам очень кстати, думаю, наши новые друзья решили пособить...    Товарищи прошли в дом и немного подумав, разделили сумму на две части, после чего спрятали в разных местах. Себе они оставили по месячной зарплате, так сказать на текущие расходы, затем побрились и привели себя в порядок. Александр даже извлек костюм с галстуком, но потом подумал и сунул его обратно в шкаф. Надо отдать должное, костюм в этом месте совсем не был обыденностью, большая редкость, чтобы на даче были подобные вещи. Николай запротестовал:    - Нет, ну-ка достань его, - он осмотрел костюм на предмет складок и довольно кивнул.    - Ты что, предлагаешь его одеть?    - Конечно одевай, он же новый и гладить не нужно, даже удивительно, - произнес Николай.    - Свадьбу гуляли тут у дружка когда-то, я свидетелем был, кстати, в том самом кафе.    - Понятно, что ж домой не отвез?    - А зачем, он мне только на свадьбы и нужен, куда его одевать то?    Николай вспомнил как раньше запросто носили костюмы на работу, особенно когда того требовало положение. Теперь это касалось только банков и прочих подобных заведений. То есть, где требовалось очковтирательство, там и нужны были костюмы прежде всего, а в обычных фирмах и организациях, как правило, приветствовался вольный стиль, главное чтобы было опрятно. Хотя, что такое все эти современные фирмы, как не мелкие очковтиратели, которым нужно втюхать любой товар и получить прибыль.    - Ну вот что, а нет ли у тебя еще одного? - поинтересовался Николай.    - Слушай, я его не одену, хочешь, сам и одевай, - с недовольством ответил товарищ. - Мы вроде одинаковой комплекции.    Николай пожал плечами.    - Ну как знаешь.    Он примерил, костюм сидел идеально. Темный, в небольшую серую полоску, очень сочетался с его светло-серой рубашкой.    - Отлично, - произнес Александр, - тебе идет.    - Ладно, будем представительными, - произнес Николай, повязывал галстук перед зеркалом.    - Ага, как представители этих компаний, что ходят по квартирам или баптисты. - С иронией произнес товарищ.    Они вышли из дома и направились в сторону центра, где-то там находилось здание городской администрации. На вопросы товарища о том, что их ждет, Николай ответа не давал, он уверял, что дальше сплошная импровизация, но они должны туда сходить.    В конце концов, они просто молча шли уже знакомой дорогой.    Пирамидка лежала в сумке, что висела на боку Николая, он видел, как из нее выходили едва заметные нити.    Вскоре они прошли перекресток и уже находились напротив магазина "зоотовары".    - Давай зайдем, - произнес Николай и направился к входу.    Они оказались перед продавцом, это был мужчина средних лет, по его виду можно было предположить, что это грузчик, настолько мощные плечи и грубые руки у него были, а одутловатое лицо выдавало любителя выпить.    - Бабочки есть? - спросил Александр.    - Это не ко мне, Люба, ты скоро? - крикнул он в подсобку.    - Да иду, - раздалось оттуда.   Две женщины вышли из-за его спины, у одной в руках была большая клетчатая сумка, у другой свернутый пакет.    - Спасибо, Ира, заходи, - бросила та что была с пакетом уходящей женщине.    - Обязательно, носи на здоровье, - ответила подруга и вышла на улицу.    Стало понятно, что женщина обновила свой гардероб.    Она сунула пакет под стол и обратилась к посетителям:    - Слушаю вас.    - Бабочки, у вас были бабочки, - вновь начал Александр.    Мужчина, которого они приняли за продавца, схватил какую-то огромную коробку и скрылся в подсобке.    - Почему были, они есть, - женщина показала в угол у шкафа.    Товарищи подошли и увидели в большом аквариуме несколько бабочек, очень похожих на тех, что были в банке у бомжа.    Ранее другая продавщица при упоминании бабочек поведала, как их украли, в этот раз ничего подобного.    - Прилетели обратно? - продолжал Александр.    - Простите? - не поняла продавщица.    - В прошлый раз нам сказали, что их украли.    Женщина пожала плечами.    - Возможно и украли, этих завезли вчера, я не в курсе.    Женщина с любопытством разглядывала посетителей. Один из них был в костюме и галстуке другой просто в куртке и джинсах.    - Дайте нам вот эту, - произнес Николай, указывая на громадного махаона.    - Вот эту? - показала продавщица меленьким сачком на бабочку.    - Да.    - Вам в пластиковую баночку?    - Хорошо, давайте в баночку. - Николай подмигнул удивленному товарищу.   Когда они вышли из магазина в руках у Николая была приблизительно пол-литровая баночка, в которой ползала тропическая бабочка. Ее крылышки красиво переливались на солнце, баночка была совсем прозрачной.    - Интересная получается делегация, с бабочкой, - улыбнулся Александр.    - Не помешает, напротив..., - загадочно произнес Николай.   Вскоре они стояли перед входом в "мэрию".    - Ну что, пойдем, - проговорил Николай и первым вошел в фойе.    Полицейский внимательно осмотрел посетителей.    - Куда? - спросил он строго.    - К главному, он в курсе, - ответил Николай.    - Пройдите на контроль, - указал он в сторону стойки с охраной.    Осмотрев посетителей, один из охранников бросил:    - На когда и фамилия?    - Не сказано, просто сообщите о приходе Николая и Александра.    На лице охранника возникло удивление, должно быть не часто приходят такие гости.    Он снял трубку и произнес, - к Андрею Яковлевичу Николай и Александр, проверьте, сказали, ждет.    Охранник подозрительно косился на товарищей, потом его привлекла баночка. Но вот он сосредоточился на голосе в трубке, его лицо и мимика было из тех, которые легко отображают настроение.    - Хорошо, - ответил он, после чего посмотрел на гостей с какой-то настороженностью.    Его напарник вышел из-за стойки с металлоискателем и обследовал товарищей.    - Поднимайтесь на второй этаж, направо, там увидите, - произнес охранник.    Друзья направились к широкой лестнице с ковровой дорожкой. Николай решил спрятать баночку в сумку, благо ее габариты это позволяли.    На втором этаже они повернули в указанном направлении. Широкий коридор с портретами великих политических деятелей современности на стене заканчивался дверью с надписью Якуновский Андрей Яковлевич,    Товарищи вошли в приемную, где располагалась милая секретарша.    - Здравствуйте..    - Здравствуйте, - по очереди ответили товарищи.    - Минуточку, - проговорила она и скрылась в кабинете начальника.    - Заходите, - она вышла и оставила дверь открытой.    Было видно, что их действительно ждали.    Они прошли в роскошный кабинет, где за столом восседал начальник города. Седой мужчина лет шестидесяти в строгих очках с черной оправой поднялся и пошел им навстречу. Светлая рубашка с галстуком и темные брюки выдавали в нем классического чиновника.    Он протянул руку, они поздоровались, на его лице блуждала улыбка, он пытался изобразить некую радость.    - Присаживайтесь, - указал он на офисные кресла перед столом в форме буквы "т".    Друзья сели друг напротив друга, во главе расположился мэр.    Николай увидел как из сумки, где была пирамида, протянулась светлая нить к голове градоначальника.    - Я многое о вас слышал, - начал Андрей Яковлевич, - надеюсь вам не нужно ничего объяснять, поэтому просто сразу начнем.    Он полез в стол и извлек фотографию, после чего придвинул ее Николаю.    - Вот, эти люди члены очень влиятельной корпорации, - проговорил он.    На фото были трое мужчин, сидящих за столом в ресторане, напротив сидели женщины, стол был длинный и рядом располагались остальные, но в кадр они не вошли, как и женщины, сидящие спиной к объективу, зато трое мужчин были видны отчетливо и во всей красе.    - Это члены тайного ордена, к которому принадлежите и вы, разве нет? - неожиданно проговорил Николай.    - Все верно, только именно эти члены ведут направление, отвечающее за "сверхзнания", - невозмутимо продолжал мэр, - на этой фото должен быть четвертый, он слева от мужчины в сером пиджаке, но это уже незачем...    С этими словами он извлек еще одно фото и протянул Николаю, тот как раз освободился от предыдущего, передав его товарищу.    На фото был человек, которого Николай уже видел. Тот самый, что в неведомых пещерах принимал участие в допросе - пытке, это именно тот человек - "смотрящий", который командовал под конец и пытался удержать ситуацию под контролем.    - Вы его должны знать, судя по всему? - осведомился мэр.   Николай кивнул и спросил:    - Обстоятельства его гибели известны?    - Не более чем вам, - с улыбкой произнес тот.    - Где же находятся эти пещеры, хотя бы приблизительно? - продолжал Николай.    Мэр покачал головой, потом встал и прошел к окну. Какое-то время он стоял спиной к товарищам, потом повернулся и произнес вполголоса.    - Есть вещи, о которых не спрашивают в наших кругах, никак не могу привыкнуть к вашей "непосвященности" в наши правила, извините, просто подобные разговоры до недавнего времени возможны были только с людьми из нашего круга. - Проговорил он озабоченно.    Николай с пониманием кивнул, Александр же почувствовал себя немного неловко, ибо его, как бы, не замечали.    - Саша, это один из тем мужчин в пещере, что я тебе рассказывал, - Николай протянул ему фото, как бы почувствовав его состояние.    - Вот оно что, - протянул товарищ, - я так понимаю это тот, что был худшим из худших.    - Верно, - бросил Николай.    - У всех есть шанс исправиться, было бы желание, - продолжал Александр.    - Да, и еще конечно знания, хотя бы того, что все движутся в пропасть, - поддержал Николай.    На этих словах мэр повернулся.    - Именно, понимание движения в пропасть отрезвляет и позволяет сорвать ширму с глаз, вот только понять это сродни чуду в наших кругах, - проговорил он, усаживаясь на свое место. - Не скрою, нет этого понимания и у меня, но я верю старшим товарищам...    Николай согласно закивал, казалось, он был в курсе.    - Другими словами вы просто доверились авторитетам? - уточнил Александр.    - Совершенно верно, я придерживаюсь взглядов иных и, наверное, поэтому я в этом кресле. - Мэр переводил взгляд с Александра на Николая, придерживаясь этикета.    - Вы считаете, что народ должен получать препарированную информацию, дабы он не понял, что им манипулируют? - Продолжал Александр.    - Не совсем так, скорее он не должен чувствовать себя всезнающим, ведь тогда удержать его в узде будет очень трудно.    - Простите, но кто вам дал право решать за народ - что ему нужно, а что нет? - спросил Александр немного раздраженно.    - Мне дают это право знания, которые даны мне в соответствии со степенью посвящения. Вначале я тоже думал, что теперь... все знаю и буду спасать... мир, но это только вначале, по мере дальнейшего роста, а именно... посвящения в тайны, я менялся и пришел к выводу, что не каждому нужно давать знания. - Мэр сделал паузу, как бы выжидая упреков и продолжил, - это как, например, дать ребенку знания об устройстве гранаты, а потом дать ее ему на хранение, надеясь, что теперь-то он не наделает глупостей. В девяноста процентах этот ребенок таки подорвется или наделает глупостей, также и в нашем случае.    - Но вы же не наделали глупостей получив знания? - с упреком произнес Александр.    - Это другое, видите ли, я как раз за то чтобы их давать, но выборочно, детям не стоит знать многое, что известно взрослым, вы же не станете возражать?    - Это дети, они по умолчанию не достигли возраста понимания и в этом есть резон, но человек взрослый способен воспринять действительность, если он, например, смог осилить высшее образование, - парировал Александр.    Николай молча слушал полемику и просто наблюдал, чем немного озадачил мэра.    - Вот видите, Александр, вы уже сужаете круг посвященных, а мы просто сужаем его еще больше, что же в этом плохого, ведь никто не отменял опасности ситуации, когда граната находится в руках обезьяны.    - Не стоит принижать людей, этим занимается ваша система с помощью лживого дегенеративного воспитания и образования, - произнес Александр, - все это для того, чтобы адепты... типа вас, смотрели на оглупленный народ и... утверждались бы в мыслях о его неполноценности, и как видите, это у них получается.    Николай заметил как светлая ниточка, идущая к голове товарища, увеличилась в диаметре.    - Увы, как бы там ни было, но реальность такова, что народу нельзя давать знания, пока он не достигнет некоего уровня, - ответил мэр.    - Вот тут вы противоречите сами себе, - оживился Александр, - народом легко управлять и манипулировать лишая его знаний, соответственно, давать ему эти знания никто не будет, следовательно, достигнуть некоего уровня ему просто не дадут. Замкнутый круг получается, а все от презрения и недоверия к народу, повторюсь, но ваши авторитеты создают для вас иллюзию с помощью дегенеративного образования. - Александр остановился и перевел взгляд на Николая, как бы позволяя ему высказаться.    - Вы имеете ввиду мое образование? - спросил мэр.    - Оно было одинаковым для всех когда-то, но надо отдать должное, в советское время оно было более здравым и давало на выходе людей в большей степени альтруистического настроения. То есть, не позволяло разделять и властвовать дегенератам в нужном объеме, поэтому этот строй сменили на совершенно подконтрольный, прежде всего "фантикам" с собственных станков. - Продолжал Александр.    - Знаете, каждый толкует о прошлом так, как ему удобно, как ему ближе, - начал мэр. - Образование контролируется, это верно, скрываются научно-технические достижения, если они не позволяют удерживать народ под контролем. Но кто даст гарантию, что народ, получивший в руки инструмент независимости от денег и не нуждающийся в работе, начнет развиваться, а не деградировать? Получив независимость в отдельно взятой семье от контроля извне, когда энергия будет браться легко отовсюду, человек не будет выполнять законы, он становится независимым и непредсказуемым. Люди могут начать войну друг с другом за землю, например. И мы вынуждены будем взять под контроль то, что дает им возможность быть независимым от законов, ведь сейчас мы даем им деньги, чтобы они могли кушать, платить за дом и образование. Но если они смогут получать свет и питание без денег, если они смогут строить без денег, а свободная энергетика это позволяет, то как мы заставим их выполнять то, что нужно за деньги?    - Вот, непременное и обязательное условие для подобного формата - вечно одурманенный и обманутый народ, - произнес Александр. - Вы ведь сейчас берете его в нынешнем виде и помещаете в новые условия, которые возможны только при высоком духовном развитии, без лжи и подлости, без подмены ценностей и понятий. То о чем вы говорите, решает уже не кучка сумасшедших, а народ, который будет к этому готов, по другому получить доступ к свободной энергии не получиться. Только если элита будет выбрана снизу, выбором лучших из лучших, которая будет действительно элитой, а не кучкой дегенератов, выбранных методом проверки на продажность, лживость и управляемость.    - На самом деле, вы соглашаетесь с тем, что если сейчас дать людям свободную энергию, то они выйдут из-под контроля в их нынешнем диком виде, и управлять ими будет невозможно, чего тогда добьются просветленные, давая им эту свободу? А я вам отвечу - анархии, каждый начнет отмежеваться и строить свое хозяйство, кого вы наймете в полицейские и на какие деньги, если они обесценятся и здоровый мужчина лучше будет строить свое хозяйство и отвоевывать земли у соседей? - произнес мэр с неким самодовольством.    - Я вам отвечу, - вмешался Николай, - вы как никто другой знаете силу СМИ, начинать надо отсюда, нужно начинать воспитывать в человеке понимание бесконечности вселенной и наличия в ней законов гармонии, которые или скрываются верховными сумасшедшими или не воспринимаются. Нужно дать понять человеку, что истинные ценности это настроиться на "частоту" этих законов, только в таком случае возможно развитие, а не деградация прикрываемая развитием. То, что еще некоторые понимают и пробуждаются... это скорее исключение, чем правило в созданных условиях, но даже эти исключения пугают, потому что с завидным постоянством увеличиваются в количестве и качестве. Это ответ законов бесконечной вселенной на вакханалию в отдельно взятой точке, пылинке, или даже соринке на пылинке, в которой некие бактерии возомнили себя вершителями судеб.    - Простите, - мэр казалось, был несколько обескуражен, - но знать, что там царят законы гармонии..., мы не можем, мы лишь предполагаем.    - Увы, можем или не можем это вопрос как раз нашего внутреннего содержания, нашей восприимчивости, это получение доступа, того о чем вы говорите. Спрятав от нас понятие эфира, вы тем самым перекрыли себе доступ до вселенских законов развития, которые не позволяют обезьяне "получить гранату". Опустившись на уровень узколобых недоразвитых эгоистов, которые заботятся лишь о том, чтобы собратья не получили возможность развиваться и узнать даже тот минимум, который они смогли бы постичь. Эти люди превратились в самых низменных особей, не способных не то чтобы воспринимать излучения высших миров, но и само наличие неких законов гармонии, царящих во вселенной. Они переносят свой духовный дебилизм на бесконечность, что само по себе идиотизм даже по земным понятиям, к которым у них доступ есть. - Николай говорил спокойно, но все же чувствовалось, что он немного на взводе. - Бесконечность, вы ведь понимаете, что она не имеет границ, есть границы нашему идиотизму, нашему познанию, то, что мы способны воспринять, но нет предела развитию в бесконечности. Зато вы обрезаете даже ту маленькую способность человека познавать отведенный ему свыше "участок", даже это вы урезали, что говорить о великих законах гармонии и развития, которые вы априори не можете воспринимать.    - Простите, но почему вы уверены что можете? Где критерии истинности? - не унимался мэр.    - Они просты, вы познаете истину, расширяете сознание, чего так боятся дегенераты загнавшие вас в иллюзию, у них на это термин "расширения сознания" наложена подлая наркоманская ассоциация. Но воспринять что-то более офиса, комфорта и карьеры, а также тщеславия принадлежности к неким избранным, вы сможете лишь соблюдая формулу гармоничного развития, которая настроит вас на соответствующую частоту восприятия. - Продолжал Николай.    - Формулу? - удивился мэр.    - Это образно, критерий истинности в развитии заключается в отсутствии искажений, согласны?    - Простите, что имеется ввиду? - мэр выглядел несколько растерянным.    - Познавая некий минимум, который на текущий момент приоткрыт человеку, вы служите тому, чтобы исказить реальность и скрыть даже этот минимум. Вы подменяете действительность иллюзией во имя своей бредовой теории подчинения собратьев и использования их труда. Что может быть постыдней для человека разумного, познающего мир, но именно этот бред позволяет вам чувствовать себя самодостаточным, вы входите в некую "элиту", имеете материальные блага, власть и это, как наркотик, отключает ваше мышление, заставляет вас верить в свою принадлежность к "великим людям". Вот только не забывайте, также, как вы лжете во имя собственного благополучия, также и все вокруг вас лжет, те, кто над вами считает вас за мусор, которым пожертвует в любой момент, отводя негодование народа от себя. Надеюсь, в этом вы не сомневаетесь? - Николай сделал паузу.    Мэр пожал плечами, - в критический момент все мы склонны отводить угрозу от себя, подставляя другого, это как водитель, который инстинктивно подставляет под удар сидящего рядом, но не себя. - Закончил он.    - И тут вы ищите оправдание подлости, одно дело водитель, который случайно попал в аварию и те доли секунды, в которые он принимает решение, и ваша идеология, продуманная наперед, подставляющая и обманывающая других, это совсем другое, но вам достаточно для самоуспокоения. Также вам достаточно для самоуспокоения тот посыл от верховных сумасшедших, которые в различных шоу опускают человека, показывая его низменные качества, показывая его предательство и подлость. Всегда можно найти отщепенцев, потом заставить их бороться за денежный приз, разрешая при этом и даже поощряя различные подлые маневры. И вот с экранов ТВ на людей льется поток грязи из различных шоу, где люди подличают и готовы на все, чтобы заполучить свой миллион. Таким как вы это необходимо, ведь вам нужно внушить, что это не люди, поэтому они заслуживают такого обращения, следовательно, вы в правильном лагере "ненавидящих человечество" и мечтающих поставить его на рабскую службу. - Николай остановился.    Возникла пауза, в тишине был слышен звук проезжающих автомобилей.    - Простите, - неожиданно произнес мэр и нажал кнопку на телефоне. - Чай, кофе?    - Спасибо, ничего. - Ответил Николай.    - А мне чаю, пожалуйста, - проговорил Александр.    - Вера, три чая и чего там у тебя есть, - проговорил он по громкой связи.    - Хорошо, Андрей Яковлевич, - раздалось в ответ.    - Господа, я уважаю ваше мнение, но позвольте не принимать его как истину в последней инстанции, - проговорил мэр, глядя на товарищей.    - Это необходимо делать, мы не претендуем на нее ни в коем случае, - ответил Николай.    - А раз так, то ответьте, пожалуйста, как бы развивалось человечество без контроля элиты? Где бы было человечество и что оно бы представляло из себя? Не поубивало бы оно себя в междоусобицах? Посмотрите на животных, они борются за землю, за выживание и легко могут убить себе подобного, если тот посягнет на их комфорт.    - Мы не можем точно сказать, где бы было человечество при нормальном развитии, без искажений реальности и здравом образовании, но мы точно можем сказать, что ложь работает на превращение человека в животное, в то, о чем вы говорите. - Начал Николай спокойно. - Образование и развитие не позволило бы ему воевать за территории, потому что другие бы и не нападали, всем бы хватало, а личные амбиции, тщеславие и эго - признаки вырождения, осуждались бы обществом и носители подобных качеств изолировались бы.    Как и подлая формула - разделяй и властвуй, также старо понятие - осознай себя клеткой единого организма. Но последнее прячут от осознания человека, навязывается эгоистичная формула - выделись и получи признание, не важно как выделись, не важно, что сделай, но получи признание и стань "успешным", а вот давать это звание будут дегенераты, которые взращивались на формуле - разделяй и властвуй. Поэтому и награждают они такими привилегиями только соответствующих - подлых лицемеров, а также зомбированных на теории "избранности" духовных олигофренов.    В дверь постучали. Вошла Вера с подносом.    Она расставила чашки с блюдца перед мужчинами, затем сахарницу и огромную тарелку с пирожными.    - Еще что-нибудь? - поинтересовалась секретарша.    - Спасибо, Вера, пока все, - произнес мэр.    Девушка вышла и неслышно прикрыла за собой дверь.    - Если позволите, я закончу, - проговорил Николай.    - Конечно, - живо ответил мэр.    - У вас понятие человека искажено, вы умудрились сжиться с теорией того, что всевышний создал изначально кого-то господами, кого-то рабами. Да, есть градация развития, расы, каждая интересна по своему, да, более продвинутая белая, за это ее приговорили к уничтожению, смешению с другими расами, любое смешение ведет к деградации, что и нужно дегенератам, опускающим человечество. Зато для вас у них есть "морковка" в виде принадлежности к некоему клану избранных, основанная на лжи и подлости по отношению к людям. И, что самое интересное, вы думаете, что именно этого хочет всевышний, он хочет противоречий и разделения, причем не по типу прогресса и регресса, то есть поощрения развития, а строго наоборот - поощрения деградации. Когда всеобщее торможение цивилизации будет во благо небольшой кучке сумасшедших, возомнивших себя вершителями судеб. Вот весь этот бред в целом вполне уживается в вашем сознании и наполняет вас чувством собственной важности и успешности, ваша жена довольна, дети обеспечены. Все вокруг кричит о том, что вы правы, и этого для вас достаточно, ибо выйти за рамки матрицы вы не в состоянии, - закончил Николай, смотря прямо в глаза мэра.    Андрей Яковлевич несколько смутился, похоже, слова Николая где-то ранили его самолюбие и задели незыблемые с его точки зрения понятия.    - Знаете, вы опасный человек, - протянул мэр задумчиво, - вы задеваете неприкосновенные доселе струны души, вы ловите на том, что может задеть, у вас замечательно это получается, боюсь тут не обошлось без вмешательства высших сил. Возможно, другому человеку вы бы говорили другое, но мне вы сказали именно то, что нужно, я это чувствую. Но..., позвольте вас спросить, где же спасительная опора в этом преходящем мире, ведь принимая вашу теорию справедливости мы оказываемся один на один с системой. Вы же понимаете, что выйти из нее просто так не получиться, не должно возникать прецедента, ты не должен стать примером для подражания, поэтому ты будешь уничтожен, превращен в нищего неудачника, затем ославлен и забыт. Чего можно добиться, пойдя против этой, как вы считаете, разрушительной матрицы?    - Опора там, - Николай поднял глаза кверху, - опора в понимании пробоины в корабле. Невозможно в здравом уме обустраивать каюту тонущего корабля, даже если ваша жена и дети очень довольны достатком и "уважением" окружающих. Просто невозможно, ибо забота о жене и детях, то, что присутствует даже у законченных эгоистов, потребует заделать пробоину в трюме... - Закончил Николай с акцентом на слове "пробоину".    - С этим не поспоришь, но как вызвать это осязание пробоины? Это понимание отсутствует у большинства посвященных, - произнес мэр неуверенно.    - Посвященными вы называете вашу братию "отрезанных" от реальности? Прежде всего, начните с терминов - посвященный в вашем формате, это оглупленный и не воспринимающий законы бесконечной вселенной. Это те, кто нормально чувствует себя на пылинке, на молекуле и свел бесконечность до ее границ. Ну вот такой идиотизм сейчас поощряется вашими хозяевами, ибо только такие нужны им на службе. Вы смотрите в небо и не понимаете, что там нет конца, но зато для вас имеет конец все на этой планете, даже понятия благ у вас строго в бумажках и материальных вещах. Это и есть все, что позволили вам осязать, дальше этого вы увидеть не можете, но зато так боитесь это потерять, что готовы на многое.    Николай придвинул чашку с чаем и сделал глоток. Терпкий и крепкий чай приятно распространял тепло по телу. Он не подумал о том что чай может быть отравлен, такой информации у него не было, следовательно и опасаться нечего, если только защитные функции не перестали работать.    - Довольно смелые утверждения, а ведь основаны они не более чем на догадках, - начал мэр после небольшой паузы. - Я согласен, что там бесконечность, если на ней сосредоточиться, то это становится очевидным. Но наша защита не позволяет нам сосредотачиваться на бесконечном в то время, как наше осязаемое и конечное - наша лодка или корабль, как вы говорите, дает течь. Конечно, мы сосредоточены на корабле, только понятия у нас разные. Вы считаете, что течь можно заделать, руководствуясь вашей теорией, мы же пытаемся оставаться на плаву, руководствуясь нашей.    - Есть прекрасный критерий истинности, известный сотням мудрецов до меня, но скрытый в наше время от осознания большинства. - Вставил Николай, чем, похоже, несколько озадачил в очередной раз Андрей Яковлевича, - вы не воспринимаете мои вибрации, а ваши цепко держат сознание в нужном русле, поэтому повторюсь, ложь, искажение действительности не может идти со стороны созидательной, этим прикрываются только дегенеративные, ущербные силы, дабы оставаться на плаву и дурачить население. В противном случае уж давно бы в понятной форме вы бы озвучили через свои СМИ ваши цели, а не скрыто и подло выполняли бы сатанинскую доктрину сокращения населения до безопасного для царствия дегенератов уровня.    - Но позвольте, а как же ложь во благо? Как же разведка в тылу врага? Как же выживать среди диких и необузданных, если, например, нужно спастись и загнать их в стойло? Ложь бывает необходима врачу для поддержки больного, не дать ему истинной картины для поддержания духа. - С воодушевлением возражал мэр.    - Все не так как мы привыкли, мы жили, развивались и впитывали законы дегенеративной матрицы, в которой понятие искажения действительности приняло непременное условие. Мы приняли искажение действительности, как благо в определенных ситуациях. А то, что оно вносит сумятицу, разброд и шатание в умах людей, лишает их энергии, ибо слова уже не значат того, что значили. Они уже не описывают окружающее, они его часто скрывают и искажают, человек растет настороженным и не может сосредоточиться на одной цели, у него сотня целей, сотня партий, которые меняются и говорят по-разному, у него очень много направлений рассеяния энергии. А это и есть цель дегенератов, которые решили превратить человека в растерянное, аморфное и управляемое существо, не могущее понять - где же тот истинный путь, которому следует отдавать свою жизнь, где та правда, которая действительно настоящая, а не подделка, как многое сейчас. Человек распыляется и не знает куда идти, поэтому принимает всякий бред и служит добыче бумажек и материальных благ, которые также в руках верховных сумасшедших. - Николай перевел дух и вновь пригубил чай. - Так вот, мы имеем человека с рассеянным сознанием, управляемого и часто неадекватного, мы имеем подобие того, что было заложено творцом, мы не познаем бесконечность, мы довольствуемся дегенеративной картинкой, что нарисовали нам управленцы и подстраиваем наш быт под ее формат.    - Но мы же живем и нормально себя чувствуем, даже вы пришли в этом формате к своим открытиям, вам не помогли установки матрицы? Вы смогли вырваться, и как видите, это тоже поощряется, - произнес мэр.    - Исключения только подтверждают правила, и не вам говорить о поощрении, это всего лишь изучение человека, который несет нечто неподконтрольное системе, ваши босы боятся таких людей, они хотят знать почему, вот и все. Но, а что из этого выльется они знать не могут по духовной тупости своей. Критерий истинности и созвучия бесконечной вселенной с ее вечными законами остается тот же - отсутствие искажений действительности. Поэтому, когда они пытаются изучить что-то со своим багажом лжи и лицемерия у них получается картинка - далекая от реальности, они вновь подгоняют увиденное под свой формат и остаются на месте. Поэтому, не отказавшись осознанно от всего лживого и дегенеративного, невозможно настроиться на принятие вселенских законов, против которых вся эта ложь и направлена. - Николай говорил официальным языком, как и всегда, когда речь заходила о подобных вещах. Александр к такой форме общения привык, ибо это было непременным спутником снисхождения высших знаний, но мэр, кажется, был немного удивлен.    - Возможно вы и правы, но скажите как поступить, если тебя спрашивают о государственной и коммерческой тайне, которая в этом пусть пока и дегенеративном формате все же присутствует? Как быть, как сохранить то о чем вы говорите? - искренне произнес мэр.    - Молчать, не отвечать, сказать, что вы не полномочны отвечать, это не ваша тайна, сказать, что не можете ответить на этот вопрос. И это будет правдой, вы ничего не нарушаете, но как только вы произносите ложь, к которой приучены всей нынешней формой существования, то знайте, будете отброшены в своем понимании мироустройства далеко назад. Ибо вы вновь превратились в несмышленую обезьянку, которой нельзя доверить гранату с кольцом, а тут, даже более того, кнопку на пульте пуска ядерных ракет - такая аналогия более подходит для нашего случая. - Закончил Николай и сделал глоток чая.    Мэр закивал в знак согласия, но на его лице была крайняя озабоченность, что-то никак не сходилось в его сознании, и ничего удивительного, учитывая его опыт по обслуживанию системы.    - Я понимаю насколько это трудно для чиновников вашего ранга, когда все настроено на обратное вокруг вас, то нужное поведение непременно будет сопровождаться потерей комфорта и крушением карьеры. - Продолжил Николай. - Но когда человек осознает, что он руководит группой кают в трюме тонущего корабля и, более того, заботится о том чтобы они ничего не делали, у него возникает внутренний протест. Он не хочет тонуть вместе со своей семьей, он хочет жить, поэтому расставив приоритеты, он плюнет на свое положение и принимается за спасение корабля. - Николай сделал паузу.    Андрей Яковлевич поднялся из-за стола и медленно подошел к окну.    - Извините, - проговорил он тихо, стоя спиной к гостям.    Александр посмотрел на Николая.    - Коля, я надеюсь, зерно падает на плодородную почву? - спросил он вполголоса, особо не заботясь, слышит ли их мэр.    - Да, Саша, любой человек имеет здравомыслие, к нему только нужно найти путь. - Ответил Николай и продолжил, - особенно когда у нас есть помощь, - он кивнул на сумку с пирамидой, из которой выходили трубочки света. Последние подходили к головам всех присутствующих, и, в общем-то, имели одинаковую "толщину".    - Иногда так ясно осознаешь ничтожность всего своего никчемного и лживого существования, что становится невыносимо мерзко на душе, в последнее время меня посещают такие мысли все чаще, но... я исходил из вполне приземленных, бытовых вещей, а тут.... - Мэр говорил, не поворачиваясь к ним. - А тут, мое чувство получает жесткое обоснование... с точки зрения смысла бытия. Вам удалось обострить это понимание, довести его до точки апогея, я не могу спорить с вами, потому что полностью разуверился в том, чем занимаюсь. - Наконец он медленно повернулся и посмотрел на товарищей. - Вы правы, раньше я спасался развлечениями, знаете, вылазки, боулинг, сауна, девочки, все это всегда присутствует в изобилие, как бы подтверждая правильность выбранного пути. Там в парах алкоголя, да и чего там, чего похлещи, ты ловил кайф и наслаждался жизнью, воспринимая это как награду. Ты думал, что всевышний заметил твои труды и старания, поэтому ты имеешь это все, а то, что все это... может даваться с противоположной стороны, ты вытесняешь из сознания. Особенно, когда тебе говорят, что все это именно награда за твою успешную работу во благо системе, где в верхах мудрые мужи думают о спасении человечества. Чтобы хватило всем ресурсов, чтобы жили только достойные, а быдло... вымирало, чтобы будущее принадлежало лучшим, ибо ресурсов не хватит, воздуха не хватит, не хватит многого, чтобы люди существовали. Поэтому необходимо спасать цивилизацию, сокращать и контролировать население... И ты веришь в это, тебе удобно..., вы правы, все СМИ работают на то, чтобы показать какое народ быдло, и какие правильные и достойные его "пастыри", его "управленцы". И даже если они подлецы, то их образ всегда более положителен, чем "простого люда". - Он медленно подходил к столу, потом занял свое место и пригубил чашку с чаем, глоток получился громкий, чувствовалось волнение. - Вот сейчас вы уйдете, а я останусь в окружении атрибутов успешности, - мэр кивнул на грамоты и дипломы на стене, - в окружении людей системы и, в общем-то, в подчинении правилам самой системы. Насколько хватит этого просветления, когда тебя окружают вещи просто кричащие о твоей важности и правильности выбранного пути. А что оставляете вы, кроме вспышки просветления и осознания себя действительно частью цивилизации на какой-то там пылинке в космосе, на которой ты все это время строил иллюзию, за которую хорошо платили и двигали по карьерной лестнице. Вы уйдете, а она останется, ибо все материальное перехвачено и поставлено на службу этой самой иллюзии. - Он сделал паузу.    - Андрей Яковлевич, вы говорите правильные вещи, у нас нечего оставить вам в виде постоянного напоминания, как эти грамоты на стенах, но вы все же останетесь духовно нищим с этим всем, этого не будет хватать для внутренней гармонии, ибо, если вы действительно осознали суть происходящего, то не сможете довольствоваться всей этой бутафорией. - произнес Николай. - Вам будет хотеться правды, которая к тому же позволяет заделать пробоину на тонущем корабле, понимаете, именно на тонущем..., что может перекрыть это понимание..., какие сауны с девочками? Отключить сознание на время алкоголем, чтобы забыться, а на следующий день постараться не вспоминать, это путь к алкоголизму. Но суть никуда не денется, она будет вас гложить, и это хорошо, это ваш путь к спасению и истине, и заметьте, не себя любимого, а всего человечества, вы заботитесь не о себе, а о судьбе цивилизации, как и многие другие. Вот он смысл существования, но только если вы действительно осознали что происходит. Вы не сможете оставаться безучастным, потому что ваша семья, дети, родственники находятся на этом корабле, пришло время "ч", отсчет ведется на секунды в масштабах вселенной, мы уже на краю, и теперь только от нас зависит... насколько быстро мы сможем осознать и противостоять сумасшедшим зомби вверху. - Николай также сделал глоток чая.    - Очень жаль, что мы вынуждены столько времени настраиваться, чтобы понять очевидное, значит мир глубоко погружен в это мракобесие, - с грустью произнес Александр.    Мэр понимающе закивал.    - Но все же нельзя не отметить очевидный прогресс, вы смогли противостоять системе и довольно успешно, у вас появились сторонники в самых верхах, к сожалению это еще не команда у штурвала, но близко. И конечно наши "смотрящие" не могли пройти мимо, везде есть уши, нашего коллегу приговорили, и вы его знаете. - С этими словами мэр вновь положил перед Николаем фото, на котором в компании остальных сидел мужчина с его ночного видения, тот, что перехватил инициативу и помог спасти истязаемого. - Этот человека хотят убрать, мы не можем со "своей колокольни" узнать подробности, поэтому и обращаемся к вам, если сможете помочь - хорошо, этого мы не забудем, тем более что сейчас мы почти вместе с вами, я говорю почти, потому что сомнения присутствуют, но мы и так доверили вам слишком многое, вы меня понимаете?    Николай кивнул и произнес спокойно:    - Андрей Яковлевич, все понятно, что еще вам известно об этом? - в руках Николая была фотография.    - К сожалению, это все, мы знаем только что его решили убрать, а вот каким методом и когда..., тут вся надежда на вас, прибор, - мэр кивнул на сумку, - должен помочь в этом, учитывая ваш уровень, который несоизмеримо выше нашего.    - Вы забываете, ваши смотрящие также уже в курсе, - вставил Александр.    - Не совсем, они в курсе нашей встречи, но никак не разговора, мы заботимся об отсутствии "прослушки", а их уровень восприятия не позволит понять тему нашего разговора, ибо мы в курсе методик улавливания мыслей, в том числе и при наличие таких вещей, как у вас в сумке. - Произнес мэр.    Николай невольно подивился такому вниманию и осведомлению насчет хрустальной пирамиды. Получается, они смогли создать усилитель сигналов из тонких миров, сюда относятся и мысли человека, но не смогли достичь нужной "частоты" восприимчивости, которые зависят уже строго от человека. По аналогии - если они не способны слышать ультразвук, то ничего и не услышат. И, понимая это, они дали пирамиду ему, "слышащему".    - Нет никакой гарантии, что другие из вашего клана, уже не передали нужную информацию в верха, мы становимся опасны для воплощения их планов, - не унимался Александр. - Даже простые жучки, понатыканные в этой комнате, могут многое решить.    - Попробуйте позвонить с мобильного, - произнес мэр с неким упреком.    - И что? - Александр достал телефон и привел его в рабочее состояние.    Сигнал не принимался, сеть отсутствовала.    - У вас стоит экранирование, что с этого? - произнес Александр теперь уже с раздражением.    - Перестань, - вмешался Николай.    - Нет, нет, мы должны расставить точки над и, - вмешался мэр. - Дело не в экранировании, а подавлении любого, совсем малейшего приемника, никакой сигнал не может уйти из этой комнаты, сейчас работает прибор на подавление любых передатчиков. И я даже покажу вам его, в знак доверия. - Он прошел к сейфу в стене и, набрав нужный код, открыл массивную дверцу. - Прошу вас, - обратился он к товарищам, приглашая подойти.    Николай махнул рукой, Александр же нехотя приблизился к сейфу.    - Вот, это чудо техники, последние разработки наших светлых умов, которые никогда не дойдут до спецслужб, следовательно и выводиться из рабочего состояния не смогут. - С некой гордостью произнес Андрей Яковлевич. - Все вокруг в радиусе пятидесяти метров не может писать, передавать и принимать - по непонятным причинам. Помех не будет, просто будет передаваться тишина, вот так. Нужно только его включить, вот видите пять кнопочек, включение, как и выключение программируется его обладателем, то есть мной. Поэтому и воспользоваться им без меня вы не сможете. Попробуйте что-нибудь записать на мобильный. - Мэр посмотрел на Александра.    В сейфе стоял прямоугольный металлический ящичек черного цвета с мигающим зеленым индикатором, под которым располагались пять кнопок с цифрами.    - Довольно, - произнес Николай, - мы вам верим.    Александр же вновь достал телефон и, отойдя подальше, выбрал опцию диктофона.    - Раз два три четыре пять, вышел зайчик погулять, раз два три четыре пять..., - заговорил он бегло.    - Мы как можем будем помогать и страховать вас, но, сами понимаете, мы чувствуем гораздо меньше вашего, поэтому ваша безопасность прежде всего в ваших руках. - Произнес мэр.    Через мгновенье Александр принялся что-то нажимать в своем телефоне, раздалось слабое шипение.    - Однако, - произнес он и поднес ухо к телефону, - ничего не записалось...    - Вот видите, - мэр слегка улыбнулся, - насчет физических приборов можете не беспокоиться.   Александр спрятал мобильный и уселся на свое место. Мэр закрыл сейф и также вернулся к столу.    - Андрей Яковлевич, откуда у вас информация о готовящемся покушении? - спросил Николай.    - Я не могу дать вам исчерпывающий ответ, ибо это не только моя тайна, но могу сказать, что наш человек присутствовал при принятии этого решения. - Ответил мэр негромко.    - Этого вполне достаточно, спасибо, - произнес Николай. - Место нахождения человека мы узнаем?    - Да, конечно, это город в ста километрах отсюда, туда вы доедете на такси - для удобства, и конечно поселитесь в хорошей гостинице. В целях безопасности бронировать номер вы будете сами. - С этими словами мэр открыл ящик в столе и достал конверт. - Вот, возьмите, это на жизнь и непредвиденные расходы. С этими словами, он протянул пухлый конверт.    - Нам уже давали деньги, - произнес Николай.    - Я прошу вас, пригодятся, - с мольбой произнес мэр.    Александр кивнул и принял конверт.    - Действительно, неизвестно как все обернется, а сейчас без денег никуда, - проговорил он.    - Уж заподозрить вас в меркантильности никому не получиться, - улыбнулся мэр.    Николай пожал плечами.    - Ну вы же понимаете, что это не игра на публику..., - произнес Николай.    Мэр закивал.    - Когда нужно выезжать? - спросил Александр.    - Это на ваше усмотрение, мы не можем приказывать, сами решайте как вам удобней, адрес вот, - с этими словами мэр протянул сложенный вчетверо листок. - Тут местные отели, и адрес жительства самого Игорь Ивановича, так зовут вашего подопечного.    Николай развернул бумагу и прочитал, после чего задал вопрос:    - Все понятно, Игорь Иванович будет знать о нас?    - В общем-то, не совсем, он знает, что мы заботимся о его безопасности, но что и как, это лишнее, со своей стороны мы ведем наблюдение, страхуем как можем, у него хорошая охрана, но вы же понимаете, если решения принимаются там, то даже президенты не могут чувствовать себя в безопасности. - Проговорил мэр.    - Ясно, наш мир погряз в болоте и нам предстоит в этом болоте дать спасательный круг вашему человеку, который, в общем-то, до недавнего времени вполне нормально себя чувствовал в этой самой зловонной жиже..., конечно, мы сделаем это во имя спасения и пробуждения населения. - Николай встал и произнес в полголоса, - только совсем неизвестно помогут ли наши усилия, это уже непредсказуемо.    Мэр также поднялся и проговорил:    - Мы понимаем, но вы лучшее, что можно найти в настоящий момент, поэтому, с богом!    Они простились, и друзья отправились по уже знакомому коридору, затем спустились по лестнице и оказались перед знакомой охраной.    Человек за стойкой набрал номер и спросил:    - Регистрировать? Понял.    После чего кивнул охранникам на дверях.    - До свиданья, - проговорили они по очереди.    - До свиданья, - ответили товарищи, после чего вышли на улицу и неспешно отправились "домой".    Они молча пересекли площадь, прошли мимо кафе, в котором собирались вечером встретиться с Татьяной и только выйдя на улицу, ведущую к их дому, заговорили.    - Выезжать будем завтра, - произнес Николай, - сегодня нам нужно встретиться с девушкой. Я чувствую, что это ничего не изменит в жизни нашего подопечного, как выразился мэр.    - Я только за, давай в магазин зайдем, - Александр кивнул на небольшое строение с надписью "продуктовый магазин".    Здесь они скупились и Александр взял хорошего коньяка, по крайней мере, цена и слова продавца это подтверждали.    Домой они добрались без приключений, если не считать огромный грузовик, который прямо перед ними окатил водой из лужи стоящую на дороге женщину.    - Сволочь ведь мог бы притормозить, видел же что стоит! - возмущался Александр.    - Конечно видел, но у него проблемы, начальник недоплатил зарплату, у него плохое настроение и он смещает злобу на ком может, вот на ней, например, - Николай кивнул на вытирающуюся платочком женщину.    - Скотство.    - Да, работяги, которые с утра до вечера пашут и в общем-то являются уважаемыми людьми, как отличные семьянины, могут на проверку оказаться полными сволочами, которые плюют на остальных и их мозоли совсем не мешают оставаться подлецами. -Продолжал Николай, - Они боятся своего начальства, они терпят и ненавидят их молча, а вот на других сбрасывают свою ненависть - эдакие мелкие людишки. Поэтому работа с утра до вечера и мозоли - совсем не показатель человечности.    С этими словами они зашли во двор, затем в дом и вскоре Александр уже раскладывал на кухне съестное.    Хлеб, овощи, апельсины, консервы, колбаса, все это напоминало общежитие в студенческие годы, где наспех приготовленная еда всегда состояла из консервы и овощей, приготовить борщ, пожарить картошку требовало времени, поэтому именно такой рацион часто красовался на столах комнат на трех-четырех студентов.    - Будешь, - Александр взял в руки бутылку с коньяком.    - Нет, извини Саша, мне нужно уединиться на время.    - Конечно, выбирай место, - проговорил озадаченный Александр.   Николай помыл руки и, прихватив сумочку с пирамидой, отправился в дальнюю комнату. Тут он вытащил "прибор", как называл его мэр, а также баночку с бабочкой, и, усевшись в кресле перед журнальным столиком, стал думать о том, чья судьба была доверена ему с Александром.    Игорь Иванович находился в православном храме, он крестился и ставил свечи перед иконами, но в его действиях не было автоматизма, который всегда чувствуется у людей, делающих это для галочки. Были видны глубинные процессы в его душе, он представлял вселенную и наполнял ее светом, белым светом среди которого выделялись еще более яркие звезды, он обращался к Богу и представлял как мир, вселенную заволакивало белое покрывало, олицетворяющее спасительные силы. И в этом чувствовалась уверенность и энергия, он молился, призывая силы вселенной разрушить панцирь тьмы, тот самый, который видел и Николай, находясь в пещере рядом с мертвецом.    Его охранники ждали на улице, он не пустил их в храм, ибо там они продолжали бы наблюдать за ним и мешать, смущать окружающих.    Николай почувствовал расположение к этому человеку, который, зная систему изнутри, теперь пытался противостоять ей. Пути господни неисповедимы, человек может измениться, также как и скучающий и отчаявшийся меланхолик превращается в энергичного и счастливого при обнаружении клада, так и тот, кто служил своему идолу, вдруг осознает, что этот идол всего лишь бутафория на некой пылинке в бескрайних просторах вселенной.    Игорь Иванович призывал силы света, законы гармони безграничного космоса к наведению порядка в точке, на которой ему посчастливилось родиться. Чувствовалась глубина, все, что работало против человечества, теперь с такой же силой работало против системы.    Конечно это риск, ибо защиты у него не было, его прошлые деяния не позволяли ему проникнуть на уровень восприятия высших миров - лишь прикоснуться к оным, но и это уже было немало, учитывая, что именно этого они добивались в пещере, мучая и убивая людей. Надо отдать должное, этот человек присутствовал при подобном лишь два раза, второй из которых явился фатальным для некоторых его друзей. Теперь он с такой же энергией боролся против того бреда, что ему вдалбливали адепты сатаны. То, что это именно бред, он осознал полностью только после того случая в пещере, когда усилиями Мертвеца с Николаем он прикоснулся к вечности, которая совсем отличалась от того, чему его учили.    Так или иначе, но этот человек сейчас являлся активным разрушителем дегенеративной матрицы, в которую запихнули оглупленное человечество, и это был естественный процесс для тех, кто понял, что корабль под названием "цивилизация" тонет и заделать пробоину можно лишь отказавшись от пребывания в иллюзии.    Николай видел как этот человек, соблюдая некоторые ритуалы в православном храме, просил помощи для пробуждения людей и отстранения от управления кучки сумасшедших дегенератов, которые вольно или невольно служили делу глобального суицида.    Николай видел нити света, что уходили от него ввысь, но что-то мешало этим нитям расти в диаметре, они, то исчезали, то появлялись вновь, не было, что называется, стабильности. Николай проследил их путь далеко за пределами Земли, там перед выходом за панциря нити попадали в некую туманность, образованную должно быть его бывшими друзьями и начальством. Эта образование рассеивало и пропускало лишь слабые ниточки, которые вновь стремились соединиться с мощным потоком света за пределами панциря, но через преграду проходили лишь "паутинки". Они пытались объединиться и стать стабильной связью с миром бесконечной вселенной.    Вся ясно, Игорь Иванович неосознанно работал на прохождение сквозь "защитный барьер" и это лучше всего ему удавалось в православном храме.    Наконец он закончил и вышел на улицу, где охрана тут же облепила его со всех сторон, было их пять человек. Довольно усиленный контингент, если учитывать что раньше рядом ходили двое.    Они прошли к машине и там с соблюдением всех мер безопасности и фактически, прикрывая его собой, охранники встали полукругом по направлению высотного здания, что было напротив храма.    Прохожие невольно обращали внимание на такие пируэты.    В общем, с этой стороны охрана была явно активизирована и буквально кричала окружающим о проблемах. Чего не могли не заметить в самых верхах, там, где принималось решение. Теперь они уверены, что кто-то донес об их планах будущей жертве...    И вот тут Николая осенило, у них будет информация о его присутствии, скорее всего, она уже есть, следовательно, он и предупредил, отсюда и все эти меры безопасности.    Они, прибегая срочно к его услугам, не только заботились о своем товарище, но и прятали того, кто мог слить информацию "клиенту". Ведь теперь "верховные" будут думать, что это Николай смог почувствовать и увидеть угрозу, ибо он обладал такими возможностями.    Но... это делалось искренне с желанием помочь товарищу и спасти своего представителя в самых верхах. Этих тонкостей не знал мэр, что и неудивительно.    Так или иначе, Николай оказался препятствием к выполнению планов по устранению "предателя", что делало его уязвимым. Теперь сам Николай мог стать целью для киллера. Им осталось взвесить возможные риски по изучению его возможностей и урона от его деятельности, и если последнее перевесит, то уже самому Николаю потребуется охрана.    Он почувствовал, что устал и, осмотревшись по сторонам, вышел из состояния "повышенного осознания", потом спрятал пирамиду в коробочку и тут..., его внимание привлекла бабочка, тропическая, красивая, ту, что выпустил из жалости Александр. Она сидела на ковре сбоку от него и слегка шевелила крылышками. Он перевел взгляд на баночку с другой бабочкой, лениво ползающей по стенке. Николай снял крышку и немного встряхнул банку, бабочка "ожила" и выпорхнула из сосуда.    - Я принес тебе подругу, - произнес он.    - Что? - раздался удивленный голос Александра.    - Это я бабочке! - громко произнес Николай.    - А, понятно, иди к столу, если закончил.    Бабочка летала по комнате кругами, через мгновенье к ней присоседилась другая, они весело запорхали вместе, казалось их крылья бьются друг о друга, настолько близко они кружились.    - Вот так, и откуда взялась энергия? - весело спросил он.    Сам не зная зачем, он извлек пирамиду из коробочки и поставил на журнальный столик. Мысленно соединив этот вращающийся в воздухе клубок из бабочек с пирамидой, он увидел, как белая нить стала подобно кокону окутывать их белой сферой.    Картина была завораживающей, бабочки летали по комнате почти соприкасаясь и с каждым кругом их кокон из белого света увеличивался. Подобно веретену бабочки наматывали на себя белый лучик из пирамиды.    Казалось, они чувствовали приток энергии, поэтому летали все быстрее, кокон рос с той же быстротой. Вот он уже достиг метра в диаметре, в центре которого бабочки выделялись ярким свечением.    Раздались шаги Александра, он аккуратно заглянул в комнату и замер.    - Что это? - удивленно спросил он.    - Это открытие! бабочки способны аккумулировать вокруг себя энергетику! - восторженно ответил Николай.    - Именно эти бабочки?    - Не знаю, я неосознанно шел к этому, купив вторую бабочку, возможно с одной ничего бы не получилось, - произнес Николай.    Кокон рос все больше, он уже не мог не задевать стены.    Николай спрятал пирамиду и мысленно продолжал поддерживать лучик света. Теперь облако вокруг бабочек перестало расти.    - Ты решил прервать? - поинтересовался Александр.    Бабочки продолжали кружить, они, подобно светлячкам в густом тумане, просматривались сквозь белесую сферу.    - Не я решил, а что-то мне подсказало - довольно, в таком состоянии поле может держаться долго, для большего диаметра придется его держать под контролем и подпитывать. - Невозмутимо вещал Николай.    - Однако, что делать с ними? - не унимался товарищ.    Николай открыл баночку и поставил ее на пути трубочки света, что по-прежнему исходила из коробочки с пирамидой, после чего стал по этой трубочке приближаться к бабочкам. Вскоре он уже почти скрылся в белой сфере, бабочки летали совсем рядом с банкой, что была на вытянутой руке Николая. Их можно было видеть по яркому свечению, два белых огонька витали вокруг друг друга.    Николай мысленно представил, как они залетают в свой домик, который даст им покой и отдых, он постарался убрать всякое волнение или раздражение по поводу того что они не залетают в эту банку. Результат не заставил себя долго ждать, через мгновенье, два "светлячка" уже порхали в баночке, сливаясь в одну яркую точку.    Николай закрыл крышку и поставил сосуд на стол. Бабочки сложили крылышки и мирно сидели по бокам.    - Что теперь? - спросил Александр, когда Николай вышел из облака.    Они смотрели на белесую сферу, в которой полностью скрывался стол и кресло, а также немного шкафа напротив.    - Это хорошая защита, не требующая настройки, - произнес Николай.    - Но ее хорошо видно со стороны...    - Это не так, ты не веришь в свои силы, а на самом деле видят сферу далеко не все, вот так..., - произнес Николай с улыбкой.    - Ты хочешь сказать, что другие это не увидят?    - Я просто в этом уверен.    Товарищи еще какое-то время понаблюдали за облаком и направились на кухню.    - Если положить ее в портфель или сумочку, то ничего не нарушиться? - спросил Александр.    - Нет, все останется по-прежнему.    - Отлично.    Они пообедали, Александр также не стал пить коньяк, ему было неудобно одному, впрочем, он совсем от этого не страдал. Потом с чашками кофе они прошли в соседнюю комнату с телевизором и расположились перед экраном.    - Немного отвлечемся, - предложил Николай.    Побегав по каналам, он оставил свой выбор на новостях. И, хотя через слово сквозила предвзятость и цензура, построенная на интересах местных "царьков", а также генеральной идеологической линии, с которой был знаком любой владелец телевизионных частот, все же, информация о положении системы и контроле над обществом получалась довольно точная.    - Я не знаю, что нам расскажет девушка сегодня, но мы вольно или невольно втянули ее в это дело, теперь она под контролем, - произнес Николай.    - Это было не избежать, девушка попалась нам не просто так, вернее может и просто так, но, пропустить ее мы не могли, вернее ты Николай. - Александр сделал глоток кофе и посмотрел в окно. - О черт! - неожиданно крикнул он и пулей бросился на выход.    - Что? - спросил удивленный Николай и тоже побежал вслед.    Во дворе он увидел, как товарищ бежит к тому месту, где они откопали ядовитый пакет.    - Я ничего не трогал, - раздался голос кого-то.   Когда Николай подбежал к месту действия, то обнаружил уже знакомого бомжа, который в этот раз был опрятнее и в приличного вида куртке. Александр крепко держал его за вывернутую назад руку и спрашивал:    - Что теперь тебе тут нужно, что?    - Я ничего не делал, я лишь хотел спросить не нашли ли вы бабочек? - произнес бомж испуганно.    - Не ври, ты пришел сюда не за этим, - спокойно произнес Николай, - зачем ты залез во двор?    Бомж опустил глаза, было видно, что у него идет внутренняя борьба.    - Отвечай и ничего не бойся, мы все знаем, - продолжал Николай.    - Я хотел забрать то, что оставил в прошлый раз, - проговорил он тихо.    - Пакет? - бросил Александр.    Бомж резко повернул к нему голову.    - Да-да, мы в курсе, говори, - продолжал Николай.    - Я хотел забрать пакет, мне хорошо заплатили, но я понял, что это отрава...    - Как ты понял? - продолжал Николай.    - И главное, когда? - поддержал его Александр.    - Я понял это почти сразу, меня мучила совесть..., с вами все в порядке и слава богу!    - Но как ты понял что там? Как? - не унимался Александр.    - Они объяснили мне, что надо быть крайне осторожным! Чтобы пакет не порвался, я понял, что это что-то очень вредное, мне не хотелось причинять вам зла, вы хорошие люди...    - Да откуда тебе знать, какие мы люди? Кто тебе дал пакет? - грозно спросил Александр.    - Мужчина в темных очках, шляпа с широкими полями, усы, я даже не смогу узнать его, он прятал лицо, очки с шляпой скрывали половину, - с мольбой произнес пленник.    - Кем он назвался, как объяснил - зачем это нужно? - продолжал Александр.    Николай не вмешивался, должно быть, вопросы его вполне устраивали.    - Он сказал, что там вещество, которое повредит сад, ваши деревья и грядки...    - Да? интересно, зачем же это ему? Он сказал тебе - зачем ему это? - не унимался Александр.    - Сказал, он сказал, что ему нужна эта земля, но вы, то есть хозяин, не хочет продавать из-за сада, мол, земля хорошая, плодоносит..., - запинаясь, проговорил бомж.    - Ясно, и что?    - Дал мне денег, - пленник опустил глаза.    - Сколько?    - Пять тысяч.    - Ясно, - вмешался Николай, - он ведь просил тебя молчать, не боишься?    - Боюсь, но вы порядочные люди, вы меня не продадите я же пришел помочь вам, убрать эту гадость, - вновь взмолился бомж.    - Ты смотри на него, порядочности обрадовался, - с раздражением произнес Александр.    - Ладно, ты прав, мы тебя не сдадим, пакет обезврежен, - произнес Николай спокойно, - не переживай.    Александр отпустил руку бомжа.    - Я бы рекомендовал тебе не доверяться незнакомым людям в следующий раз и подобного рода просьбы игнорировать, просто для того, чтобы оставаться живым, понимаешь? - продолжал Николай.    - Я все, все понимаю, можно мне пойти? - тихо спросил пленник.    - Конечно иди, ты ведь ничего от нас не утаил? - спросил Николай.    Бомж интенсивно замотал головой.    - И о своем поступке, о желании нам помочь никто не должен знать, понимаешь? Тебя тут не было, понял? - Николай заглянул в его глаза, там уже не было страха, там была благодарность.    - Конечно, я все понял, - тихо ответил бомж.    Он сделал несколько шагов назад и повернулся к забору.    - Куда, выйди нормально, - остановил его Александр.    Бомж кивнул и направился к калитке, после чего обернулся и проговорил:    - Спасибо.    Калитка аккуратно закрылась за ним.    - Мда..., вначале подкладывает бомбу, потом приходит с извинениями..., - в сердцах проговорил Александр, - вы хорошие люди, поэтому я передумал убивать вас, - передразнил он бомжа.    - Довольно, он осознал и на том спасибо, может мир получил еще одного порядочного человека, что не говори, это поступок, - Николай направился к калитке.    Он вышел на улицу и огляделся, в стороне, мерах в двадцати, буквально напротив дыры в заборе стоял бомж. Он внимательно и серьезно смотрел на Николая, затем кивнул и медленно пошел по направлению центра.    - Стой! - крикнул Николай.    В этот момент из калитки вышел Александр.    - Что случилось, зачем он тебе? - спросил он.    - Будь здесь, я сейчас, - бросил Николай и быстро зашагал вслед за бомжем.    Тот остановился, затем также пошел к Николаю.    - Ты что-то скрыл, что-то в чем неуверен, но это неважно, просто скажи что это, - произнес Николай спокойно, - мы сами разберемся правда это или нет.    На лице незваного гостя возникло неподдельное удивление.    - Откуда вам это известно, - спросил он сухо и как то официально.    - Именно из-за этого нас и хотели убрать, мы видим и понимаем больше положенного, - ответил Николай.    Бомж взглянул на Александра, что оставался у калитки и с сомнением спросил:    - И он тоже понимает?    Николай пожал плечами.    - Возможно немного меньше, но тоже.    Бомж молчал, он как бы раздумывал - стоит ли?    - Ты не думай, просто скажи, раз доверяешь, - подгонял его Николай.    - Дело в том, что я видел вас с девушкой, вчера. Вы заходили в кафе..., - начал он неуверенно.    Николай удивленно вскинул брови, затем тихо проговорил:    - Да, было...    - Я видел ее, по крайней мере, очень похожа. Когда тот человек давал мне пакет и пять тысяч, она сидела в его машине, на переднем сидении. - Начал неуверенно бомж.    - Он приехал к тебе на машине? - спросил Николай.    - Да, я сидел на лавочке, как договаривались, он вышел из остановившейся неподалеку машины и подошел ко мне.    - А она?    - Сидела, просто сидела.    - Ведь она была далеко, ты не мог ее рассмотреть хорошо, - произнес Николай с какой-то надеждой в голосе.    - Не так уж и далеко, метров пятьдесят, да и зрение у меня хорошее. Но я не утверждаю, говорю, что похожа.    - Ясно, это все? - задумчиво спросил Николай.    - Теперь все, - ответил бомж и стал поворачиваться в прежнем направлении.    - Спасибо, - произнес Николай.    Бомж кивнул и теперь уже бодро пошел прочь, его куртка была сильна примята внизу, должно быть от долгого сидения в скомканном виде. Почему-то теперь Николай сосредоточился на этих складках.    Он вернулся к Александру и все рассказал.    - Вот значит как, - выдал товарищ, - неужели она просто их агент, хотя..., почему бы и нет.    - Как бы там ни было, но сегодня мы идем на встречу и там уже выясним, что она делала в машине этого человека, - произнес твердо Николай.    - Ты не спросил когда?    - Что когда?    - Когда тот человек передал ему пакет? - уточнил Александр.    - Не спросил, но собственно понятно, что за день, а может и в тот же день, такое не хранят долго.    - Тоже верно.    Они вернулись в дом.    - Как бы там ни было, мы все узнаем сегодня, агент она или просто оказалась рядом, она не сможет скрыть истину, - произнес Александр.    - Верно, не забывай, что теперь у нас есть кое-что, - Николай кивнул на соседнюю комнату.    - Боюсь, что в этом случае мы могли обойтись и без нее, вернее ты, Коля, - улыбнулся товарищ.    - Именно поэтому я хочу поскорее разрешить этот ребус, она не в курсе происходящего, почему-то я в этом уверен.    Александр поднялся с дивана и жестом показал, мол, на минуточку, после чего прошел в соседнюю комнату.    - Все в порядке? - спросил Николай.    - Да, - сухо бросил товарищ. - По-прежнему огромное белесое облако.    Николай нехотя поплелся за ним.    - Ты думал, что оно перестало действовать? - спросил он товарища, обозревая сферу.    - Если честно, то я думал, что его могли стырить, - серьезно ответил Александр.    - Что? Ты шутишь? - удивился Николай.    - Вовсе нет, этот бомж уже доставил нам неприятности один раз, почему бы ему не отвлечь нас, пока кто-то бы не залез в дом и не стащил пирамиду? - резонно заметил товарищ.    - Да, все возможно, но как видишь в этот раз все нормально, или ты сомневаешься?    С этими словами Николай скрылся наполовину в облаке и постучал по стеклу.    - Они тут, по-прежнему в банке и пирамида тоже, так что, все на месте, - произнес он, появляясь перед товарищем.    - Я хочу эксперимент провести, давай выйдем на улицу с этим всем и посмотрим, как реагируют люди, а вдруг это облако видим не только мы? - проговорил Александр.    - Хм, да уж..., ну давай, - поддержал Николай. - Только знаешь что..., - он задумчиво скосил глаза на облако, - оно ведь мешает, мы не будем видеть из облака половину вокруг.    - Действительно..., а люди будут видеть все..., как-то странно..., - согласился товарищ.    - Нужно немного изменить позиционирование сферы, я попробую.    - Хорошо, пробуй, - живо поддержал Александр.    Николай зашел в облако и расположился в кресле перед столом. Была видна его рука и пол ноги, далее все скрывалось в густом тумане. Александр остался стоять в дверях, его распирало любопытство.    Николай же тем временем наблюдал нити, которые шли из пирамиды и сверху к бабочкам. Он ясно осознал, что поле действия облака, также было и защитной оболочкой для бабочек, которых просто не было видно. Это была их защита от людей и прочих созданий, способных причинить им вред. Это означало, что облако будет видно всем...    Вскоре Николай появился перед товарищем.    - Знаешь, это облако будет видно не только нам. - Произнес он с грустью.    - Ты уверен?    - Проверим, - с этими словами он скрылся в тумане и облако стало перемещаться.    - Ты видишь куда идешь? - поинтересовался Александр.    - Как ни странно, да. Хотя совсем недавно ничего не видел, а ну-ка, подожди...    Николай остановился и замер.    Александра это не удивило, значит так нужно, значит его товарищ что-то пробует понять или изменить. Результат не заставил себя долго ждать, через мгновенье облако рассеялось и Николай предстал с банкой в руке и сумкой на плече.    - Видишь меня? - спросил Николай.    - Ну да, все исчезло....    - Отлично.    Неожиданно всю комнату заволокло туманом и даже больше, Александр также оказался в тумане, он был настолько густой, что он не смог разглядеть даже своих рук.    - Ого! Я ничего не вижу, - произнес он.    - Правильно, а теперь?    Все стало как сквозь зеленое стеклышко, цвета можно было различать, но зеленоватый оттенок присутствовал везде.    - А теперь вижу, как сквозь очки от солнца, зеленые. - Проговорил Александр.    - Все правильно, а другие видят туман, причем сфера сейчас в два раза больше, - с каким-то восторгом произнес Николай.    - Значит, она может выходить за пределы дома? - насторожился товарищ.    - Молодец, об этом я и не подумал.    Все стало видно, как обычно. Бабочки ползали по стенке баночки, Николай с сумкой на боку аккуратно поставил их на стол.    - Сейчас все стало прежним..., - протянул Александр.    - Да Саша, мы можем управлять видимостью и радиусом, мы можем многое..., - тихо произнес Николай.    Александр понимающе закивал.    - Только Коля, перестань говорить мы.    Николай внимательно посмотрел на товарища.    - А ну-ка возьми баночку, - проговорил он, передавая бабочек.    Александр повиновался, в его руках теперь была банка с ползающими насекомыми.    - А теперь вот это, - Николай надел ему на плечо сумку с пирамидой.    Когда товарищ был полностью экипирован, Николай произнес:    - Мысленно представь луч из пирамиды к бабочкам, а затем сверху к бабочкам и пирамиде.    - Хм..., попробую, - неуверенно произнес товарищ.    Николай увидел, как к пирамиде опускается луч сверху, как другой выходит из ее грани к бабочкам. Он также увидел, как множество ниточек выходят из головы Александра и буквально окутывают пирамиду с баночкой. Это его энергетика пыталась структурировать поля так, как он хотел, естественно только в пределах допустимого.    - Хорошо, - поддержал он товарища.    Огромное напряжение на лице Александра говорило о том, что он сильно старается.    Облако не образовывалось. Бабочки должны были его сделать сами, но что-то не получалось. Не было главного луча, сверху к бабочкам.    - Успокойся, Саша, все нормально, - подбадривал он товарища, - теперь луч к бабочкам, сверху, - говорил он спокойно.    - Не получается что-то, - прошептал Александр.    - Нормально, ничего страшного, это нормально, - с этими словами Николай помог товарищу и мысленно протянул светлую нить к баночке.    Тут же возник белесый туман.    - А теперь попробуй уменьшить длину ниточек исходящих из бабочек, - продолжал Николай.    Александр молча озирался, он видел, что скрывается в облаке и на его лице возникла неподдельная радость.    Облако, которое было метра три в диаметре, уменьшилось до метра и стало более насыщенным.    - Вот видишь, все получается, - проговорил Николай, - а теперь увеличь облако до размеров комнаты.    Александр скрылся в тумане, как и сам Николай.    - Все получается, - продолжал он поддерживать товарища.    Облако вернулось к прежнему метру в диаметре, а затем и почти только к баночке.    - Представь его прозрачным, - попросил Николай.    Облако вообще исчезло.    Александр опустил баночку на стол и с благодарностью посмотрел на товарища.    - Спасибо, - произнес он, - ты помогал ведь.    - Только разок, когда нужна была нить сверху. - Улыбнулся Николай.    - Да, Коля, иногда нужно просто попробовать, чтобы поверить в себя, - произнес товарищ с благодарностью.    Он снял сумку с пирамидой и положил на кресло, после чего спросил:    - Это поле позволяет влиять на все вокруг, верно?    - Да, в частности на мысли человека, влиять и узнавать, что у него на уме. - Ответил Николай.    - И поле при этом должно его захватывать?    - Нет, ты можешь сосредоточиться на человеке, как бы кидая к нему нить, но ее мощность будет зависеть от облака, это как бы аккумулятор, который позволяет совершить разряд, на самом деле пробить защиту матрицы, которая не дает человеку что-то познать вне рамок. - Николай, как обычно в такие моменты, заговорил официальным тоном, что означало наличие связи с высшими мирами.    - Но ведь ты и так можешь это делать? - спросил товарищ.    - Я могу иногда по настроению, и есть понятие чистота эксперимента, здесь в случае поддержки от облака - аккумулятора, все это возрастает во много крат.    - Понятно, зачем же вообще облако выглядит как туман? Это же выдает...    - Нам дали понять, что оно может быть таким, и знаешь, это может пригодиться, например, при атаке на нас с оружием, облако скроет от прицела, да и просто от врагов в нужный момент, его радиус может быть огромным, - отвечал Николай.    - Но ведь и мы в нем ничего не видим? Вернее плохо видим...    - Да нет, мы в нем видим прекрасно только с зеленым оттенком, если не забыл. Да что мы все разговариваем, ну-ка, - он посмотрел на баночку, потом на сумочку и через секунду комната скрылась в тумане. - Вот, мы ничего не видим, это, как и все вокруг, но мы можем представить его прозрачным..., правильно? - спрашивал Николай.    - Дай я попробую, хорошо? - попросил товарищ.    - Хорошо.    Александр в воображении сделал туман прозрачным.    Комната стала вновь видна.    - Ну вот, получилось! - обрадовался Александр.    - Не совсем, - отрезал Николай, - теперь мы видны всем, ведь зеленоватый оттенок отсутствует?    - А как же тогда?    - Этот режим, на самом деле, нам необходим чтобы использовать поле и не быть замеченными, но если все же нужно спрятаться, то туман трогать не нужно, а просто надеть мысленно очки, противотуманные..., - произнес Николай.    - Ясно, все это живо реагирует на наше воображение, нужно просто иметь ввиду, - поддержал товарищ.    Выходить на улицу и экспериментировать желание отпало, ибо и так было все ясно. Не доверять тому, что снизошло свыше, причин у них не было, к тому же все было подтверждено опытным путем.    - Ну что, можешь потренироваться тут с облаком, а я немного пройдусь, - произнес Николай.    Александр уже начал чувствовать потребность товарища в уединении, как правило, за этим скрывались веские причины. Поэтому он тут же согласился и только спросил:    - Ты будешь во дворе?    - Не только, но не далее ста метров от калитки. - С этими словами Николай поспешил на улицу, оставляя немного озадаченного товарища с бабочками и пирамидой.    Николай, оказавшись в саду, сделал несколько глубоких вдохов, это со стороны напоминало дыхательную гимнастику из йоги. Свежий воздух наполнил легкие и голова немного закружилась. Он осмотрелся и пошел к калитке, тут Николай задержался и вновь осмотрелся, со стороны все это выглядело тревожно.    Выйдя на улицу, Николай неспешно отправился по направлению к центру. Неожиданно он свернул к дому на противоположной стороне улицы. Это был обыкновенный одноэтажный домик, с чердаком и шиферной крышей. Его хозяева явно не были зажиточными, деревянный забор, кое-где треснувший и немного покосившийся, дополнял общую картину.    Николай подошел к калитке и нажал ручку, она подалась вперед.    Немного помешкав, он вошел во двор. Собаки, как он и предполагал, не было.    - Хозяева?! - крикнул Николай.    В ответ тишина.    Он прошел к дому. Сад был заросшим и неухоженным, скамейка возле крыльца была под стать забору и также покосилась. Создавалось впечатление заброшенности и запустения.    Николай осматривал дверь, звонка не было. Он постучал и стал ждать.    - Хозяева, откройте соседу, - крикнул он.    После чего за дверью послышались шаги, довольно бодрые. Дверь распахнулась.    Мужчина лет пятидесяти, волосы тронутые сединой были уложены руками по ходу дела, создавалось впечатление, что он спал или дремал. Серые полураскрытые глаза смотрели зорко и с нескрываемым страхом.    - Здравствуйте, извините, срочное дело, - торопливо проговорил Николай.    - Что нужно? - грубо спросил мужчина.    - Я сейчас живу напротив, что вам хорошо известно, так вот..., не нужно делать этого, в целях вашей же безопасности. - Продолжал Николай.    - Что не нужно делать? - таким же тоном переспросил мужчина.    - Позволите войти?    - Нет, я вас не знаю, что нужно?    - Любезный, материальные проблемы это не повод совершать убийство, если вы еще не поняли это в своем возрасте..., - проговорил Николай твердым голосом.    Мужчина изменился в лице.    - Вы о чем? - выдавил он, его мимика явно была в противоречии со словами. Лицо вначале выражало испуг, потом изумление, потом типа спокойствие. Что в конечном итоге выглядело комично, если бы не сама причина всего этого.    - А теперь задайте себе вопрос, откуда я это знаю? И почему пришел к вам? И кто еще об этом знает? Ну и подумайте, какие у вас шансы получить деньги после выполнения заказа, а не сесть, например, навсегда за решетку или не быть самому застреленным? - Николай смотрел ему в глаза, там появилась растерянность. - Давайте лучше войдем в дом.    Хозяин молча отошел, впуская незваного гостя.    - То, что я пришел к вам не очень хорошо, поэтому, чем меньше мы будем светиться на улице, тем лучше, - объяснил Николай свое желания попасть в гости.    Они оказались сразу в кухне, чем-то она напоминала то, что сейчас было у них с Александром. Газовая плита, затем стол с посудой, затем раковина, за которой располагался уже стол без ящичков, последний находился прямо перед окном. Везде царил небольшой беспорядок, несколько тарелок были в раковине, на столе стояла кастрюля с чем-то, металлический чайник был крайне закопчен, а грязный пол покрыт крошками.    Мужчина указал на табуретку возле стола и сам присел сбоку.    - Вы... должны доверять мне, - произнес Николай, - просто потому, что я здесь.    - Этого достаточно? - напряженно спросил хозяин.    - Я понял что нет, тогда... пройдемте на чердак, - неожиданно заявил Николай.    - Это еще зачем? - насторожился мужчина.    - Я кое-что покажу вам....    Хозяин осмотрел его с ног до головы и выдавил еле слышно:    - Что?    - Так не пойдет, если не доверяете, то я покажу вам нечто, после чего доверие возникнет.    После этих слов Николай поднялся и вопросительно уставился на мужчину.    Тот нехотя встал и подошел к двери, ведущей в комнаты.    - Прошу, - пригласил он жестом.    Николай прошел в небольшой коридорчик, сразу слева были ступеньки и закрытая дверь, справа комната и еще дальше в тупике коридора виднелась очередная боковая дверь.    - Сюда? - указал Николай на ступеньки.    - Угу, - кивнул хозяин.    Дверь с легкостью подалась, открывая деревянную ступенчатую лестницу.    Николай оглянулся и стал подниматься. Дерево скрипело под ногами, но было довольно прочным.    На чердаке, как и положено, было все на свете, старый мопед, трехколесный велосипед, сундук, куча ветоши в углу и даже стог сена в дальнем конце.    Хозяин неторопливо поднялся за гостем.    Он как бы в первый раз оглядел чердак, затем вопросительно посмотрел на Николая.    - Что дальше? - спросил он грубо.    - Минуточку, буквально минуту подождите, - ответил незваный гость.    В этот раз ощущения Николая несколько отличались от прежних. Белые нити, что исходили из его головы и охватывали все стороны, виднелись прекрасно. То, что он держал в воображении, сейчас было размыто и не имело четких очертаний. Кроме этого, он чувствовал раздвоение, сразу два места на чердаке, что называется "фонили" и заставляли дрожать белые трубочки, именно дрожать. Дрожь сейчас указывала на "место хранения". Немного поколебавшись, Николай решил начать с ближайшего.    Под бдительным надзором хозяина он прошел к углу, где стоял сундук и попросил чуть сдвинуть его от стены.    - Зачем это? - насторожился тот.    - Я кое-что вам покажу.    Хозяин замешкался, и, потоптавшись в нерешительности, заявил:    - У меня есть разрешение на него, зачем держать на виду оружие...    - Позволите мне? - с этими словами Николай слегка сдвинул сундук и, контролируя хозяина, извлек брезентовый чехол. - У вас есть разрешение на это? - переспросил он с сомнением.    - Хм, вы из полиции что ли? Могу показать, - холодно ответил хозяин.    Николай расстегнул чехол и извлек охотничью двустволку.    - Хорошо, - он спрятал ружье и положил на место, затем задвинул сундук.    - Что дальше? Откуда вам известно про него? - холодно спросил мужчина.    Николай пожал плечами.    - Не только про него, - с этими словами он отправился в дальний угол чердака, туда, где виднелся стог сена.    Хозяин изменился в лице. Он обогнал гостя и преградил дорогу.    - Что вам нужно там?    - Показать, что я в курсе.    - В курсе чего? - взволнованно вопрошал хозяин.    - Почему бы вам... не позволить мне закончить, чтобы было меньше слов...    Николай обошел хозяина и вскоре оказался перед наваленным сеном.    Вибрирующие "белые трубочки" указывали направление. Николай следил за движениями мужчины, его адекватность могла быть нарушена стрессом.   Хозяин медленно приближался.    Не мешкая, Николай запустил руки в стог насколько это было возможно и почувствовал уплотнение. Хозяин остановился прямо перед ним, это уже было рискованно, но сигналов опасности не поступало, поэтому Николай закончил, он ухватился за брезент вытянул очередной чехол и, отряхнув его от сена, стал раскрывать.    Перед ним красовалась снайперская винтовка, уже собранная - с оптикой и пристегнутым магазином.    - Как насчет разрешения? - улыбнулся Николай.    - Дайте сюда, - грубо произнес мужчина.    Он упаковал оружие и поставил рядом со стогом, после чего сосредоточился на Николае.    - Чего вы хотите? - произнес хозяин после небольшой паузы.    - Чтобы вы не делали того, за что получили аванс, - спокойно произнес Николай.    - Откуда вам известно?    - Оттуда, - Николай показал пальцем вверх. Этот многозначительный жест ставил в тупик и объяснял одновременно, так как накрывал все возможные варианты, начиная от начальства и тех, кто над ними, заканчивая высшими мирами и самим создателем.    - И что теперь?    - Теперь вам нужно уехать, или вас убьют.    - Зачем меня убивать? - насторожился хозяин, - я просто отдам аванс.    - Потому что вы свидетель, жизнь которого не имеет никакого значения, вас убьют в любом случае, вы подписали себе приговор, когда согласились. В тот момент, когда вам показали человека, которого нужно убрать, вы стали обречены. - Николай говорил спокойно, с паузами, чтобы содержимое дошло до адресата.    - Вы можете это сочинять, просто чтобы спастись, - промямлил хозяин.    - Ну вот мы и подошли к главному, ваша цель я, мне не пришлось это говорить самому. - Улыбнулся Николай.    Хозяин посмотрел на чехол с ружьем и произнес:    - Как же вы решились?    - Решился.    - Если все равно нужно бежать, почему бы мне не убить вас, вы тоже свидетель.    - Кое-кто в курсе, что я тут, - подстраховался Николай.    - Тогда другое дело, тогда я перепрячу, пожалуй, - с этими словами хозяин взял чехол и пошел в другой конец чердака.    Николай задумчиво смотрел на его спину, тот активно стал разворачивать ружье, после чего передернул затвор.    - Не надо этого делать. - Спокойно произнес Николай.    На него была направлена снайперская винтовка.    - Мне необходимо это сделать, иначе конец, - также невозмутимо произнес мужчина.    - Я же рассказал вам, что вас ждет, неужели вы ничего не поняли? - спросил Николай.    Теперь он почувствовал реальную угрозу в намерении этого человека убить его ни смотря ни на что. Он собирался нажать курок, именно об этом сейчас шла информация, избежать смерти можно лишь увернувшись, но как это сделать когда перед тобой снайперская винтовка.    Опасность которая грозила "снайперу" превышала все разумные доводы Николая и он готов был пожертвовать собой для того чтобы отвести эту опасность, но..., тут появилась четкая информация, что опасность эта не за свою жизнь, а за жизнь дочери. Они его шантажировали, говорили, что убьют ее, если Николай останется жив.    Эта информация пробилась только сейчас, когда до нажатия курка оставались секунды, почему ее не было раньше? Потому что Николай доверился тому, что смог уловить и посчитал это достаточным - материальный интерес. Он даже не взял с собой пирамиду, а ведь случай экстраординарный. Вот так его излишняя самоуверенность подвела его к краю бездны.    То, что люди зациклены на деньгах и воспитание дегенеративной системы отложило отпечаток почти на всех, сейчас сыграло с ним дурную шутку, ибо доверившись этому постулату, он совсем забыл про частности, которые подчас способны удивить самых мудрых философов.    Сейчас речь шла о жизни самого дорогого для мужчины человека, его ребенке, который находился под контролем заказчиков. И сейчас Николаю ничего не оставалось, как озвучить эту информацию, что он и поспешил сделать.    - Ваша дочь под угрозой, - произнес он, глядя на оптический прицел, который сейчас не был задействован, ибо расстояние позволяло прицелиться, что называется, с бедра.    Хозяин изменился в лице.    - Откуда тебе известно - про дочь? - спросил он требовательно.    - Мне много что известно, могу заверить, что дочь погибнет быстрее, если вы выполните задание, она живет пока живете вы, а вы живете пока не выполните задание, - произнес Николай громко.    - Почему ты сразу не начал с этого?    - Неважно..., оттуда же я узнал, что могу помочь вам, - продолжал Николай, - опустите ружье.    Мужчина повиновался, невольно Николай глубоко вздохнул.    - Где моя дочь? - жестко спросил хозяин.    Информация, которая шла к Николаю, говорила о том, что она совершенно свободна, что он и поспешил озвучить:    - Она свободна, ее никто не ограничивает.    - Значит она на работе?    - Получается что так... давайте, спрячьте ружье и спустимся вниз, где и продолжим беседу, - мирно предложил Николай.    - Нет, - резко произнес мужчина, - мы продолжим тут, - он вновь навел винтовку.    - Хорошо, только опустите оружие, мне будет комфортней.    - Может я не хочу, чтобы тебе было комфортней, - произнес хозяин с раздражением.    - Это в ваших интересах, я постараюсь сейчас сформулировать полученную информацию, вы мне мешаете, - вежливо произнес Николай.    - Что значит, мешаю? у тебя что... приемник в ухе? - раздраженно спросил мужчина.    - Не совсем, но, похоже.    - Нас что, пишут? - насторожился хозяин.    - Возможно, - пожал плечами Николай.    - Не говори загадками, - раздраженно проговорил мужчина, после чего опустил винтовку, - что тебе известно о моей дочери?    Николай стал приближаться.    - Знаете, я вдруг подумал, что нас действительно могут слушать, давайте я лучше напишу, - с мольбой в голосе произнес Николай.    Мужчина кивнул головой и показал на выход с чердака, но тут же поднял винтовку и направил на Николая.    - Кто может писать, твои? - спросил он с угрозой.    - Нет, мои нет, думаю ваши.    - Тогда остаемся тут, мои, если и пишут, то точно не на чердаке, - он перешел на полутон. - Говори, что тебе известно?    Николай кивнул и поднес палец к губам, призывая хозяина помолчать. После чего прикрыл глаза и представил мужчину с дочерью. Вместо дочери было мутное белесое пятно. Он постарался представить это "пятно" на работе, и увидел стандартный кабинет, офис, где сидела девушка за столом. Перед ней был ноутбук, и несколько листов бумаги, должно быть какие-то документы, она что-то в них поправляла. Но..., если рука с ручкой, вносящей правки, была видна хорошо, то сама девушка по-прежнему была скрыта за белесым пятном. Это было похоже на защиту.    - Она работает в офисе, на компьютере, с бумагами, - произнес Николай шепотом.    - Это все? - спросил хозяин после небольшой паузы.    Николай замотал головой, он вновь поднес палец к губам.    На этот раз информация об опасности исходила из соседней двери с надписью директор. Получалось, девушка работает либо его замом, либо бухгалтером, либо секретаршей, но суть не в этом, главное, что человек, использующий ее в играх с отцом, был ее директором.    - Послушайте, давайте успокоимся, - тихо произнес Николай, - мне самому очень важно понять кое-что.    - Я спокоен, спокоен насколько это возможно в данной ситуации. Вы были бы спокойны, если бы вашей дочери угрожали? - спросил мужчина шепотом.    Николай невольно подивился его слогу, мужчина явно был не из простых, наверняка в прошлом имел за плечами ВУЗ и работу в соответствующем коллективе.    - Я понимаю вас и не собираюсь ничего скрывать, враги ваши рядом с дочерью, а я для вас сейчас единственная возможность узнать что происходит, поэтому предлагаю помочь мне, - шепот Николая был довольно отчетливый, ему даже показалось, что стоит говорить еще тише.    - Чем я могу помочь, - примирительно спросил хозяин и опустил винтовку.    - Фото вашей дочери, если можно?    Брови мужчины удивленно поползли вверх.    - Вы знаете что ей грозит опасность и еще много чего, но не знаете ее в лицо? - произнес он почти нормальным голосом.    - Что вас удивляет, собственно, зачем мне знать ее в лицо, я знаю, что вас шантажируют, и знаю даже, что она совершенно не в курсе, знаю, что это ее директор.    - Откуда вы все это знаете, черт побери?! - повысил голос хозяин.    Николай поднес палец к губам, призывая к тишине. Он почувствовал, что может сказать мужчине правду, ибо тот был готов к ней и допускал многое из того, что не вписывается в материальное представление о мире.    - Если угодно, то я экстрасенс, и вижу место работы девушки, вижу дверь кабинета, но вместо ее лица лишь белесый туман, - прошептал Николай.    - Тааак..., и что же кроме тумана еще, может часть одежды? - со злой иронией спросил хозяин.    Николай задумался.    - Ручка шариковая, синяя, рука с розовым маникюром, - он жестом призвал мужчину помолчать, ибо опять вызывал образ его дочери.    В этот раз туман скрывал ее всю, ибо она сидела за столом, ничего не делая. Ну вот к компьютерной "мышке" потянулась рука, все та же с розовым маникюром и с небольшим серебряным колечком на пальце. Это было уже кое-что, к тому же, колечко со вставкой.    - У нее колечко белое, с зеленым камешком, - произнес Николай тихо.    Хозяин закивал, после чего поставил винтовку в угол и внимательно посмотрел на Николая.    - Этот мир довольно сложный, я не знаю что происходит, но я хочу, чтобы моя дочь была жива и счастлива..., - прошептал он отрешенно. После чего взял винтовку за ствол и прошел мимо Николая, его фигура темнела на фоне окна в тупике чердака.    Мужчина остановился возле стога сена и наклонился, затем выпрямился с чехлом в руке и упаковал оружие, затем спрятал его в прежнем месте.    Это был более чем хороший знак, Николай, вдохновленный пониманием хозяина, поспешил продолжить:    - Понимаете, я не вижу ее лица, кто-то заботится о том, чтобы ее не обнаружили.    Хозяин молча прошел мимо него и жестом увлек за собой.    Они спустились с чердака и прошли в одну из комнат, довольно опрятную, с современной мебелью, новыми светлыми обоями и плоским телевизором на стене. Все это резко контрастировало с кухней.    - Присаживайтесь, - хозяин показал на огромное кресло в стиле ретро, обитое серой материей. Такие сейчас можно без труда найти в мебельных магазинах, ибо для особняков с большой площадью такие громадины были очень даже по теме, чего нельзя было сказать об этой стандартной комнате прямоугольной формы и площадью метров в восемнадцать-двадцать.    - Очень мило, - произнес Николай.    - Да, спасибо доченьке, без спроса пригнала сюда мастеров, они живо разобрались с рухлядью, что уже разваливалась и сделали из комнаты конфетку. Вначале ремонт, потом и все это, - он обвел взглядом мебель.    Двухстворчатый шкаф-купе под потолок с огромными зеркалами, два кресла и стеклянный столик между ними, диван под стать креслам, комод и замечательная современная люстра делали это помещение похожим на рекламу из журналов по интерьеру.    Николай продолжал стоять посредине комнаты. Его внимание привлекло фото на подставке, стоящее на комоде. Лицо молодой девушки в серебристой рамочке было до боли знакомо.    - Садись, чего стоять то? - проговорил хозяин и полез в шкаф.    Николай повиновался и расположился в удобном кресле.    Через секунду он достал массивный альбом довольно старый, и, открыв в самом конце, извлек фотографию.    - Вот, - он протянул фото Николаю.    В первые же секунды, уже, когда он только прикоснулся к фото, он понял что знает эту девушку.    - Моя дочка, - с гордостью, произнес хозяин, - красавица, правда?    - Правда, - произнес Николай и от удивления встал с кресла.    С фото на него смотрела их недавняя знакомая, с которой они встречались в кафе. Такое совпадение не на шутку озадачило Николая. Татьяна, с которой они должны были сегодня пойти в кафе, оказалась дочкой несостоявшегося киллера.    - Ты чего встал то? Знаешь ее что ли? - теперь уже очередь хозяина была удивляться.    - Получается что да, - прошептал Николай и поднес палец к губам. Они совсем расслабились и забыли о прослушке.    Жестами он пригласил хозяина выйти на улицу, но потом передумал и указал на чердак.    Так они вновь оказалась возле стога сена.    - Мы познакомились случайно, но теперь возможно и не совсем, давайте так, расскажите мне все, как на вас вышел этот человек, который угрожает дочери, что он говорил, как он выглядит, пожалуйста, вспомните все что можете, это важно. - Николай не забывал говорить шепотом.    Хозяин согласился.    Человек зашел к нему в гости, выглядел вполне обычно, по описанию вырисовывался портрет интеллигента - в очках и с небольшой бородкой. Он расспрашивал о саде, о сортах яблок, потом невзначай перешел на личную жизнь, сообщил, что является очень высокопоставленным человеком, чиновником, которому поручено довести до сведения хозяина некую информацию.    То, что рассказал этот чиновник, заставило в очередной раз удивиться даже видавшего виды Николая. С его слов опасный для общества рецидивист, который имеет за собой не одно преступление, не должен дойти до суда, где все покупается. Поэтому их организация, борющаяся за чистоту нации, решила избавляться от таких отбросов более действенным способом - просто убивать их, с чем хозяин в общем-то и согласился.    Но, когда зашел разговор про соседа напротив, и что в случае его отказа и предательства его дочь будет нести суровое наказание, мужчина понял, что имеет дело просто с каким-то бандитом, рядящимся в красивые "одежды". Хоть тот и объяснял, что это вынужденная мера, типа иногда нет времени долго объяснять, нужно просто заставить. Но все это было прикрытием, человека нужно было убить и на кону стояла жизнь его дочери. Хозяин долго мучился и попросил время подумать, когда же ему передали колечко с ее пальца, то быстро согласился. Колечко, кстати, позже вернулось к хозяйке и красовалось на ее ручке, как ни в чем не бывало. Все это убедило старика в серьезности их намерений. В общем, в итоге он решил убить человека, который типа страшный бандит, хозяин смог заставить себя поверить в это, для самоуспокоения.    Как бы там ни было, он ждал время "ч" и присматривался ко всему, что происходит на той стороне. Для этого у него был даже бинокль, который он продемонстрировал Николаю.    - Вот в него я наблюдал за вашими прогулками по саду и наблюдал за общением с залезшим бомжем. Я бы уже мог привести приговор в исполнение, но сигнал не поступал, а вот вчера вечером он поступил, - хозяин молча посмотрел на Николая, - мне сказали что вас нужно убрать в течении суток, то есть сегодня-завтра до обеда. И тут являетесь вы и рассказываете такое, - хозяин схватился за голову.    - Не волнуйтесь, ваша дочь будет в безопасности, мы позаботимся о ней, - прошептал Николай убедительно.    - Как вы это сделаете, если даже не знали кто она? - резонно заметил отец.    - Не все так тривиально, не обязательно знать человека в лицо, чтобы помогать ему, а здесь мы не то что знаем, а непосредственно участвуем и общаемся, поэтому не волнуйтесь. Сейчас нужно подумать, как исключить вас из этой цепочки..., - Николай с озабоченным видом замолчал.    - Вот что, извиняюсь, как вас зовут? - поинтересовался хозяин.    - Николай, а вас, простите?    - Федор.    - Очень приятно, наконец-то познакомились, - удовлетворенно произнес Николай.    - Взаимно.    Они пожали друг другу руки, после чего Николай изложил ему план дальнейших действий, исходя сугубо из его, хозяина, безопасности. Было предложено уехать на время в другой город, к родственникам или вообще к незнакомым, последнее даже было предпочтительней и пожить там какое-то время пока не будет получен сигнал отбоя. Николай обязался взять все материальные расходы на себя, благо, деньги у них были, но хозяин отказался, сославшись на солидный задаток.    После недолгих прений было принято однозначное решение про перемещение в город не вызывающий подозрений и не имеющий к родственникам никакого отношения. Выти на связь с Николаем нужно будет уже с другого города, куда следовало отправится на электричке, после чего выкинуть сим карту и достать аккумулятор из мобильного. Такие меры безопасности были необходимы. В дальнейшем, Николай сам должен приехать в будущее место жительства Федора и ждать его на центральном железнодорожном вокзале в определенное время у кассы номер два - раз в неделю, где они обговорят все что происходит и выработают дальнейшую схему взаимодействия, или же наоборот отбоя конспирации.    На удивление Федор оказался вполне адекватным человеком, поэтому согласился с предложенной схемой и пообещал сегодня же вечером уехать по указанному адресу.    Николай заверил его, что лучшее, что он может сейчас сделать для своей дочери, это просто исчезнуть, не позволяя бандитам шантажировать его.    Федор поверил, что Николай сможет позаботится о дочери, что немного удивило даже самого Николая. Хотя, человек, который сталкивается с такими чудесами впервые, становится довольно податливым...    Тем не менее, чувствовалось вмешательство высших сил. Заботливый отец верит и выполняет просьбы человека, которого недавно собирался убить для безопасности дочери. В великое прозрение поверить было сложно, впрочем, ничего удивительного, если допустить что собеседник был соединен невидимой нитью с вечными законами гармонии бесконечной вселенной.    - Вот что, Федор, деньги - задаток, оставьте на столе, напишите записку что не можете сделать этого, поэтому решаетесь покончить с собой, - произнес Николай медленно с расстановкой, - я дам вам денег больше, у меня есть.    После недолгих уговоров хозяин согласился и на это.    Когда все нюансы были оговорены, они расстались. Федор сказал, что верит в Николая и еще раз попросил позаботиться о безопасности дочери, на что получил заверения в не меньшей заинтересованности в том, чтобы с Татьяной было все нормально.    Николай вернулся в дом товарища.    Спустя полчаса, Федор уже выходил из калитки с походным ранцем за плечами.    Рассказав взволнованному Александру все, Николай отнюдь его не успокоил, скорее напротив, теперь товарищ мучился сомнениями в причастности девушки к хитрому плану по их устранению. Все заверения Николая в обратном на него действовали слабо, одним из аргументов против была неспособность почувствовать такую явную опасность, как киллера в доме напротив. То, что Николай осознал это аж на третий день пребывания, лишь усугубляло ситуацию.    - Если ты смог узнать за несколько часов... до своего убийства, а если бы приказ... был на день раньше? То, что же говорить сейчас? Только то, что мы не знаем, что скрывается за этим знакомством, - причитал Александр.    - Мы возьмем пирамиду и бабочек, мы не можем не пойти, это равносильно предательству, да ты и сам это понимаешь..., - парировал Николай.    Они подумали над осведомленностью мэра о киллере, после чего был сделан вывод, что он не посвящен. Кто этот невидимый враг, что так легко нашел киллера, оставалось загадкой, все сводилось к сегодняшней встрече с Татьяной. Надежда на то, что она ничего не знает и просто используется вслепую, подтверждается всем ее поведением, да и самим Николаем, который обычно четко чувствует такое.    Не стоило забывать и про либидо, что Николай также знал, но как-то упустил из вида, сейчас в разговоре с товарищем он задумался и решил не поднимать эту пикантную тему, но сам же отчетливо вспомнил когда-то полученную информацию - то ли во сне, то ли в один из сеансов контакта с высшими силами, о том, что женщина любимое орудие адептов сатаны, они используют их для создания бреши в обороне просветленного. Будучи неосведомленной о цели случайного знакомства, она своим флиртом может вызвать вполне земное желание продления рода, о чем думают даже просветленные. И если девушка обладает умом, красотой и душевными качествами, если она по сути своей на стороне света, то таких, прежде всего, пытаются использовать для раскачивания обороны нужного человека. Ибо все свои положительные качества она обрушивает на его подсознание, забирая энергию и сосредотачивая на себе его силы, которые участвуют в распознании опасности и защите от стороннего влияния. Она не знает своей роли и если он приглянется ей, то еще и поможет его врагам истощить его силы, ибо присмотрев его в мужья, будет действовать, как и большинство женщин - сосредотачивать на себе и требовать внимания. Конечно, бывают и другие представительницы прекрасного пола, которые осознают гораздо больше и своей энергией напротив создает двойную защиту, именно поэтому система воспитывает в женщинах совсем другое.    Как бы там ни было, но сильный инстинкт сохранения рода начинает работать на адептов сатаны, как только включаются эгоистичные эмоции влюбленных, тогда уже можно использовать слабость для крушения защиты и взятия под контроль, что происходит совсем незаметно. Николай ловил себя на мысли, что хочет понравиться незнакомке, значит, ведет себя не совсем естественно и где-то играет, а это уже область лицемерия, чьи вибрации под контролем нижнего мира. Кроме этого, он чувствовал интерес Александра и, возможно, у него зарождалась ревность. Вот весь спектр негатива вроде бы постоянно являющегося попутчиком влюбленных, на самом деле, позволял подцепить человека на крючок, ибо вибрации эгоизма и ревности отлично контролируются адептами сатаны. Им только надо спустить человека на эмоции и инстинкты, дальше уже дело техники.    Удивительно, что люди прошедшие все и выдержавшие многое, попадаются на прекрасном чувстве влюбленности, когда появляется некая слабость в "обороне". Именно поэтому агентура часто подкладывает невест "сильным мира сего".    Сколько нужных им действий совершает "несгибаемое руководство" и "элита" под чарами своей второй половины. Инстинкт продолжения рода - это выживание человечества, без него люди вымрут, поэтому он достаточно сильный и часто используется знахарями. Его прячут за бутафорией в виде секса и наслаждений, престижа иметь рядом красивую женщину и вызывать зависть окружающих, которые смотрят и думают, почему она выбрала его, значит у него много достоинств? И главное, что адепты сатаны внушают через свои СМИ и прочие средства одурманивания масс, своего рода метка, дающая "добро от системы", которая позволяет человеку брать красивых женщин и размножаться, это "фантики" с их станков. Снабжая ими в изобилие своих духовных уродов и шестерок, адепты сатаны множат свои ряды и плодят уродство, которое так им необходимо для контроля над населением планеты. Ибо эти дегенераты с легкостью будут уничтожать собратьев и выполнять любые циркуляры наставников за дальнейший комфорт и власть.    Все это прекрасно было известно Николаю, но он не мог спроецировать это на Татьяну, ибо неосведомленность девушки была явная, значит, ее использую вслепую.    Как бы там ни было, но буквально через пару часов они пойдут к ней на встречу, и возможно хорошо, что Николай задумался и восстановил в сознании эту, одну из главных уловок-орудий слуг темного мира.    За всем этим уже как-то и отодвинулось на второй план их задание от мэра, но это была лишь правильная расстановка приоритетов, то, что рядом и несет большую угрозу, конечно, ставиться впереди.    - Как мы понесем бабочек? - спросил товарищ Николая.    - Вот та, побольше, - он показал Александру на спортивную сумку, заполненную продуктами, - туда поставим баночку с бабочками, впрочем и коробочку с пирамидой.    Они вытащили консервы и пакеты с кашами, и поместили на их место то, что и собирались. Все вместилось довольно хорошо, сумка была средних размеров, небольшая, что не позволяло причислять ее к походной.    - Так, отлично, - произнес Александр. - Я чайку сделаю? Или кофе тебе?    - Нет, лучше чая.    Александр оставил товарища в комнате и захлопотал на кухне.    Вскоре он появился с двумя чашками на подносе и тарелкой с печеньем.    - Вот, прошу, - произнес он, ставя все это на столик.    Друзья присели друг напротив друга.    Чай был очень крепким, как показалось Николаю, что и хорошо.    - Я напополам с заваркой, - произнес Александр, видя реакцию товарища.    - Правильно, нам нужно взбодриться, - поддержал Николай.    После недолгих раздумий Николай все же решился предостеречь товарища.    - Я должен кое-что сказать тебе, это все же важно.    - Да, Коля?    - Постарайся не видеть в Татьяне женщину, - смущенно проговорил Николай, - она красивая и сделать это сложно, но мы не должны ослаблять оборону.    Александр удивленно вскинул брови.    - О чем ты Коля, я и так ее боюсь уже.    - Боятся не надо, но и стараться понравиться там или флиртовать не стоит, это выключает нашу защиту, - спокойно продолжал Николай.    - Честно говоря, это меня сейчас заботит меньше всего, но я приму к сведению, чем черт не шутит, а друг бы начал добиваться ее внимания, - улыбнулся Александр, - я все понял, Коля, только уж и ты сам не забудь...    Николай кивнул с улыбкой.    Оставшиеся пол часа до выхода они провели молча, каждый думал о своем, но это свое сейчас наверняка было общим, ибо думали они о предстоящей встрече и прогнозировали возможные варианты событий.    За пятнадцать минут до шести вечера они вышли из дома и отправились к месту, что обозначили вчера совместно с Татьяной. Сумку с предметами помощи и связи с высшим миром нес Николай, что и понятно.    Прохожие, что встречались по дороге, невольно вызывали пристальное внимание товарищей, в каждом мерещился "диверсант", но, как обычно это бывает, встречались в основном девушки, причем как на подбор довольно симпатичные.    - Эдакий тут цветник, однако, - не выдержал Александр, - даже не знал.    - Есть такое, - поддержал Николай.    На перекрестке, вернее за ним, они остановились и Александр посмотрел на часы.    - Без пяти, - произнес он.    Товарищи осмотрелись и не заметили ничего, что привлекло бы их внимание. За исключением может того, что стало гораздо многолюднее, время было такое - возвращались с работы. Девушки растворились в общей массе и теперь никак не выделялись ни красотой ни количеством, все стало обыденно, если не считать всего того, что привело товарищей на встречу.    Николай почувствовал локоть товарища, тот слегка толкал его, указывая головой направление. Это было несколько неожиданно, они ждали Татьяну с другой стороны.    Она появилась не с места автобусной стоянки, а со стороны своей строящейся дачи.    Девушка улыбалась, она помахала им рукой, товарищи ответили тем же.    - Привет ребята, - произнесла она, подходя к ним.    Товарищи поприветствовали девушку и все пошли по направлению уже известного кафе. Радость Татьяны была искренняя, она действительно хотела их видеть, и конечно, она ничего не знала. Так думал Николай, изучая ее красивое лицо.    От него не ускользнул тот факт, что товарищ ведет себя напряженно.    Татьяна рассказывала, как рабочие справляются со своей задачей по ремонту дома. Все приходится проверять и подгонять, им с ее слов нравится просто сидеть. Когда один фронт работ закончен, то ко второму они приступают только после оплаты, будто она давала им повод усомниться в своей платежеспособности.    - Ну, сейчас такое время, им приходится подстраховываться, - вступился за них Александр, - их наверняка уже обманывали.    - Как же можно так думать, если сделано только половина работы, ладно, если бы двигалось к концу, - отвечала возмущенная Татьяна.    - Увы, к концу они станут еще подозрительней, - продолжал Александр.    Они еще немного обсудили строптивых рабочих и вскоре оказались внутри кафе.    Было довольно малолюдно, они расположились в углу, подальше от остальных и сделали заказ. Немного коньяка, кофе, фрукты и котлеты по-киевски с гарниром. Николай от котлеты отказался, поэтому перед ним была лишь чашечка кофе и рюмка коньяка.    - Ох, ребята, я чувствую себя неудобно, - произнесла Татьяна.    - Перестаньте, об этом не стоит даже думать, это дружеский жест никого ни к чему не обязывающий, - поспешил ее успокоить Николай.    - Тогда успокойте меня, возьмите себе тоже что-нибудь, - взмолилась девушка.    Тут вмешался Александр, он заверил, что с финансами все нормально, даже более чем, поэтому волноваться нет причин. В подтверждении своих слов он подозвал официанта и заказал всем по кусочку шоколадного торта.    - Уж от этого ты не отвертишься, - с улыбкой обратился он к товарищу.    - Ладно, что с вами делать. - Теперь к трапезе присоединился и Николай, массивный кусок торта, не позволял ему чувствовать себя особняком, чего и добивалась Татьяна.    Как бы там ни было, но начинать разговор было необходимо. Поэтому, вскоре Николай предложил выложить всем мобильные телефоны на стол, после чего отключить, и затем просто сесть на них. Что и было проделано всеми беспрекословно.    - Похоже, вас используют, Татьяна, для шантажа вашего отца, - в лоб заявил Николай. - Это делает, возможно, ваш знакомый, - он перешел на полутон.    Девушка удивленно расширила глаза, на ее лице возникла тревога.    Ее тут же поспешили успокоить и заверили, что сейчас ее отец в полной безопасности, как и она, но, важно понять - кто и зачем.    После небольшой паузы, в которой все просто сидели молча, она произнесла:    - Кто этот человек?    Николай повторил описание, которое ему дал Федор и уже в ходе него понял, что Татьяна его узнала.    - Это мой начальник, - произнесла она шепотом, - я буквально пару часов назад с ним виделась.    После чего Николай рассказал ей все как есть. Татьяна слушала внимательно и, казалось, все больше и больше расстраивалась.    Друзья, как могли, подбадривали ее, говоря, что они сейчас сидят тут и планы недоброжелателей сорваны. Теперь остались нюансы, в которых она должна им помочь.    В дальнейшем девушка поведала, что должна с начальником завтра обсудить некие рабочие моменты в офисе, у них назначено на одиннадцать утра. Что, в общем-то вдохновило Николая, он буквально тут же поспешил ее заверить, что обсуждать рабочие моменты отправятся они, а девушка должна будет остаться в безопасном месте, в каком - они должны подумать.    Дом Александра не годился, хотя, почему собственно? - возник резонный вопрос. Это было по любому лучше, чем квартира Татьяны и ее дом.    В итоге, было решено отправиться в частную гостиницу, что была недалеко отсюда и оформить номер на троих, ибо мужчины и женщина хотели типа развлечься.    Приятное времяпровождение было омрачено свалившейся на девушку информацией. Она нехотя кушала торт, коньяк особо не повлиял на тревожное настроение, да и больше чем сто грамм никто не пил, рисковать не хотелось, нужна была светлая голова без всякого одурманивающего допинга.    Как бы там ни было, но, оставив полторта, Татьяна предложила отправиться в гостиницу, она волновалась, что возникнут проблемы с номерами.    Вскоре они вышли из кафе и направились в сторону высотного здания, которых тут было немного. Это и была местная частная гостиница, ее высотность определялась семью этажами, что по здешним меркам было сродни небоскребу.    Квадратной формы, с одним подъездом, этот отель имел не так много номеров, что было объяснимо с точки зрения самого места его расположения. Действительно, сложно было представить туристический бум в этом районе, правда, как сказал Александр, тут недалеко прекрасное озеро с хорошей природой, возможно, это и заставило кого-то вообще возвести в этом месте гостиницу.    Здание отеля было, что называется, из новостроек, красиво оформленные лоджии с рельефной лепкой в виде колон по бокам, предполагали неплохое внутреннее убранство.    На регистрации две девушки, попросили паспорта, мужчины дали свои, а у девушки типа не оказалось. На вопросительный взгляд той, что была постарше, Николай протянул ей купюру и подмигнул со словами:    - Я думаю двух паспортов вполне достаточно.    Администраторша кивнула с еле заметной улыбкой и выдала ключи от номера.    Лифт почему-то не работал, пришлось подниматься по лестнице. Коридоры на этажах были разными, где-то с роскошной мебелью в фойе, а где-то и совсем скромное убранство с двумя креслами и несколькими стульями, что могло говорить о соответствующем классе номеров.    Когда они, наконец, оказались у нужной двери с цифрой тридцать четыре на пятом этаже, то слегка напряглись, ибо виденное до сих пор предполагало все что угодно - и роскошный апартамент с джакузи, а цена была не такой уж и маленькой, и скромный номер с самым необходимым.    Николай повернул ключ и открыл дверь.    Джакузи не было, но все остальное было на уровне, кровати с резными деревянными быльцами и ортопедическими матрасами, огромный телевизор на стене, стол под ретро, шкаф, роскошная ванная комната со стиральной машиной и сушилкой. Все предполагало долгое автономное времяпровождение за исключением кухни, которая ограничивалась столиком и холодильником, правда, в углу на полочке они обнаружили микроволновку - гриль. Так что, при желании, можно было что-то разогреть или приготовить.    В целом довольно чисто и опрятно. За огромным окном в зале, с красивыми шторами, был балкон, на котором стояли кресла из качественного кожзаменителя, между ними находился стеклянный столик. Татьяна сразу же расположилась в одном из них.    - Довольно неплохо, как по мне, - произнесла она с улыбкой.    - А уж нам то и подавно, - поспешил заверить Александр.    - Жалко, что кровати только две, - произнесла девушка.    - Да ради бога, я, например, могу поспать в одном из этих кресел, - продолжал Александр.    - Ночью холодно, тогда уже в комнате, там кресла не хуже, - поддержал Николай. - Но, мы с тобой вольтом нормально расположимся.    В общем огромный зал, комната - кухня, ванная и туалет, все было на уровне и как-то поднимало настроение, ибо не хотелось попасть с девушкой в какую-то халупу.    Николай позвонил на регистрацию и спросил - можно ли кофе? После чего назвал количество и, поблагодарив, положил трубку.    Через пять минут в номер постучали и служащий отеля с тележкой прошел в зал, после чего убрал полотенце и перед постояльцами появилась огромная тарелка с фруктами, вазочка с печеньем, коробка конфет и три чашечки кофе.    На вопрос - мы не заказывали остального, последовал ответ все это входит в счет за номер, включая кофе.    Дав чаевые и, проводив портье, они вынесли поднос с кофе на балкон и поставили на столик, после чего, туда же перекочевало и все остальное.    Да система умеет благодарить за верность, - подумалось Николаю. - Ничто так не вдохновляет ограниченный разум, как комфорт и удовлетворение инстинктов. В такие моменты кажется, что жизнь удалась, что вот он знак свыше, тебе хорошо и ты выше других, тех, кто не может себе позволить такого.    Столь примитивный уровень мышления свойственен многим, даже образованным людям, которые, наблюдая ежедневно за роскошью и, как бы, признанием тех, кого они считали невежами, под воздействием семьи и родственников, которые, как правило, всегда на стороне системы (в плане получения материальных благ), начинали комплексовать. Когда-то многие из них презрительно отвернулись от предложения срубить "быстрые деньги" немного поступившись совестью. Их воспитание не позволяло сделать что-то против других и на этом строить свое счастье, это было не по мужски, это было подло. А ведь именно так и происходит в так называемом бизнесе в большинстве случаев, ты обманываешь кого-то, выдавая некачественный товар за качественный. Тем самым наносишь урон бюджету чужой семьи, чужие дети страдают, зато сам лоснишься от чувства собственной важности, которое тебе придают деньги. И вот тут самое важное, деньги должны "пахнуть", очень важно, за что они получены, ибо, в противном случае наемный убийца становится очень уважаемым человеком, ибо он профессионал и много имеет заказов. Конечно такого не будет, если станет известно как он заработал эти деньги, но для того система и разрабатывает правила и нормы поведения в своем дегенеративном формате, чтобы культивировать подлость и обман, которые приведут к полной зависимости от цветных бумажек.   Эдакое извращение внедрено в сознание масс в большинстве своем нормальных людей. Единственным мерилом состоятельности в отчаявшемся найти справедливость человеке остаются материальные блага, которые дают комфорт их семьям и детям. А облечь последних на нищету в существующем формате не просто свыше их сил, но это и опасно, ибо система бдит, чтобы человек был вписан в ее формат, поэтому она забирает детей в назидание тем, кто вдруг решит идти своим путем, нарушая дегенеративные установки на эгоизм и жажду денег.    Кроме этого, целые институты так называемых "ученых" разрабатывают дальнейшие уловки для людей, пытающихся жить по совести. Все сложнее оставаться на плаву не обманывая хоть в чем-то, хотя бы в уплате налогов и обнародовании доходов, хотя бы во флирте и получении расположения понравившегося человека, в изменах своим половинам, т.е. во вполне обыденном, что типа никак не может повлиять на порядочность в глобальном.    Но в том-то и дело, что дегенераты добиваются просто вашей настройки на искажение действительности, хотя бы в малом, в том, что типа само собой разумеющееся - сокрытии налогов, их уменьшении и т.д. Этого вполне достаточно, чтобы подцепить к вам свой невидимый крючок и начинать манипулировать, корректировать ваши действия и направление развития. Все это связано, поэтому нужен лишь повод, обман и далее уже вас заставят лгать по крупному, ибо все вокруг просто кричит - обмани и стать "успешным", стань типа уважаемым.    Разорвать эти путы возможно с помощью осознания того что происходит, тогда человек перестает обманывать, он умудряется молчать, но не говорить неправду - тем самым не поддерживать дегенеративную систему. И крючки, что когда то были на него наброшены, теряют свою прочность и слетают, оставляя человека свободным. Но лишь до тех пор, пока он где-то не сочинит что-то во благо, - как часто говорят "ложь во спасение". Да есть такое, но с открытым забралом идти на врага, показывая образец мужества и чести - это и есть воспитание противника в промысле божьем. Если же шпионажем и обманом ты борешься с врагом, то тем самым показываешь свою слабость и странную методику "донесения истины". Ты не просвещаешь, не пытаешься изменить заблудших, ты просто работаешь подло на их убийство. И когда достигаешь победы, то утверждаешь в массах нормы поведения, ведущие к "славе и почету", что опять же является искажением действительности, за которую ты уже давно весишь на крючках дегенеративной системы, или сатаны.    Они умело направят тебя в нужную сторону и добьются твоего послушания через боязнь утраты власти, денег, славы, все это в нынешней системе находится под контролем тех, кто решил уничтожить цивилизацию. Поэтому все их привилегии работают только на одно - возвысить дегенерата и опустить человека порядочного. Так что "радуйтесь" те, кто удачно вписался и все выполнил в существующем формате, вы получили награды и отметку во вселенной, где правят законы гармони и развития - что вы дегенерат, т.е. духовный урод, чье существование не имеет никакого смысла. Зато в рамках местной дегенеративной системы ваше существование очень важно - вы помогаете уничтожить население, соучаствуете в глобальном суициде.    Если все это осознавать, принимать не отвлеченно, а как повседневную реальность, которая присутствует здесь и сейчас, то жизнь изменится, отпадут "крючки" и "розовые очки", а у кого-то ширма безысходности и уныния. Становятся объяснимы многие процессы в политике и экономике, которые планомерно ведут людей в бездну. Оставаться равнодушным или продолжать лгать, при понимании этого, будет невозможно. Вот этого и боятся "верховные дегенераты", им необходимо держать людей в узде и не позволять "просыпаться", чему помогают их многочисленные крючки по искажению действительности. Главное, что действиями угодными системе, вы позволяете себе и другим находиться в анабиозе...    Николай поймал себя на том, что смотрит на заходящее солнце, оно едва проглядывало сквозь облака, но, тем самым, позволяло не щуриться. Все мысли, что, казалось, шли с самой вечности, все они в реальном времени промелькнули за несколько секунд. Это стало понятно по действиям соседей, они были в тех же позах, Татьяна ощупывала кресло, а товарищ смотрел вниз, как и несколько секунд назад.    - Иногда хочется забыть обо всем и пожить в таком месте беззаботно, - произнес Александр.    Николай глубоко вздохнул, он был несколько под впечатлением нахлынувшего откровения, хотя это было и не впервой, но все же... Возможно, таким способом восстанавливалось и возвращалось в реальность его сознание, иначе, он бы уже, возможно, как и Александр захотел комфорта и покоя, типа заслуженного.    Татьяна уселась в кресло.    Александр последовал ее примеру, он пощупал материал и проговорил, - хороший заменитель, - после чего поднялся и скрылся в комнате.    Вскоре перед столиком появился стул.    - Ну вот, прошу, - произнес Александр, усевшись на стул и приглашая остальных на кресла.    Все расположились вокруг столика и ароматный кофе, наконец, порадовал гостей своим изысканным вкусом.    - Однако, кофе хорош, - произнес Николай с удовлетворением.    Разговор не клеился, чувствовался некий сюрреализм происходящего. Они пьют кофе в отеле на балконе и не особо заботятся о том, что еще недавно захватывало их полностью. Они спрятались, или считают, что спрятались и теперь расслабляются.    - Завтра, Татьяна, все завтра, только пообещайте, что не будете противоречить. - Неожиданно произнес Николай.    - Я вам доверяю, - тихо ответила девушка.    В это время в небе появилась яркая точка, она резко увеличивалась и достигла размеров заходящего солнца.    Все вытаращились, Татьяна с испугом произнесла:    - Что это, ребята?    - Спокойно, это не представляет опасности, - медленно сказал Николай. Его ощущения говорили именно об этом.    Шар белесого цвета приблизился к отелю и завис прямо над ним.    В лучах заходящего солнца небо в облаках служило фоном, на котором белесая сфера выделялась отчетливо.    Сфера медленно двигалась в сторону, затем резко дернулась и скрылась за зданием отеля.    Друзья стояли на балконе и смотрели вверх.    - Интересно кроме нас еще кто-то это видел? - тихо спросил Александр.    - Думаю, нет, - ответил Николай.    Она появилась с другой стороны, как бы описав круг.    Николай бросил:    - Я сейчас, - и скрылся в комнате.    Он появился через мгновение с сумкой, в которой были бабочки и пирамида.    Извлекая все это на стол, он попросил убрать чашки и тарелку. Татьяна тут же переместила все это в комнату.    - Слишком явная, открытая..., - прошептал Николай себе под нос.    Александр напрягся, он видел, что его товарищ всегда выдержанный и спокойный сейчас нервничал.    Николай поставил пирамиду рядом с баночкой, в которой ползали бабочки, потом посмотрел наверх.    Татьяна, которая все это наблюдала впервые, с изумлением прошептала:    - Какие красивые бабочки..., что с ними будет?    - С ними? Все нормально, - ответил Александр за товарища.    - Да, - подтвердил Николай уже более спокойно, что отметил Александр, как добрый знак. - Сейчас мы спрячемся, - продолжал Николай шепотом.    Сфера вновь зависла над отелем со стороны их балкона.    Светлые нити, ведущие из пирамиды к бабочкам, затем к головам всех присутствующих, стали увеличиваться в размерах. Это отчетливо было видно только Николаю. Из сферы к пирамиде протянулась тонкая, но очень яркая трубочка и вокруг бабочек образовалась туманность. Насекомые забегали быстрее, они даже стали махать крылышками, казалось, они должны мешать друг другу, но им чудесным образом удавалось избегать соприкосновения. Туманность становилась более плотной и белесой.    - Что это? - неожиданно произнесла Татьяна.    Николай бросил взгляд на девушку, она с изумлением показывала на бабочек.    - Это облако, защита, которая сейчас необходима, наверху наши друзья, они помогают, - произнес он, как ни в чем не бывало. - Уф, а я уже напрягся, - закончил Николай загадочно.    - Значит, ты тоже видишь это? - спросил Александр у Татьяны.    - Да, я вижу дымку, - немного испуганно произнесла она.    Николай смотрел на сферу, что парила над ними, и мысленно увеличивал белую трубочку, вскоре она достигла необходимого размера и туман, который уже был белым и густым стал резко увеличиваться, скрывая за собой всех присутствующих.    - Спокойно, так нужно, Татьяна, - проговорил Александр, опережая товарища.    - Я ничего не вижу, даже своих рук! - испуганно произнесла девушка.    - Туман - наше спасение, - подтвердил Николай, - не бойтесь его. Еще несколько секунд и все, - продолжал он успокаивать.    - В жизни не сталкивалась ни с чем подобным, вы и вправду волшебники, - уже спокойно проговорила девушка.    Туман, который парализовал всякое движение, если только не на ощупь, стал расходиться. Еще через минуту он исчез совсем.    Друзья застали друг друга в тех же позах, что и до исчезновения в пелене, двигаться в таких условиях совсем не хотелось.    Они осмотрели друг на друга, после чего Николай стал центром внимания.    - Посмотрите, - девушка кивнула на небо.    Стало понятно, что сфера исчезла вместе с туманом.    Николай призвал всех к спокойствию, мол, теперь мы скрыты от врагов, просто защита приобрела необходимую структуру для прозрачности, после чего попросил Татьяну вернуть кофе, а сам переставил пирамиду и бабочек на подоконник в номере.    Когда на столике вновь были чашки и тарелка с печеньем, все по приглашению Николая, расселись.    - Но все же, что это было в небе? - спросил Александр.    Николая пригубил кофе, затем задумчиво посмотрел на Татьяну.    - Мне тоже это интересно, - произнесла та.    - Вы ведь видели туман, а другие люди его вообще не видели, - начал Николай медленно, - вы уже попали под действие высших сфер, как бы понятней выразиться..., вы отвечаете их вибрациям, и ваше сознание и деятельность позволили создать необходимую формулу, я так это называю, формулу связи с вселенскими законами.    - Спасибо, это очень приятно, - тихо произнесла девушка.    - Нет, комплименты тут не причем, это констатация факта, вы подтвердили это, увидев туман. - Продолжал Николай. - Эти временные неудобства созданы специально для нас, чтобы была видна работа защиты. Другие же люди ничего не видят, но вы видите.    - Да, Татьяна, значит вы на нашей стороне, что не может не радовать, - подхватил Александр.    - Мне казалось, это и так понятно, - немного с обидой произнесла девушка.    - Конечно понятно, но те силы, нехорошие, могли внести коррекцию, - поспешил упокоить Николай, - именно от этих сил сейчас мы защищались с помощью друзей. - Он посмотрел в небо, окрасившееся в свинцово-багровые тона заката.    Наступила пауза, казалось, Николай обдумывал, что сказать.    - Друзья - это уже хорошо, - нарушила молчание Татьяна.    - Да, ребята, ситуация была опасной, в противном случае нам бы пришлось срочно ретироваться, причем постоянно, - Начал Николай. - Наши враги приложили не мало сил, чтобы обнаружить, где мы, и это почти у них получилось.    - Мобильники? - спросила девушка.    - Нет, это контролируется, они выключены, а дополнительные функции блокированы нашими друзьями. - Николай посмотрел на небо. - Есть много других возможностей узнать где мы, но это выходит за рамки известных нам законов.    Николай взял печенье и пригласил жестом последовать его примеру. Это как бы вывело из напряжения товарищей, они последовали его примеру.    - Коля, это были типа инопланетяне? - спросил Александр.    - Да, можно и так сказать, я толком и сам не знаю, но это были люди из высших миров. Там царит гармония, там прогресс и развитие. Наше состояние им небезразлично, как частички во вселенной, которая может либо развиться, либо исчезнуть. Я так понимаю, это входит в их жизненную философию, борьба за миры, которые хотят уничтожить извне. - Николай встал и подошел к перилам, после чего посмотрел на небо, затем на товарищей, - бесконечность таит в себе очень многое, там есть наши друзья и враги, но главные силы мироздания, по крайней мере, в нашей части вселенной развиваются согласно законам гармонии, все, что им отвечает, прогрессирует, а все, что лжет и лицемерит, что руководствуется эгоистичными мотивами, разрушает. Они видят, что наш мир обречен из-за кучки сумасшедших дегенератов, эдаких биозомби - продукта разрушительных сил вселенной, тех, что существуют за счет других, за счет их энергии. Как и все паразиты они не способны к развитию, они способны лишь пожирать то, что создается другими, и для того чтобы их не уничтожили, они вынуждены все искажать, лгать, сокращать население до безопасного уровня. В общем, они вынуждены делать то, что происходит на нашей планете. - Николай вернулся на свое место.    - Нами управляют иные миры? - спросила Татьяна с грустью.    - К сожалению, тормозят, корректируют наше "развитие" в сторону деградации, что ведет всех к гибели, всех, ибо являясь кормом для космических паразитов, типа сатаны, мы чахнем и катимся в пропасть. Законы бесконечной вселенной зачистят безнадежную планету от больной цивилизации, если только мы не проснемся. Чтобы этого не произошло и появляются такие как мы, и мы совсем не одиноки...    - Так вверху пирамиды какие-то инопланетные силы? - не унималась Татьяна.    - У нас на планете это выбранные из наших, отбросы, обладающие целым спектром необходимых качеств, их наделяют властью, дают в руки ложное учение и представление о жизни, потом обрезают сознание до уровня "царства на планете" и получают на выходе биозомби, которые работают на самоуничтожение под ложную иллюзию будущего счастья. - Николай говорил достаточно быстро, но с расстановкой и акцентами, что помогало восприятию. - Вся эта выстроенная система дело рук этих биозомби не без помощи наставников, и многие развились достаточно в допустимых рамках, когда осознавать вселенские законы гармонии еще невозможно, а управлять некими энергиями на планете можно. В таком состоянии они и борются с теми, кто смог выйти за границы дозволенного дегенеративной системой. Но у них это плохо получается, ибо сверху видно все, что они задумали, а им не видно то, что делают "просветленные". Поэтому дегенераты и пытаются получить доступ в те миры и уровни, где бы возможно было видеть, но их программа "обрезания" не позволяет это сделать, сам сатана заботится об этом, чего они вследствие "духовной олигофрении" понять не в силах...    Николай взял очередное печенье и в наступившей тишине раздался хруст. Все невольно улыбнулись.    - Кофе тут хороший и печенье такое же, - проговорил Николай, как ни в чем не бывало.    - Коля, так как насчет произошедшего? - спросил Александр неуверенно.    Николай кивнул, потом посмотрел на девушку.    - Это не без помощи вашего боса, - произнес он, - эти на своем уровне также многое чувствуют. Когда киллер, который является вашим отцом, исчез, они встревожились и включили все свои возможности. Группа посвященных, сидели за столом перед шаром и определяли наше местоположение, причем Татьяна использовалась в качестве "проводника".    Брови девушки удивленно поползли вверх.    - Я их проводник? - изумилась она.    - Это не зависит от вас, - поспешил успокоить Николай, - они просто используют ваше присутствие и наше к вам расположение, поэтому моя защита была нарушена и, более того, она не сигнализировала об опасности.    - Ничего себе..., - прошептал Александр.    - Да, еще немного и нас бы нашли, далее дело техники, мы для этой части - радикальной и как бы антинаучной в своем формате представляем опасность, которую убирают физически. Есть два лагеря этих зомби управленцев, высший - тот, что нас исследует для дальнейшего использования этих знаний в борьбе с такими как мы, а есть те, кто предпочитает физическое устранение с пытками. То есть, попытаться все выведать под шантаж и угрозы, под физическую боль, вплоть до убийства. Нами сейчас занялись отморозки, ибо по договору несколько дней были даны для первой группы, если у нее не получиться и мы не будем взяты под контроль, то начинает действовать вторая группа, что мы и имеем...    - А первая группа отказалась? - уточнил Александр.    - Не совсем, боле того, у них появились разногласия, и некоторые просто откололись, рискуя при этом жизнью. Но соприкосновение с высшими мирами дает подчас поразительные результаты. Эти люди прикоснулись к свету, исследуя его и пытаясь поставить себе на службу, но оказались во власти его вечных законов, что принесло некие плоды, - Николай говорил достаточно медленно, - они просто увидели реальность, а не ту иллюзию, в которую их вогнали, используя не самые положительные качества их души. А когда ты видишь, что впереди пропасть, а не счастливое царствование среди чипированных рабов, то ты начинаешь действовать по-другому. В общем, у нас появились сторонники, от которых мы получили эти напечатанные и ничем не обеспеченные фантики, которые эта шайка нарекает деньгами и полностью держит под контролем. - Николай взял чашку с кофе и допил содержимое.    - Так среди этих отморозков у вас есть друзья, - осведомилась Татьяна.    - Ну не совсем, с отморозками дело хуже, это как раз наименее просвещенная часть и, следовательно, наименее чувствующая высший мир. Они полностью под контролем сатаны, с ними можно разговаривать только на их языке - силы и угрозы. А наши "друзья", как вы изволили выразиться, это более "продвинутая" публика, хоть и тоже зомбированная, но способная войти в контакт с высшими мирами, которые находятся за пределами восприятия дозволенного их хозяином.    - Почему тогда они не помогли нам сейчас? - вставил Александр.    - Эти группы особо не пересекаются и что делают отморозки другие могут лишь предполагать, либо увидеть, выйдя за пределы дозволенного, что опасно и чревато.    - Понятно, значит рассчитывать можно лишь на иные цивилизации, - подвел черту товарищ.    - В трудные моменты, боюсь, что да. Но, как мы видим, с их помощью сегодня у нас все получилось, и те, кто почти вышел на нас, сейчас в растерянности, ибо мы ускользнули из-под самого носа. - Закончил Николай с довольным видом.    Они сидели вокруг стола и молчали, присутствие иных цивилизаций, которые до сих пор можно было увидеть лишь в научно-популярных журналах и фильмах, обретало реальность.    Совсем стемнело и свет от фонарей стал ярче, их было не так много, в основном при дороге к отелю. Балкон освещался из номера, бабочки, что ползали в банке, стали отчетливо видны за окном.    Друзья смотрели на небо и не видели ничего кроме облаков, которые в темноте напоминали грозовые тучи.    - Выбрать направление и лететь в бесконечность, лететь... вечность и встречать что угодно..., сколько миров в этом направлении, сколько цивилизаций и существ? Сколько неведомых нам элементов и химических материалов, сколько неизвестных законов, которые действуют там, и которых нет тут, - произнес Александр задумчиво, - сколько же всего таит в себе бесконечность, это же просто взрыв мозга.    - Ой, - вскрикнула Татьяна и пошатнулась.    - Что? - спросил Николай, поддержав девушку за плечи.    - У меня голова закружилась, - ответила та растерянно.    - Это бывает, мы не можем объять необъятное, - подхватил Николай, - но когда пытаемся, то это вызывает бурю эмоций, неведомых нам. У нас нет никакого опыта из прошлого, когда мы пытаемся представить бесконечность, где нет ни заборов, ни бетонных стен, нет преград - от такого осознания можно и упасть. Все зависит от остроты восприятия.    - Да, уф..., похоже, но по сравнению с этим все меркнет, все..., хочется еще и еще это испытать, - тихо проговорила девушка, - это настолько огромно... и настолько необычно, просто дух захватывает.    - Жалко, что это чувство нельзя вызвать специально, всегда спонтанно, - произнес Александр.    - Нам не следует торчать на балконе все время, это может привлечь внимание, - произнес Николай, глядя на приближающуюся машину.    - Кстати да, если они успели хоть немного запеленговать, то могут сейчас рыскать в этом районе, - поддержал Александр.    Они быстро зашли в комнату и расположились теперь вокруг полированного стола, на котором стоял поднос с пустыми чашками.    Когда они зажгли ночник, на часах было десять вечера. Николай спрятал бабочек и пирамиду в сумку, затем отнес на кухню.    - Все меркнет перед осознанием бесконечности, - тихо произнесла Татьяна, - и наши проблемы в том числе.    Николай услышал это с кухни, когда подыскивал место для сумки.    - Не совсем так, - произнес он. - Мы не знаем нашего значения в этом неведомом мире и довольствуемся лишь тем, что вокруг, как бы, отрезав себя от остального, на это, в общем-то, работают все подконтрольные СМИ. У нас создаются искусственные проблемы в виде нехватки ресурсов, отсутствия работы, проблем в семье и прочего. На самом деле, человек вполне может жить мирно и гармонично с окружающими, но тогда у него будет всего в изобилии - и пищи, и ресурсов и свободного времени, которое будет направлено на постижение тайн мироздания. - Николай с этими словами зашел в комнату. - А это не нужно верховным сумасшедшим, ведь при таком положении общество непременно бы осознало бесконечность пространства и миров, осознало бы, насколько они глупы, создавая искусственные проблемы для удержания под контролем другой части общества. Хотя, это бы внесло то необходимое здравомыслие, что утеряно сейчас - когда размножают тех, кто отмечен дегенеративной системой в виде материальных благ, совсем не принимая во внимание духовные качества, то есть, что из себя представляет человек. Главное деньги, которыми система снабжает самых худших, которые смогли качественно обманывать собратьев во имя своего благополучия. К сожалению, формат системы настроен на выделение именно таких людей.    - Все так, - вставила девушка, - об этом уже много раз говорено, но что значит вся эта возня микробов на пылинке в бесконечности, которая имеет свои законы, - с грустью закончила она.    - А вот это как раз влияние дегенеративной системы, которая заботится, чтобы прикоснувшиеся к свету впадали в уныние и депрессию, но никак не воспаряли духом. Ведь просветленные бойцы не нужны, нужны покорные рабы, пусть неосознанные, но никак не свободные и сильные, способные уличить в невежестве и лжи тех, на кого молится "элита", которая получив "признание" и достаток от хозяев заботится лишь об одном - чтобы все это оставалось с течением времени. И если для этого нужно держать в невежестве весь народ, более того, сокращать его искусственно или даже с помощью войн, то они будут это делать, и делают. Мы хотим, чтобы, выйдя за рамки дозволенного, на нас сошел некий экстаз, в то время как система, в которой все мы живем, за это наказывает.    Вот и результат - уныние и разочарование, ибо мы притащили с собой именно наш земной опыт, который со своей "колокольни" рассматривает все это. И даже не "земной", а опыт от дегенеративной системы..., - закончил Николай, он также уселся в кресло недалеко от стола.    - Но что же мы можем в рамках бесконечности, с ее законами? Вернее вне всяких рамок, что мы можем сделать здесь? - не унималась Татьяна, - я все понимаю, система заботится о нашем невежестве и наказы